Банкротство юридических лиц

Заказать в Красноярске услуги адвоката, специализирующегося на банкротстве, вы можете прямо здесь. Банкротство – это процедура, сопровождающаяся длительным и сложным процессом его признания. Здесь необходимо прилагать большие усилия со стороны всех лиц, включенных в процедуру.

Юрист, вовлеченный в процесс, поможет определить наиболее оптимальный способ признания юридического лица банкротом, подготовит полный перечень необходимых документов и будет сопровождать клиента на всех этапах признания его банкротом.

Стоимость услуг, а также специфику их оказания вы можете уточнить по телефону. Наберите контактный номер, и вы получите подробную консультацию по всем вопросам, связанным с банкротством.

В связи с вступлением в законную силу нового уголовно-процессуального кодекса, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатская деятельность в уголовном судопроизводстве получает новое содержание.

С расширением процессуальных полномочий защитника закономерным образом повышаются и требования к профессиональным и личным качествам каждого адвоката.

Между тем нельзя не отметить весьма опасные, нездоровые тенденции в адвокатском сообществе. Две наиболее опасные, тесно взаимосвязанные между собой тенденции и стали предметом настоящего спецкурса.

По данным криминологического исследования, проведенного Московской городской коллегией адвокатов (МГКА), среди самых серьезных проблем сами профессиональные защитники называют коррупцию в органах правосудия, чудовищно активную деятельность посредников, которыми часто становятся адвокаты, в особенности, бывшие работники правоохранительных органов.3

Другой, не менее серьезной проблемой в последние годы становится активное участие адвокатов в деятельности организованных преступных формирований. Адвокат, вовлеченный в организованную преступную группу или сообщество (далее «вовлеченный» адвокат), как правило, оказывает им свои услуги на постоянной основе, «курирует» дела ОПГ (ОПС), консультирует о способах подготовки, совершения и сокрытия преступлений, средствах и методах раскрытия и расследования посягательств, применяемых правоохранительными органами.

Адвокаты, включенные в систему защиты транснациональных преступных организаций, прошли естественный отбор, заявив о своей активной атакующей позиции, которая не позволяет следователю рассматривать защитника, как бессловесную процессуальную неизбежность4. На сегодняшний день широко распространено «содержание» защитников буквально «в штате» ОПГ (ОПС). В этих условиях недобросовестные адвокаты выполняют не только процессуальные функции, но и, например, находят и подкупают свидетелей и лжесвидетелей защиты, фальсифицируют доказательства в интересах ОПГ (ОПС), служат каналом передачи информации между преступной группой и арестованным, выступают подстрекателями и пособниками в даче взяток должностным лицам правоохранительных и судебных органов и т.п.

Наиболее высокой степенью общественной опасности характеризуются ситуации, когда верхушка преступного формирования «напрямую» или через недобросовестного адвоката имеет коррумпированные связи с руководством суда и/или правоохранительных подразделений. В подобного рода преступных связях «коррумпированный» адвокат становится одновременно и «вовлеченным». В этом случае следствие и суд превращаются в фарс, конкретный следователь или судья из процессуально самостоятельного лица превращается в заложника, «ложась между молотом и наковальней», где «молот» – собственное коррумпированное руководство, а «наковальня» – организованное преступное формирование.

Таким образом, «вовлеченный» и «коррумпированный» адвокат (которые, как видим, часто «объединяются» в одном лице) в нынешней криминальной обстановке — это одно из самых опасных проявлений организованной преступности и коррупции. Этот тип правонарушителя следует рассматривать как одного из самых сильных, жестоких и беспринципных противников законности и правопорядка. На борьбу с «вовлеченными» и «коррумпированными» адвокатами необходимо обратить самое пристальное внимание, прежде всего, самой российской адвокатуре, всем судебным и правоохранительным органам. Не должна остаться в стороне и доктрина.

Однако обратим внимание на то, что ни наука и практика пока не обращают должного внимания на эти опаснейшие тенденции. Что это? Досадное недоразумение, упущение науки и практики или сознательное замалчивание об одной из самых «неприглядных» проблем в деятельности уголовной юстиции?

Ничто из излагаемого в рамках спецкурса ни в коем случае не должно бросать тень на все профессиональное адвокатское сообщество. По нашему глубокому убеждению подавляющее большинство адвокатов — это честные и порядочные люди, для которых закон и профессиональная этика — главные ориентиры в работе.

Но, как и в любой профессиональной среде, будь то органы МВД, прокуратура, суд и др., в адвокатуре появляются случайные люди, которые ради сиюминутных интересов, легкой наживы готовы на любое нарушение закона и этических норм.

