Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 сентября 2013 г. по делу N 33-4881/13 (ключевые темы: уголовное преследование — нравственные страдания — размер компенсации морального вреда — дела частного обвинения — право на реабилитацию)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 10 сентября 2013 г. по делу N 33-4881/13

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Задорневой Н.П.

судей Савина А.Н., Дубинина А.И.

с участием секретаря судебного заседания Антонова А.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика Гадабошевой А.А.

на решение Ессентукского городского суда от 25 июня 2013 года

по иску Севериной О.А. к Гадаборшевой А.А. о компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Савина А.Н.,

В мае 2013 года Северина О.А. обратилась в суд с иском к Гадаборшевой А.А. о взыскании компенсации морального вреда, указав, что по заявлению ответчика в порядке частного обвинения она приговором мирового судьи судебного участка N 4 г. Ессентуки от 01 декабря 2011 года была оправдана в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Ссылаясь на данные обстоятельства, а так же на то, что уголовным преследованием ей причинены нравственные страдания, просила взыскать в ее пользу с ответчика компенсацию морального вреда в размере . рублей \л.д. 2-5\.

Ответчик Гадаборшева А.А. исковые требования не признала, представив возражения на иск \л.д. 77-80\.

Обжалуемым решением Ессентукского городского суда от 25 июня 2013 года исковые требования Севериной О.А. удовлетворены частично.

С Гадаборшевой А.А. в пользу Севериной О.А. взыскана компенсация морального вреда в размере . рублей. В удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в размере превышающей указанную сумму, то есть . рублей, отказано. Решение суда о праве истца на компенсацию морального вреда мотивировано ее незаконным уголовным преследованием \л.д. 48-52\.

В апелляционной жалобе ответчик Гадаборшева А.А. просит решение суда отменить и в удовлетворении иска отказать, указав, что с приговором суда она не согласна, а для привлечения частного обвинителя к гражданской ответственности, предусмотренной ст. 151 ГК РФ, необходимо установить противоправность его действий, наличие вины. Полагает, что специальная правовая норма, предусматривающая возмещение частным обвинителем морального вреда, лицу, оправданному по уголовному делу частного обвинения отсутствует. Считает, что судом не дано надлежащей оценки представленным доказательствам, ее доводам; неправильно определены обстоятельства дела, а так же применен материальный закон, нарушены нормы процессуального права \л.д. 114-119\.

Возражений на апелляционную жалобу не поступило.

Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав истца Северину О.А., полагавшую жалобу не подлежащей удовлетворению, проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия не находит оснований к его отмене.

В соответствии со ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Согласно ст. 136 УПК РФ, иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред ( ст. 1101 ГК РФ).

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.10.11 года N 22-П «По делу о проверке конституционности ч. 1 и ч. 2 ст. 133 УПК РФ в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н. Сардыко», специфика правовой природы дел частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется частным обвинителем, ограничивает применение к ним положений гл. 18 УПК РФ. Вынесение мировым судьей оправдательного приговора в отношении подсудимого по такому делу не порождает обязанность государства возместить причиненный ему вред (если он не был причинен иными незаконными действиями или решениями судьи), поскольку причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, необходимость обеспечения требования УПК РФ о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию ( ч. 2 ст. 6 УПК РФ), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотребления своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.11.11 года N 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Таким образом, частный обвинитель также несет неблагоприятные последствия, включая и возмещение причиненного истцу морального вреда, с учетом продолжительности уголовного преследования, характера физических и нравственных страданий, фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.

Судом установлено, что Гадаборшева А.А. 23.09.2011 года обратилась к мировому судье судебного участка N 4 г. Ессентуки с заявлением о возбуждении в отношении Севериной О.А. уголовного дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 4 г. Ессентуки от 01 декабря 2011 года Северина О.А. оправдана в совершении данного преступления, за отсутствием в ее действиях состава преступления. За Севериной О.А. признано право на реабилитацию \л.д. 29-37\.