Итак, предлагаемый спецкурс является первой попыткой межотраслевого исследования преступлений и иных правонарушений, совершаемых недобросовестными адвокатами в интересах коррупционеров и членов ОПГ (ОПС).

Результатом исследования автор видит такую систему знаний, которая позволила бы различным категориям слушателей составить наиболее полное представление о характеристике наиболее общественно опасной противоправной деятельности недобросовестных адвокатов. После тщательного изучения междисциплинарной (уголовно-правовой, криминологической, криминалистической) характеристики правонарушений слушатели должны перейти к изучению практики борьбы с соответствующими посягательствами, рассмотреть наиболее эффективные, и вместе с тем основанные на строгом соблюдении закона, средства и способы противодействия коррупции и организованной преступности, необходимым «звеном» в которой является недобросовестный адвокат.

В рамках исследования последовательно решались следующие задачи:

— изучены статистические, социологические и иные эмпирические данные о рассматриваемом виде правонарушений. В общей сложности по специальной программе было изучено 180 уголовных дел, где участвовали адвокаты-защитники. Запрашивались и изучались уголовные дела о преступлениях, совершенных адвокатами в связи с осуществлением ими своих полномочий в сфере уголовного судопроизводства (65 дел), а так же дисциплинарная практика органов адвокатуры (82 дисциплинарных производства из 12 территориальных коллегий адвокатов), проводилось анкетирование и интервьюирование различных категорий практических работников (42 адвоката, 210 прокуроров и их помощников, следователей). В работе также использовались данные социологического исследования факторов, влияющих на деятельность адвокатов Московской городской коллегии адвокатов (МГКА), проведенного НИИ судебной защиты коллегии5.

— дана оценка пределам предусмотренных законом прав и полномочий адвоката, выход за которые образует состав того или иного правонарушения. Рассмотрена уголовно-правовая характеристика типичных преступлений, совершаемых адвокатами, а так же характеристика типичных нарушений УПК РФ;

— выделены криминалистически значимые признаки преступлений, необходимые для противодействия незаконной деятельности адвокатов со стороны различных заинтересованных субъектов: органов адвокатской палаты, органов юстиции, правоохранительных органов, граждан-доверителей;

— самостоятельной задачей в рамках поставленной цели рассматривалась характеристика типичных особенностей личности конкретных категорий правонарушителей, которые автором определены как «коррумпированный» адвокат и «вовлеченный» адвокат» (См. глоссарий).

Одним из перспективных результатов разработки и внедрения спецкурса автором видится формулировка рекомендаций комплексного, межотраслевого характера по вопросам предупреждения, выявления и пресечения преступлений и иных правонарушений в среде вновь создаваемых в России адвокатских образований, уголовно-правовыми, криминологическими, криминалистическими и иными средствами.

В нашем государстве идет процесс возрождения российской адвокатуры как важнейшего института гражданского общества6. Идет формирование нового законодательства, новой организационной структуры профессионального сообщества. На «волне перемен» в адвокатских образованиях, как и любой профессиональной среде, появляются случайные люди, которые ради сиюминутных интересов, легкой наживы готовы на любое нарушение закона и этических норм. Поставить им заслон – жизненно важная задача даже не столько для их процессуальных противников, сколько для самой адвокатуры и для всего общества, для каждого, кто идет к адвокату в надежде на праведную защиту, квалифицированную и честную юридическую помощь.

Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве, средства предупреждения и нейтрализации

Юрий Петрович Гармаев
Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве, средства предупреждения и нейтрализации. Монография

Ищенко Евгений Петрович – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, Заслуженный юрист РФ, заведующий кафедрой криминалистики Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина

Баев Олег Яковлевич – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, заведующий кафедрой криминалистики Воронежского государственного университета

Желающие могут скачать электронные приложения к книге по ссылке https://yadi.sk/d/08vy2nQGoG7WJ

Принятые сокращения

Закон об адвокатуре – Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02 № 63-ФЗ

ИВС – изолятор временного содержания

МГКА – Московская городская коллегия адвокатов

МСОГ – межведомственная следственно-оперативная группа

НАЗ – негласная аудиозапись

ОБЭП – отдел по борьбе с экономическими преступлениями

ОД – отдел дознания

1) Особый порядок – речь идет о двух институтах уголовного процесса, двух группах норм: 1) обеспечивающих особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40 УПК РФ); 2) обеспечивающих возможность заключения досудебных соглашений между сторонами обвинения и защиты (п. 61 ст. 5, глава 40.1 УПК РФ);

ОПГ (ОПС) – организованная преступная группа (организованное преступное сообщество)