Данный оправдательный приговор мирового судьи оставлен без изменения судом апелляционной и кассационной инстанций, и в силу требований ст. 61 ГПК РФ обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом \л.д. 11-28, 38-44\.

В ходе рассмотрения дела установлено, что в обоснование обвинения Севериной О.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, Гадаборшева А.А. О.А. ссылалась на то, что 15.07.2011 года входе возникшей между ними ссоры, Северина О.А. накинулась на нее, стала избивать, а Гадаборшевой А.А. оставалось только обороняться.

Однако, из приговора мирового судьи судебного участка N 4 г. Ессентуки от 01 декабря 2011 года, а так же постановления суда апелляционной инстанции — Ессентукского городского суда от 23 марта 2012 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 03 октября 2012 года, следует, что суд не установил в действиях обвиняемой состава преступления, критически отнесся к показаниям частного обвинителя, расценив их как следствие желания привлечь Северину О.А. к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, стремление избежать привлечения ее к уголовной ответственности за совершение преступления средней тяжести по уголовному делу возбужденному в отношении нее 20 августа 2011 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Таким образом, на момент обращения к мировому судье судебного участка N 4 г. Ессентуки с заявлением о привлечении Севериной О.А. к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, Гадаборшевой А.А. было известно о возбужденном в отношении нее уголовном деле и отсутствием в действиях Севериной О.А. преступного деяния по предъявленному ей Гадаборшевой А.А. частному обвинению.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что суд пришел к обоснованному выводу о том, что заявление в порядке частного обвинения было необоснованным, тем не менее, частный обвинитель не отказывался от обвинения, что свидетельствует о злоупотреблении правом и желании причинить вред истцу.

В связи с чем, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истца, поскольку в результате действий ответчика истец испытывал нравственные страдания, связанные с переживаниями по поводу уголовного преследования, боязни быть незаконно осужденным, необходимостью доказывать свою невиновность.

Доводы апелляционной жалобы в указанной части основаны на ошибочном толковании норм материального права, а так же направлены на переоценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами статей 12 , 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене постановленного решения суда, а так же поскольку не привели и не могли привести к неправильному разрешению дела (п. 3 и п. 6 ст. 330 ГПК РФ).

Вместе с тем исходя из правил компенсации морального вреда, установленных ст. 1101 ГК РФ, а так же конкретных обстоятельств данного дела, продолжительности уголовного преследования, избранной меры пресечения, представленных доказательств, с учетом объема и характера, причиненных истцу нравственных страданий, степени вины их причинителя, а так же учитывая что ответчик Гадаборшева А.А. имеет на иждивении 5 детей, ее муж является инвалидом . группы, требования разумности и справедливости, судебная коллегия считает необходимым снизить размер взысканной судом компенсации морального вреда до . рублей.

Следовательно, апелляционная жалоба ответчика Гадаборшевой А.А. подлежит частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 327 , 327.1 , 328 , 329 , 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

Решение Ессентукского городского суда от 25 июня 2013 года в части определенного судом размера компенсации морального вреда подлежащего взысканию в пользу Севериной О.А. с Гадаборшевой А.А. изменить, снизить размер взысканной с Гадаборшевой А.А. в пользу Севериной О.А.компенсации морального вреда до . рублей и увеличить сумму размера компенсации морального вреда во взыскании которой отказано до . рублей.

Смотрите так же:  Договор прекращения аренды нежилого помещения

Это же решение Ессентукского городского суда от 25 июня 2013 года в остальной части оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Гадаборшевой А.А. удовлетворить частично.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Возмещение вреда лицу, уголовное преследование которого осуществлялось в порядке частного обвинения (Кузнецова А.Д.)