ОРД – оперативно-розыскная деятельность

ОРМ – оперативно-розыскные мероприятия

ОТМ – оперативно-технические мероприятия

ПТП – прослушивание телефонных переговоров

Руководитель СО – руководитель следственного органа

СИЗО – следственный изолятор

СМИ – средства массовой информации

УР – уголовный розыск

УК РФ – уголовный кодекс Российской Федерации

УПК РФ – уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Терминологический словарь

1. Адвокатское образование – существует в следующих формах: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро, юридическая консультация (ч. 1 ст. 20 Закона об адвокатуре)

Смотрите так же:  Приказ 598 от 2008 года

2. Адвокат «с предшествующим опытом работы» – адвокат, работавший в правоохранительных органах или в суде до получения статуса (См. 3.2.1)

3. Адвокат «без предшествующего опыта» – адвокат, не работавший в правоохранительных органах или в суде до получения статуса (См.3.2.3)

4. Адвокат – «молодой специалист» – адвокат без предшествующего опыта работы, работающий в адвокатуре непродолжительное время

5. «Вовлеченный» адвокат – адвокат – член ОПГ (ОПС), выступающий не только в качестве защитника по уголовным делам против членов преступной группы (сообщества), но и как соучастник преступлений, совершаемых преступным формированием (См. 3.2.6)

6. «Коррумпированный» адвокат – адвокат, состоящий в коррупционных связях с должностными лицами суда и/или правоохранительных органов – представителей стороны обвинения (См. 3.2.11)

7. «Контактный» адвокат — адвокат, поддерживающий конструктивные, доброжелательные отношения с судьями и представителями стороны обвинения (См. 3.2.10)

8. «Неконтактный» адвокат – адвокат, не умеющий или не считающий нужным поддерживать указанные отношения (См. 3.2.8)

9. «Адвокат-скандалист» – (здесь) крайняя степень «неконтактности», адвокат, постоянно вступающий в конфликты с участниками процесса (См. 3.2.9)

10. «Неоплаченный адвокат» — (здесь) адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного расследования или суда, в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ (См. 3.2.12)

11. «Оплаченный адвокат» – адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по соглашению с доверителем, в порядке ч. 1 ст. 50 УПК РФ (См. 3.2.12)

12. Заподозренный (заподозренное лицо) – физическое лицо, в отношении которого у представителей стороны обвинения фактически имеется подозрение в совершении преступления, но статусом подозреваемого (ст. 46 УПК РФ) оно не обладает. Речь идет, например, о лице, в отношении которого проводится проверка (ст. 144 УПК РФ) или ОРМ до возбуждения уголовного дела.

13. Коллегия адвокатов – добровольное объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. Основное адвокатское образование по закону «Об адвокатуре в СССР», действовавшему до вступления в силу действующего Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

14. Президиум коллегии адвокатов – исполнительный орган коллегии адвокатов по закону «Об адвокатуре в СССР», действовавшему до вступления в силу Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

15. Правило ч. 2 ст. 18 закона об адвокатуре – норма действующего закона об адвокатуре, о том, что адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии) (См. гл. 2)

16. Субъект противодействия – лицо, совершающее умышленные действия, направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу См. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. – Свердловск, 1992. – С. 18, 29–31.

Адвокат и правительство не могут наладить сотрудничество в вопросе организации лечения Ованнеса Арутюняна

Как мы уже сообщали, 21 марта адвокат члена группы “Сасна црер” Ованнеса Арутюняна Айарпи Саркисян получила решение Европейского суда по правам человека, в котором правительству Армении выдвинуто требование перевести Арутюняна в гражданскую больницу и организовать его дальнейшее лечение.

Однако до настоящего момента сотрудничество между адвокатом и правительством в этом вопросе не установлено, стороны обвиняют друг друга.

Айарпи Саркисян утверждает, что правительство не выполняет требование ЕСПЧ о перевода своего подзащитного в гражданскую больницу. По словам адвоката, Ованнеса перевели в больницу, обследовали, не оказав медицинской помощи, после чего снова доставили в тюрьму “Нубарашен”.

“Его привезли и оставили там в нечеловеческих унизительных условиях, без медицинской помощи. Он испытывал боли, у него проблемы с внутренними органами, есть даже кровотечение, но они говорят о консилиуме. В соответствии со вторым требованием Евросуда должна быть сформирована группа врачей, но нельзя затягивать решение этого вопроса по неуважительной причине”,- отметила адвокат.

Правительству помимо перевода Ованнеса Арутюняна в гражданскую больницу выдвинуто также требование о формировании медицинской комиссии для обследования Арутюняна, чтобы на основе полученных результатов выбрать необходимое лечение.

По словам Айарпи Саркисян, вовлеченный ими врач, который находится за границей, хочет получить ответы всех обследований, в том числе рентген-снимки, но их не предоставляют. Вместо этого предоставлено описание рентген-снимков, что недостаточно.