Дата размещения статьи: 02.04.2016

Проблема реабилитации по уголовным делам частного обвинения носит острополемический характер, поскольку до сих пор не получила должного разрешения ни в законодательстве, ни в правоприменительной практике.
До недавнего времени суды отрицали саму возможность применения положений гл. 18 УПК РФ к лицам, в отношении которых уголовное преследование производилось в частном порядке, мотивируя это тем, что уголовно-процессуальный закон не содержит указаний о распространении норм о реабилитации на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование в отношении которого осуществлялось в порядке частного обвинения.
В очередной раз преодолеть фрагментарность уголовно-процессуального закона удалось благодаря позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ, который разъяснил, что законодательные нормы, регламентирующие возмещение ущерба, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод в уголовном судопроизводстве, не содержат положений, исключающих ответственность государства за незаконные действия (или бездействие) и решения суда по той лишь причине, что уголовное преследование осуществлялось в частном порядке . Таким образом, высший судебный орган обратил внимание правоприменителя на то, что право на реабилитацию возможно не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.
———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П // СЗ РФ. 2011. N 43. Ст. 6123.

Дальнейшую детализацию данное положение получило в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», где вслед за Конституционным Судом дифференцирован порядок возмещения вреда, причиненного гражданину в связи с производством по уголовному делу частного обвинения в зависимости от субъекта, чьи действия повлекли незаконное обвинение или осуждение.
В п. 8 Постановления от 29 ноября 2011 г. N 17 указано, что, если уголовное преследование по делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ч. 1 и ч. 4 ст. 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются. Вместе с тем за лицом, права которого нарушены, остается возможность обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства для решения вопроса о возмещении ему вреда (п. 7 Постановления).
В тех случаях, когда причиненный вред является следствием незаконных решений со стороны рассматривающего данное дело мирового судьи или суда вышестоящей инстанции, правоотношения по реабилитации, возникающие в производстве по делам частного обвинения, остаются в сфере действия гл. 18 УПК РФ . При этом не имеет значения, что предпосылкой для постановления обвинительного приговора мировым судьей послужило обвинение, исходившее от частного обвинителя.
———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П.

Из вышеизложенного следует, что обязанность возмещения причиненного вреда несет либо частный обвинитель, если вред причинен только его незаконными действиями, либо государство, когда причинителем вреда является суд, т.е. когда, в последнем случае, лицо было привлечено к уголовной ответственности по делу частного обвинения и осуждено, а впоследствии приговор был отменен и лицо было оправдано или дело прекращено по реабилитирующим основаниям.
Если порядок возмещения вреда реабилитированному в случаях, когда причинителем вреда выступает суд — по крайней мере на концептуальном уровне, — установлен, то пора определиться и с порядком восстановления нарушенных прав и законных интересов лиц в случаях, когда причинителем вреда выступает частный обвинитель.
В первую очередь рассмотрим вопрос о компенсации морального вреда, поскольку любое преступление так или иначе сопровождается душевными, моральными переживаниями, испытываемыми подсудимым в результате ухудшения жизненных обстоятельств.
В Гражданском кодексе содержится общая норма о возмещении лицу морального вреда, причиненного действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151 ГК РФ). Кроме того, в Кодексе имеется и норма об основаниях возмещения морального вреда в сфере уголовного судопроизводства. В ней указывается, что компенсация вреда, причиненного гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, производится государством в полном объеме и независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК РФ). Частный обвинитель в этой норме не упоминается. Вместе с тем специальный порядок компенсации морального вреда по делам частного обвинения в законе также не установлен.
Анализ судебной практики показал, что еще недавно некоторые суды исходили из того, что применению подлежат положения ст. 1070 ГК РФ, согласно которой возмещение морального вреда, причиненного гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности, в том числе незаконного уголовного преследования в порядке частного обвинения, осуществляется за счет средств частного обвинителя независимо от его вины.
Например, Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в одном из своих определений указала, что с учетом требований ч. 5 ст. 133 УПК РФ, согласно которой в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства, и положений ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, в том числе незаконного уголовного преследования в порядке частного обвинения, осуществляется за счет средств частного обвинителя независимо от его вины .
———————————
Определение N 33-2241/2011: Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (первый квартал 2011 г.), утв. Постановлением президиума Свердловского областного суда от 29 июня 2011 г.

Однако из сложившейся на сегодняшний день судебной практики следует, что вред, причиненный незаконным уголовным преследованием по делам частного обвинения, компенсируется на общих основаниях, т.е. в соответствии с положениями ст. 1064 ГК РФ, в которой одним из обязательных условий наступления ответственности названа вина причинителя вреда. Такая практика была скорректирована решениями Конституционного Суда. Так, в Постановлении от 17 октября 2011 г. N 22-П указано, что реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины.
Таким образом, вред, причиненный гражданину в результате необоснованного обвинения со стороны частного обвинителя, подлежит возмещению по общим правилам деликтной ответственности, т.е. в действиях причинителя вреда должен быть установлен полный состав гражданского правонарушения, элементами которого являются противоправность поведения нарушителя, причинная связь между таким поведением и наступившим вредом, а также вина причинителя вреда (ст. 1064 ГК).
Объектом полемики является и вопрос о том, что понимать под противоправностью действий со стороны частного обвинителя, а именно каким образом установить тот факт, что подача заявления о преступлении не имела под собой никаких оснований, а обращение в суд в частном порядке было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу, т.е. имело место злоупотребление правом.
Возможность обращения к мировому судье с заявлением в порядке частного обвинения предусмотрена законом. Так, согласно Конституции РФ в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина; каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. ст. 45 и 46). Статья 22 УПК РФ предусматривает право лица выдвигать и поддерживать обвинение по уголовным делам частного обвинения в установленном Уголовно-процессуальном кодексом порядке.
Таким образом, само по себе обращение в суд с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения не может быть признано незаконным только лишь на том основании, что в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не нашло своего подтверждения. В противном случае ставились бы под сомнение конституционное право каждого на обращение в государственные органы и право на судебную защиту, выступающее, как неоднократно указывал Конституционный Суд, гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина.
В большинстве случаев суды отказывают в признании за лицом права на возмещение вреда в силу того, что, обращаясь в правоохранительные органы, частный обвинитель реализовал гарантированное Конституцией РФ право на обращение в суд. Например, Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда, отказывая в удовлетворении исковых требований лица о компенсации морального вреда, указала, что в данном случае со стороны частного обвинителя имела место реализация им конституционного права на обращение в органы, к компетенции которых относится рассмотрение поданного заявления. Оснований считать указанные действия злоупотреблением правом не имелось .
———————————
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11 июня 2013 г. по делу N 33-6712/2013 // СПС «Гарант».

Следует признать, что в этом случае надлежащей правовой защиты у лица, в отношении которого незаконно возбуждено дело по заявлению частного обвинителя, de facto не существует. Несмотря на то что Уголовным кодексом РФ предусмотрена возможность привлечения лиц, являвшихся частными обвинителями, к уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), судами подобных дел по заявлениям оправданных лиц не рассматривалось.
Вместе с тем в судебной практике по делам о рассмотрении исков о возмещении морального вреда имеются примеры, когда противоправность действий частного обвинителя подтверждается вступившим в законную силу оправдательным приговором судьи. Так, в Апелляционном определении Свердловского областного суда доводы частного обвинителя о том, что истица (оправданная по делу частного обвинения) не доказала причинение ей нравственных страданий, были отвергнуты просто потому, что в данном случае причинение морального вреда незаконным привлечением к уголовной ответственности предполагается .
———————————
Апелляционное определение Свердловского областного суда от 12 апреля 2012 г. по делу N 33-4015/2012 // СПС «Гарант».

Следует согласиться с той точкой зрения, что «преодолению подобного неединообразия судебной практики может способствовать разъяснение высших судебных инстанций относительного того, какие обстоятельства следует рассматривать в качестве доказательств злонамеренности поведения частного обвинителя по делам о возмещении вреда, причиненного оправданному лицу» .
———————————
Севастьянова Ю.В. Особенности реабилитации по делам частного обвинения // Адвокат. 2014. N 7. С. 11 — 16.