11-12 марта адвокат отправилась в “Больницу для осужденных”, чтобы взять эти документы, но ей сказали, что сотрудника нет на месте. Сейчас Айарпи Саркисян вновь требует предоставить ей эти бумаги, но их не предоставляют.

“Говорят, якобы в ноябре мне предложили привести своего врача, чтобы на месте осмотреть, но якобы я отказалась. На самом деле наш врач находился за границей, и нужно было отправить ему (медицинские документы). Кроме того отмечают, что якобы мне предложили снять на телефон, но якобы я отказалась. Это ложь, так как я сама предложила снять на свой телефон, но они отказались”.

Адвокат также отметила, что вовлеченный с их стороны врач хочет знать, какие специалисты вошли в сформированную здесь группу, чтобы аналогичных специалистов включили и они, однако эта информация не предоставляется.

В ответ на заявление замминистра юстиции Артака Асатряна о том, что Айарпи Саркисян затягивает выполнение просьбы о предоставлении списка предлагаемых ими врачей, адвокат разместила сегодня на своей фейсбуковской странице документы, свидетельствующие о том, что отправленную министерством 24 марта записку она получила 27 марта и на следующий же день без опоздания оприходовала ответ.

Вовлечённый адвокат

Заведующий адвокатской конторой
Скуратов Александр Николаевич
моб.тел. +79507578790
Кодотел: +7 (47396) 46-770
e-mail: [email protected]

Рожков Юрий Александрович
моб.тел. +79507567330
e-mail: [email protected]

Скуратова Наталья Геннадьевна
моб.тел. +79515494234
e-mail: [email protected]

Источник знаний?

Как известно, книга — источник знаний. Адвокат, чтобы поддерживать свою квалификацию, просто вынужден обращаться к специальной юридической литературе. На днях попала ко мне в руки примечательная книга Ю.П. Гармаева «Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве». Автор Ю.П. Гармаев — заведующий кафедрой прокурорско-следственной деятельности Иркутского института повышения квалификации прокурорских работников Генеральной прокуратуры РФ, советник юстиции, кандидат юридических наук, доцент — в общем, весьма уважаемый и авторитетный человек.

Хотя раньше я не встречал его книг, отнес это только на свою дремучесть и недостаточно глубокое изучение специальной юридической литературы. Аннотация к книге сулила «многоотраслевую характеристику незаконной деятельности адвокатов в сфере уголовного судопроизводства». Книга предназначена работникам правоохранительных органов, судьям, адвокатам, а также гражданам, обращающимся в адвокатуру за юридической помощью. Поскольку исследование носит междисциплинарный характер, то его результаты могут быть использованы учеными — представителями разных юридических наук, преподавателями и студентами юридических вузов. Кстати, книга достаточно редкая — тираж всего 3000 экземпляров.

Кстати, а почему незаконная деятельность именно адвокатов в уголовном судопроизводстве, вроде бы ст.49 УПК РФ оперирует понятием «защитник»? Им ведь может быть не только адвокат, но и иные, допущенные наряду с ним, лица? А у мирового судьи — и допущенные лица вместо адвоката? Ну, ладно, спишем на авторский замысел.

Помня, что книга — источник знаний и, предвкушая приобретение обещанного бесценного опыта, я перевернул обложку и стал изучать «межотраслевую характеристику», тем более что книга хоть и написана суховато, но оторваться от прочтения невозможно.

Изучив «исследование», я выяснил, что лично меня, как адвоката (хотя я по наивности раньше этого и не предполагал), можно привлечь к уголовной ответственности чуть ли не по половине статей УК РФ, перечисленных в книге.

Автор разбил преступления на основные адвокатские преступления (или преступления адвоката-исполнителя) и сопутствующие преступления адвокатов (или преступления адвокатов-соучастников). Отдельно выведены нарушения адвокатами требований УПК РФ. Кстати, Гармаев Ю.П. предлагает довольно интересную классификацию адвокатов. Он делит нас на подвиды: адвокат «с предшествующим опытом», адвокат — «молодой пенсионер», адвокат «без предшествующего опыта».

А по уровню квалификации — «неквалифицированный адвокат» и «высококвалифицированный адвокат»; «вовлеченный» адвокат и «невовлеченный» адвокат; «неконтактный» адвокат, соответственно — «контактный» адвокат, адвокат — «скандалист», «коррумпированный» адвокат, а также оплаченный и неоплаченный адвокат.