Немало проблем возникает и в связи с возмещением материального вреда. Как правило, лица при оправдании (прекращении дела) по делам частного обвинения наряду с требованием о компенсации морального вреда заявляют и требования о взыскании сумм, выплаченных ими за оказание юридической помощи. Анализируя формирующуюся судебную практику судов общей юрисдикции, можно увидеть противоположные подходы к решению вопроса о том, в каком порядке подлежат рассмотрению подобного рода заявления: одни суды рассматривают заявления о возмещении расходов, понесенных на оплату услуг адвоката в связи с привлечением к участию в уголовном деле, в порядке гражданского судопроизводства. Другие же, напротив, в порядке ст. 399 УПК РФ.
Конституционный Суд РФ с учетом того, что в судебной практике в настоящее время отсутствует единообразие в вопросе о том, на основании каких норм должно осуществляться взыскание расходов на адвоката в пользу реабилитированного лица по делам частного обвинения, а также о том, какие обстоятельства подлежат при этом установлению судом, рекомендовал либо законодателю уточнить порядок реабилитации в этой части путем внесения изменений в действующее законодательство, либо Верховному Суду РФ дать разъяснения по вопросам судебной практики . Пока данная рекомендация не выполнена.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 1057-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2014. N 2.

Смотрите так же:  Как правильно слово договор

Однако анализ решений Конституционного Суда позволяет прийти к выводу о том, что вопрос о возмещении расходов, понесенных лицом в ходе рассмотрения уголовного дела, в том числе расходов на оплату услуг представителя, подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.
Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 1057-О указано, что расходы на оплату услуг представителя не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования по смыслу ст. 15 «Возмещение убытков» ГК РФ. Эти расходы, как следует из изложенной правовой позиции Конституционного Суда, могут быть взысканы на основании и в порядке, предусмотренном ст. 1064 ГК РФ. Истолкование положений ст. 1064 ГК РФ в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.
Таким образом, восстановление прав лица, нарушенных в результате действий частного обвинителя — гражданина, может быть осуществлено на основании общих положений о деликтных обязательствах, содержащихся в ст. 1064 ГК РФ, что подтверждается судебной практикой.
И поскольку обязанность возмещения вреда согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ может быть возложена на частного обвинителя, то следовало бы предупредить последнего о возможных неблагоприятных последствиях его деятельности. Указанные моменты судопроизводства, связанные с предупреждением заявителей по делам частного обвинения о гражданско-правовой ответственности, будут способствовать уменьшению количества необоснованных обращений в суд.
В связи с реализацией предлагаемой мною позиции необходимо дополнить ч. 6 ст. 318 УПК РФ текстом следующего содержания: «Заявитель предупреждается о гражданско-правовой ответственности».
Также представляется нецелесообразным использование термина «реабилитация» для обозначения порядка восстановления прав лица, если причинителем вреда выступает частный обвинитель, поскольку из анализа норм уголовно-процессуального законодательства следует, что ответчиком в реабилитационных отношения всегда выступает государство. Более точным является использование понятия «возмещение вреда», что в полной мере согласуется с нормами Гражданского кодекса РФ, регламентирующими порядок возмещения вреда лицу, причиненного в результате необоснованного уголовного преследования по делу частного обвинения, когда причинителем вреда является гражданин.

Пристатейный библиографический список

Севастьянова Ю.В. Особенности реабилитации по делам частного обвинения // Адвокат. 2014. N 7.

Заявление о взыскании морального вреда по делу частного обвинения

Официальный сайт Камбарского районного суда Удмуртской Республики создан для объективного и полного информирования граждан о деятельности суда, с целью повышения доверия общества к судам, открытости и доступности правосудия. Сайт обеспечивает реализацию конституционных принципов открытости и гласности.

В целях реализации положений Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» в суде ведется работа по размещению в разделе «Судебное делопроизводство» подробной информации о движении дел, результатов их рассмотрения, а также текстов судебных актов.

В целях обеспечения принципов открытости и доступности правосудия на сайте суда организован раздел «Обращения граждан», в котором Вы можете задать вопросы, касающиеся организационной деятельности суда, поделиться своими пожеланиями, оставить отзывы и предложения.

Исковые заявления и иные заявления, требующие процессуального решения, в том числе ходатайства (заявления)по электронной почте и через раздел «Обращения граждан» не принимаются, поскольку действующим процессуальным законодательством предусмотрен иной порядок подачи таких заявлений и жалоб. С установленным порядком подачи документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа можно ознакомиться в разделе сайта «Документы суда».

Не доказал в уголовном судопроизводстве — отвечай в гражданском суде

Уголовно-процессуальным кодексом РФ (УПК РФ) предусмотрено, что в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 частью первой (побои), 128.1 частью первой (клевета) Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.

В соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, наряду с иными обстоятельствами, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форма вины и мотивы.

Определяя статус потерпевшего по делам частного обвинения одновременным статусом частного обвинителя, законодатель возлагает на частного обвинителя обязанность несения бремени доказывания, а также обязанность возместить имущественный вред, устранить последствия морального вреда в случае реабилитации подсудимого.

Так, в Камбарский районный суд обратился гражданин М. с исковым заявлением к гражданке К. о взыскании компенсации морального вреда в сумме 50000 рублей.

Районным судом при рассмотрении данного иска было установлено, что по заявлению гражданки К., поданному в Судебный участок Камбарского района УР, было возбуждено уголовное дело о привлечении гражданина М. к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка Камбарского района УР гражданин М., обвинявшийся частным обвинителем К. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, был признан невиновным в совершении указанного преступления и оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Районный суд при вынесении решения руководствовался следующими нормами права.

В соответствии со ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В силу п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Оправдание по любому из оснований, предусмотренных ч.2 настоящей статьи, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК РФ (ч.3 ст.302 УПК РФ).

В соответствии со ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранения последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу положений ч.1 и ч.2 ст.20, 21, 43, ч.9 ст.132, 147, ч.3 ст. 246 и ст. 318 УПК РФ обвинение по уголовным делам частного обвинения в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший, который несет бремя доказывания оснований обвинения и связанный с этим риск неблагоприятных последствий ввиду несостоятельности обвинения, включая обязанности, связанные с правом обвиняемого на реабилитацию (глава 18 УПК РФ).

С учетом приведенных выше положений действующего законодательства, а также принимая во внимание обстоятельства дела, суд посчитал, что поскольку обвинение К. в причинении ей гражданином М. побоев признано несостоятельным, то ответчица, которая являлась частным обвинителем по уголовному делу, несет риск неблагоприятных последствий, включая и возмещение причиненного истцу морального вреда.

Поэтому в соответствии с данными положениями законодательства, суд пришел к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения требований истца, поскольку в ходе рассмотрения дела установлено, что истец был необоснованно привлечен к уголовной ответственности, в результате чего испытывал нравственные страдания.

Таким образом, обращаясь в суд с заявлением о привлечении кого-либо к уголовной ответственности за совершение преступления, гражданин должен помнить, что он должен доказать состав преступления, обязан представить соответствующие доказательства. В противном случае при вынесении оправдательного приговора по уголовному делу он может оказаться ответчиком в гражданском деле, с которого оправданный вправе просить суд компенсировать ему моральный вред в денежном выражении.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-5248/2015 (ключевые темы: уголовное преследование — дела частного обвинения — частное обвинение — реабилитация — оправдательный приговор)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-5248/2015

судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда

в составе: председательствующего Яковлевой В.В.,

судей Самодуровой Н.Н., Черкуновой Л.В.,

при секретере Моревой Н.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Лаптева Е.Н. на решение Ставропольского районного суда Самарской области от 04 марта 2015 года, которым постановлено:

«Исковые требования Лаптева Е.Н. — удовлетворить частично.

Взыскать с Кузьминова Н.Д. в пользу Лаптева Е.Н. в счет компенсации морального вреда «данные изъяты») рублей.

В остальной части исковых требований — отказать.