К основным преступлениям известный правовед Ю.П. Гармаев отнес преступления адвокатов против правосудия (гл.31 УПК РФ), преступления против порядка управления (ст. 319, 320, 324, 325, 327, 330 УК РФ), преступления адвокатов против конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст.136-139 УК РФ), преступления адвокатов в сфере экономики (ст.159, 174, 174-1, 175,1 98 УК РФ) и др.

Какие же действия ставятся в вину адвокату? Долго искать не пришлось. В практике часто бывает так, пишет Гармаев Ю.П., что адвокат, вступивший в дело уже после дачи клиентом признательных показаний, при первой встрече с подзащитным наедине и конфиденциально ему разъясняет, насколько невыгодны для него первоначальные показания, а затем они формулируют линию защиты, основанную на отрицании своей вины и выдвижении «новой версии защиты», заведомо для обоих не имеющих ничего общего с правдой. Сторона защиты пыталась ликвидировать это противоречие, заявляя двумя основными группами способов — путем обвинения субъектов расследования в применении незаконных методов расследования или же путем ссылок на иные причины: плохое самочувствие, боязнь уголовного преследования и т.д. (1).

Смотрите так же:  Гражданский кодекс договор оказания услуг акт

Или если вторая группа способов относительно безобидна, то различные обвинения субъектов расследования в применении незаконных методов расследования — это уже, знаете ли, попахивает клеветой (ст. 297 УК РФ). Таким заявлениям, сетует автор, на суде и следствии не дается надлежащей правовой оценки. Суд ограничивается лишь фразой о том, что показания подсудимого о применении к нему насилия и других незаконных методов не нашли своего подтверждения. И далее — никаких правовых последствий для защитника. А надо, по мнению автора, защитника-клеветника привлечь к уголовной ответственности, ежели ничего не подтвердилось. Что если защитник, например, в суде заикнулся о незаконных методах, а проведенная проверка их почему-то не установила — все, приехали. Пожалуйте, товарищ (господин, гражданин) адвокат, на одну скамью с подзащитным. А много ли проведенных таким образом проверок выявили факты незаконных методов расследования? А если подзащитный указывает, что преступление совершено другим лицом, то получите ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос).

И Верховный суд, по мнению Гармаева Ю.П., не прав, указав в обзоре судебной практики за 2 полугодие 1997 года по делу Незнамова (2) «заведомо ложные показания подозреваемого о совершении преступления другим лицом заведомо ложный донос не образуют, поскольку были даны с целью уклониться от уголовной ответственности и являлись способом защиты от обвинения. Приговор по ч.2 ст.306 УК РФ отменен, и дело прекращено за отсутствием состава преступления».

С точки зрения Гармаева, это разъяснение высшей судебной инстанции никак не обосновано с позиции закона. Что же, неплохо, неплохо.

А есть еще скрытая форма клеветы. Это вообще загадочная штука. Автор описывает ее так: «В общем — кругом враги, а он друг и одинокий воин» и не может их перебороть» (3). Как вы догадались, «одинокий воин» — это, конечно же, защитник. Только привлечь его к уголовной ответственности проблематично, — продолжает сокрушаться автор. Зато обещает, что основы методики и расследования этих посягательств мы рассмотрим в следующей книге. То есть, если адвокат в кассационной жалобе все равно отстаивает свою точку зрения, которая идет в разрез в приговором суда, — это опять клевета.

А как вам такое трактование ст. 310 УК РФ, о разглашении данных предварительного расследования? «Особенно опасным может быть ознакомление защитником посторонних лиц с материалами уголовного дела, полную копию которого вправе получить адвокат после окончания предварительного расследования ст.53 УПК РФ. Поскольку у опытного адвоката в личном деле может храниться множество копий уголовных дел, в которых он участвовал в качестве защитника, то возникает соблазн использования их, по меньшей мере, для распространения опыта, обучения» (4). То есть, если решил опытный коллега поделиться секретами мастерства с молодым адвокатом на примере материалов давно оконченного уголовного дела — уголовная ответственность по ст. 310 УК РФ ему обеспечена. Заметим, что речь вовсе не идет об уголовном деле, в материалах которого содержится государственная тайна (ч.5 ст. 49 УПК РФ).

Ну а если адвокат, ловко лавируя среди десятков составов преступлений (я не преувеличиваю), предусмотренных УК РФ и рассмотренных Гармаевым Ю.П., избежит уголовной ответственности, то наверняка нарвется на нарушение требований УПК РФ. А это уже основание для дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения статуса.

Что же делать молодому и неопытному работнику правоохранительных органов против матерого адвоката, которого хлебом не корми — дай нарушить какую- нибудь норму законодательства?