Взыскать с Кузьминова Н.Д. в пользу Лаптева Е.Н. расходы по оплате государственной пошлины в размере «данные изъяты» рублей».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Самодуровой Н.Н., суд апелляционной инстанции

Лаптев Е.Н. обратился в суд с иском к Кузьминову Н.Д. о взыскании компенсации морального вреда, указав, что противоправными действиями частного обвинителя Кузьминова Н.Д. ему причинен моральный вред, а именно на протяжении всего судебного процесса, в течение двух месяцев он был вынужден участвовать в качестве подсудимого (в семи судебных заседаниях), отвечать на вопросы связанные с надуманными и необоснованными обвинениями. Он и его семья переживали относительно уголовного преследования. Также действиями Кузьминова Н.Д. причинен вред доброму имени и деловой репутации истца. Просит суд взыскать с Кузьминова Н.Д., компенсацию морального вреда в сумме «данные изъяты» рублей,

Смотрите так же:  Встать на военный учет без прописки

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Лаптевым Е.Н. ставится вопрос об отмене решения суда и о постановке нового решения об удовлетворении иска в полном объеме.

Стороны в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела уведомлены заблаговременно в надлежащий адрес. Об отложении рассмотрения дела не ходатайствовали, о причинах невозможности явки в судебное заседание не уведомили. При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает возможным на основании ст. 167 ГПК РФ рассмотреть дело в отсутствие сторон.

Проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы, в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в «данные изъяты» час. на пересечении улиц «адрес» произошло ДТП с участием автомашин «данные изъяты» — под управлением Кузьминова Н.Д. (ответчика) и «данные изъяты» — под управлением Лаптева Е.Н. (истца).

ДТП произошло по вине ответчика, нарушившего п. 10.1 Правил дорожного движения РФ.

ДД.ММ.ГГГГ Кузьминов Н.Д. обратился в ГУ МВД России по ПФО с заявлением о привлечении Лаптева Е.Н. к уголовной ответственности по факту «данные изъяты»

Из заявления Кузьминова Н.Д. следует, что Лаптев Е.Н. с применением насилия похитил у него золотую цепочку и биту.

По данному факту ОП N 23 У МВД России по г. Тольятти проведена проверка в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК РФ.

ДД.ММ.ГГГГ старшим оперуполномоченным ОУР ОП N 23 майором полиции ФИО1 в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного «данные изъяты» УК РФ отказано за отсутствием состава преступления.

ДД.ММ.ГГГГ Кузьминов Н.Д. обратился в мировой суд судебного участка N105 Комсомольского района г. Тольятти Самарской области с заявлением в порядке частного обвинения по ч. 1 ст. 116 УК РФ в отношении Лаптева Е.Н.

30.04.2014 года постановлением мирового судьи судебного участка N 105 Комсомольского района г. Тольятти Самарской области принято к производству уголовное дело частного обвинения по заявлению Кузьминова Н.Д. о привлечении к уголовной ответственности Лаптева Е.Н. по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Частный обвинитель Кузьминов Н.Д. обвиняет Лаптева Е.Н. в том, что ДД.ММ.ГГГГ в «данные изъяты» часов после ДТП, произошедшего «адрес» где потерпевший Кузьминов нарушив ПДД РФ , въехал в заднюю часть автомобиля Лаптева, в связи с чем, последний нанес побои Кузьминову, а именно: схватив его за футболку, вытаскивая из машины, порвал цепочку, которая оставила след в виде кровоподтека шеи справа, а в продолжении нанес удар дверью автомобиля по руке. Причинив физическую боль, в результате чего у потерпевшего образовалась гематома левого плечевого сустава.

23.06.2014 года Приговором мирового судьи судебного участка N 105 Комсомольского района Самарской области Лаптев Е.Н. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. За Лаптевым Е.Н. признано право на реабилитацию. Приговор вступил в законную силу 04.07.2014 года.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно исходил из положений действующего законодательства о реабилитации и норм Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, изложенных в п. 8 Постановления N17 29.11.2011 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» следует, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, действующее законодательство о реабилитации в части взыскания причиненного имущественного и морального вреда за счет казны государства не распространяется на уголовные дела частного обвинения.