И просто ли ограничился Ю.П. Гармаев (не забываем, что он заведующий кафедрой, кандидат юридических наук и просто уважаемый человек) перечислением нарушений закона со стороны адвоката? А вот вам и совет практического работника. «В Иркутский институт повышения квалификации прокурорских работников поступила просьба от одной из прокуратур субъекта РФ. Просьба заключалась в том, чтобы работники института помогли выработать тактику нейтрализации незаконного противодействия со стороны адвоката по уголовному делу об изнасиловании и убийстве несовершеннолетней.

Адвокат обвиняемого, арестованного по делу, пыталась подстрекать свидетелей обвинения к изменению показаний, срывала и затягивала следственные и судебные действия, чем, по существу, заблокировала процесс расследования» (с учетом того, что неопытный следователь не был готов к такому противодействию). Гармаев Ю.П. советует тщательно изучить реквизиты ордера, представленного адвокатом, и указывает, что, в соответствии с приказом МЮ РФ от 05.08.2002 года №217 «Об утверждении формы ордера», имеются требуемые реквизиты: регистрационный номер адвоката, номер удостоверения, стадия рассмотрения дела и (или) наименование органа учреждения организации, основания выдачи ордера, кем выдан ордер, должность, ф.и.о. и подпись лица, выдавшего ордер, оттиск печати.

Отсутствие любого из указанных реквизитов, по мнению Гармаева Ю.П., делает выданный ордер недействительным. То есть, не указал адвокат реквизиты соглашения или постановления о назначении, и все, ордер недействителен (5). А многим ли при участии в суде при осуществлении защиты по назначению было вынесено и вручено постановление о назначении подсудимому защитника? А если и эти реквизиты в ордер не вписать, защитник участвует в деле незаконно или нарушает, по мнению Гармаева Ю.П., ч. 4 ст. 49 УПК РФ, устанавливающую правило допуска защитника к участию в деле.

Разумеется, указанные нарушения легко исправимы, констатирует правовед, но так как адвокат был приписан к адвокатской палате другого субъекта РФ, ему потребовалось два дня, для того чтобы решить этот вопрос. Итог — неугодный защитник устранен.

А как же право на выбор защитника? И если права привлеченного к уголовной ответственности лица защищал ненадлежащий субъект, что делать с доказательствами по делу, не влечет ли это нарушения права на защиту?

Так что внимательнее, коллеги, при получении ордера, а то не ровен час, отстранят от участия в деле. А когда «нарушения» исправят — будет поздно.

Аналогичных примеров пруд пруди. Перечислять их в рамках небольшой статьи нереально да и нет смысла. Удручает тенденция, которая в последнее время отражена в общей политике в отношении адвокатуры. Теперь эту тенденцию хорошо бы поставить на теоретические рельсы. Прочтя 512 страниц мелкого убористого текста книги, знаниями я обогатился и «опыт», безусловно, приобрел. Одно радует — тираж «источника знаний» всего 3000 экземпляров.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ НЕДОБРОСОВЕСТНЫМИ АДВОКАТАМИ В СФЕРЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: КОММЕНТАРИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА(Ю.П. Гармаев)

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 9 сентября 2002 года
Ю.П. ГАРМАЕВ
Гармаев Юрий Петрович — старший следователь отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Республики Бурятия, советник юстиции, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского государственного университета.
Рецензент:
Китаев Н.Н. — заслуженный юрист РФ, почетный работник прокуратуры, кандидат юридических наук.

Принятые сокращения:
ИВС — изолятор временного содержания
МГКА — Московская городская коллегия адвокатов
МРОТ — минимальный размер оплаты труда
МСОГ — межведомственная следственно — оперативная группа
ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями
ОД — отдел дознания
ОПГ (ОПС) — организованная преступная группа (организованное преступное сообщество)
ОРД — оперативно — розыскная деятельность
ОРМ — оперативно — розыскные мероприятия
ОТМ — оперативно — технические мероприятия
ПТП — прослушивание телефонных переговоров
СИЗО — следственный изолятор
СМИ — средства массовой информации
УБОП — управление по борьбе с организованной преступностью
УР — уголовный розыск
ФСНП — Федеральная служба налоговой полиции
Терминологический словарь
1. Адвокатские преступления (преступления адвокатов) — преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве.
2. «Основные» адвокатские преступления (преступления адвоката — исполнителя) — ограниченный перечень преступлений адвокатов, совершаемых, как правило, ими лично в качестве исполнителей или соисполнителей (в том числе и в качестве специальных субъектов) преступления (подробно об этом см. гл. 2).
3. «Сопутствующие» преступления адвокатов (преступления адвоката — соучастника) — фактически любые посягательства, предусмотренные Особенной частью УК РФ, в совершении которых адвокат принимает участие как пособник, а равно как подстрекатель и организатор (подробно об этом см. гл. 3).
4. «Вовлеченный» адвокат — адвокат — член ОПГ (ОПС), выступающий не только в качестве защитника по уголовным делам против членов преступной группы (сообщества), но и как соучастник преступлений, совершаемых преступным формированием.
5. «Коррумпированный» адвокат — адвокат, состоящий в коррупционных связях с должностными лицами суда и / или правоохранительных органов — представителей стороны обвинения.
6. Адвокат «с предшествующим опытом работы» — адвокат, ранее, до получения статуса, работавший в правоохранительных органах или в суде.
7. Адвокат «без предшествующего опыта» — адвокат, ранее, до получения статуса, не работавший в правоохранительных органах или в суде.
8. Адвокат — «молодой специалист» — адвокат без предшествующего опыта работы, работающий в адвокатуре непродолжительное время.
9. «Контактный» адвокат — адвокат, поддерживающий конструктивные, доброжелательные отношения с судьями и представителями стороны обвинения.
10. «Неконтактный» адвокат — адвокат, не умеющий или не считающий нужным поддерживать указанные отношения. «Адвокат — скандалист» — (здесь) крайняя степень «неконтактности», адвокат, постоянно вступающий в конфликты с участниками процесса.
11. «Неоплаченный адвокат» — (здесь) адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного расследования, прокурора или суда, в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ.
12. «Оплаченный адвокат» — адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по соглашению с доверителем, в порядке ч. 1 ст. 50 УПК РФ.
13. Субъект противодействия — лицо, совершающее умышленные действия, направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу (см.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, 1992. С. 18, 29 — 31).
14. «Нераспознаваемое» преступление — деяние, подпадающее под все признаки состава того или иного преступления, реально распространенное в практике, однако, как правило, не расцениваемое правоприменителями как преступное, в силу недостаточности практики привлечения лиц к уголовной ответственности за такие посягательства, по иным причинам (подробно об этом см. гл. 3).