Вместе с тем, защита таких лиц и их права на возмещение материального и морального вреда в случае прекращения уголовного дела частного обвинения в связи с отсутствием в деянии состава преступления предусмотрена законом, но в порядке гражданского судопроизводства.

Определяя статус потерпевшего по делам частного обвинения одновременным статусом частного обвинителя, законодатель возлагает на частного обвинителя обязанность несения бремени доказывания, а также обязанность возместить имущественный вред, устранить последствия морального вреда в случае реабилитации подсудимого.

Ответчиками по таким делам должны выступать частные обвинители, возбудившие уголовное преследование.

По смыслу абз. 3 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В данном случае уголовное дело, возбужденное в отношении истца, является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем, поэтому при определении оснований для компенсации морального вреда суд правильно исходил из положений п. 1 ст. 1099 ГК РФ, согласно которому основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 22 УПК РФ предусматривает право лица выдвигать и поддерживать обвинение по уголовным делам частного обвинения в установленном данным Кодексом порядке.

Таким образом, возможность обращения к мировому судье с заявлением в порядке частного обвинения предусмотрена законом.

Использование данного способа защиты нарушенного права не является противоправным.

Такой подход согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, содержащейся в п. 4, 5 Постановления от 17.10.2011 г. N 22-П «По делу о проверке конституционности части 1 и 2 ст. 133 УПК РФ в связи с жалобами граждан, согласно которой, дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего, по которым, сам потерпевший осуществляет уголовное преследование — обращается за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывает факт совершения преступления, виновность в нем конкретного лица. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (частного обвинителя).

Необходимость обеспечения требования Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ч. 2 ст. 6), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу.

Таким образом, лицо, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, вправе требовать компенсации морального вреда в случае незаконного возбуждения в отношении него уголовного преследования со стороны частного обвинителя, в соответствии со ст. 151 ГК РФ при установлении вины частного обвинителя в противоправности его действий.

Следовательно, вопрос о том, являются ли конкретные обстоятельства, связанные с частным обвинением, основанием для удовлетворения исковых требований к частному обвинителю о денежной компенсации морального вреда или для отказа в их удовлетворении зависит от виновных действий обвинителя.

Суд правильно признал, что действия Кузьминова Н.Д. связанные с возбуждением уголовного преследования в отношении Лаптева Е.Н. являлись недобросовестными и были обусловлены как личной неприязнью к истцу на почве произошедшего между сторонами конфликта, так и в целях самозащиты от обвинений истца в заведомо ложном доносе и клевете.

При таких обстоятельствах, когда установлено, что уголовное дело, возбужденное в отношении Лаптева Е.Н., является делом частного обвинения, уголовное преследование осуществлялось частным обвинителем Кузьминовым Н.Д., уголовное преследование являлось необоснованным, истец оправдан по частному обвинению, суд правильно взыскал с ответчика компенсацию морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, судом обоснованно учтены: обстоятельства дела, степень нравственных страданий истца, связанных с переживаниями по поводу уголовного преследования — боязни быть незаконно осужденным, необходимостью доказывать свою невиновность, а также фактических обстоятельств дела — отсутствием тяжких последствий, принципы разумности и справедливости.

Проанализировав собранные по делу доказательства в совокупности и дав им надлежащую правовую оценку, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению в части.

Решение суда является законным и обоснованным и не имеется правовых оснований для его отмены, так как судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая оценка и спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Для отмены или изменения постановленного судом первой инстанции решения по основаниям, указанным в статье 330 ГПК РФ, в апелляционном порядке не имеется.

Доводы апелляционной жалобы Лаптева Е.Н. о несогласии с решением суда, судом апелляционной инстанции не могут быть приняты во внимание, поскольку данные доводы были предметом рассмотрения в суде первой инстанции и получили в решении суда правильную правовую оценку.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции

Решение Ставропольского районного суда Самарской области от 04 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Лаптева Е.Н. — без удовлетворения.

Настоящее апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия, и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение 6 месяцев.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Заявление о взыскании морального вреда по делу частного обвинения