Смотрите так же:  Претензия о расторжении договора подряда образец

1. Общая характеристика совершаемых преступлений
В комментарии, посвященном пределам полномочий адвокатов в уголовном судопроизводстве и характеристике типичных правонарушений, совершаемых недобросовестной их частью, была дана общая классификация всех видов посягательств по различным основаниям.
Прежде всего, по отношению к уголовно — правовому критерию классификации все допускаемые адвокатами нарушения классифицируются на преступления и иные правонарушения.
В настоящем исследовании переходим к комплексной характеристике типичных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном процессе.
Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и методов защиты в уголовном судопроизводстве. Однако выявление, раскрытие и расследование этих преступлений, вступление в законную силу приговоров имеют важное значение для борьбы с любыми проявлениями незаконных средств и методов профессиональной защиты.
Если иметь в виду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами, предположительно, один из самых высоких в структуре преступности.
Своеобразной причиной высокой латентности анализируемых преступлений является правовой нигилизм, ненадлежащая профессиональная квалификация части работников правоохранительных органов, не желающих вникать в характеристику преступной деятельности адвокатов, вопросы квалификации, выявления и расследования этих преступлений. Каждый следователь, оперуполномоченный, дознаватель хотя регулярно сталкивается с нижеописанными преступлениями недобросовестных адвокатов, с десятками «загубленных», «разваленных» их неправомерными действиями уголовных дел, тем не менее не желает задумываться над тем, как поставить заслон хотя бы самым общественно опасным незаконным средствам и методам профессиональной защиты.
Кроме того, в правоохранительных органах существуют определенные ведомственные стандарты, своеобразные «традиции». Так, полномочиями возбуждения уголовного дела в отношении адвоката обладает только прокурор (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ). Возбужденное уголовное дело вправе расследовать только следователи прокуратуры (пп. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ). А поскольку дела в отношении адвокатов не являются для следователей прокуратуры «традиционной» категорией, такой, как убийства (ст. ст. 105 — 108 УК РФ), преступления против половой свободы и половой неприкосновенности (ст. ст. 131 — 135 УК РФ), должностные преступления (ст. ст. 285 — 293 УК РФ) и другие, заявления и сообщения о таких преступлениях бывают крайне редко. А потерпевшие от них в ведомственной отчетности как категория дел «отдельной строкой» не выделяются. Прокурорские работники не очень — то и стремятся создавать себе дополнительную работу, потому что каждый понимает, какими трудностями будет сопровождаться расследование такого дела. Каких-либо научных и методических рекомендаций по уголовно — правовой квалификации, криминалистической тактике и методике расследования уголовных дел против адвокатов также не существовало.
Кроме того, своеобразной причиной низкой выявляемости преступлений адвокатов является феномен, который в рамках настоящего исследования условно назовем «нераспознаваемостью» преступлений.
Проблема во многом имеет свои корни в психологической сфере. По мнению психологов, неправильно было бы думать, что сличение всегда или в большинстве случаев осуществляется как развернутое сознательно действие. Часто сличение, сравнение, узнавание происходит мгновенно, целостно. Речь идет о так называемом симультанном узнавании. Такое узнавание характеризуется автоматизмом сравнения объекта с эталоном, хранящимся в памяти узнающего. Субъект не производит сознательного сравнения того и другого .
———————————
Шехтер М.С. Психологические проблемы узнавания. С. 73 — 78.
Практика применения уголовного закона подтверждает, что этот тип узнавания довольно часто встречается и при квалификации преступлений. Опытный юрист уже при ознакомлении с фабулой дела приходит к выводу о составе совершенного преступления, не производя (во всяком случае, внешне) детального сопоставления выявленных признаков с нормой закона. Нетрудно заметить преимущества и недостатки симультанного узнавания. Преимущества состоят в быстроте этого процесса. Недостатки же — автоматизм, субъективность, образность. Симультанное узнавание состава преступления опирается в основном на обобщение субъектом личного опыта. Соответственно чем меньше опыт у юриста, тем больше ошибок в квалификации он может допустить .
———————————
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 175 — 176.
Для работников правоохранительных органов ситуация осложняется еще и тем, что личная практика каждого из нас: следователей, дознавателей, оперуполномоченных, прокуроров, судей — в той или иной степени однообразна. В результате этого возникают несколько упрощенные, шаблонные представления о преступности и непреступности тех или иных посягательств. Хранящиеся в нашей памяти «эталоны», «образцы» деяний, которые, как нам подсказывает практика, точно подпадают под признаки того или иного состава, часто мешают нам даже задуматься над тем, может ли быть квалифицировано как преступление то или иное общественно опасное деяние, которое мы ранее не расследовали (не рассматривали). Так в практике образуются и широко распространяются десятки типичных и весьма опасных «нераспознаваемых», «неузнаваемых» преступлений.
———————————
В первую очередь — у представителей первых трех профессий.
В главах об уголовно — правовой квалификации способов совершения адвокатских преступлений приведены многие виды «нераспознаваемых» посягательств. По критерию «распознаваемости» в главе 1.5 все они разделены на распознаваемые и нераспознаваемые (слабо распознаваемые). Примерами последних являются различные способы преступного разглашения защитником данных предварительного расследования, заведомо ложного доноса о совершении должностного преступления следователем (дознавателем, оперуполномоченным) и многие другие. Отсутствие соответствующей практики выявления и расследования «нераспознаваемых» преступлений, каких-либо актов толкования (легального, судебного, доктринального) делает сформулированные рекомендации по их квалификации спорными.
Проанализированные факторы, определяющие проблемы уголовно — правовой борьбы с преступлениями адвокатов, а также гарантии независимости адвоката во многом создают атмосферу безнаказанности для отдельных представителей корпорации, не гнушающихся преступной деятельностью.
Сначала в этой главе рассмотрим общую уголовно — правовую характеристику адвокатских преступлений, затем их классификацию, а далее в главах 2 и 3 — особенности совершения и проблемы уголовно — правовой квалификации отдельных видов посягательств.
1.1. Объект преступлений
Специфика непосредственного объекта анализируемых преступлений заключается в том, что совершаемые адвокатами общественно опасные деяния всегда посягают не на одну социальную ценность, а как минимум на две, три и более. То есть в отношении преступлений адвокатов речь всегда идет о многообъектном преступлении, где в качестве непосредственных необходимо различать основной (или главный) объект и дополнительные объекты преступления.
Основной непосредственный объект адвокатского преступления меняется в зависимости от того, к какому родовому объекту относится совершаемое им преступление. Так, если адвокат совершает подделку документа, подлежащего приобщению к уголовному делу (ст. 327 УК РФ), например справку о том, что его клиент имеет государственную награду, то основным непосредственным объектом будет порядок управления .
———————————
Статья 327 расположена в главе 18 УК РФ — преступления против порядка управления
Одним из дополнительных объектов адвокатских преступлений всегда будет установленный и охраняемый законом статус адвоката Российской Федерации, авторитет адвокатуры как особого профессионального сообщества, института гражданского общества, призванного обеспечить конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь.
Именно поэтому новый Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» в качестве основания прекращения статуса адвоката признал вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления (пп. 7 п. 1 ст. 17).
Другим, как правило, обязательным дополнительным объектом адвокатских преступлений будут интересы правосудия, то есть нормальное функционирование органов правосудия, которое в данном контексте рассматривается в широком смысле. То есть к органам правосудия относятся не только суды общей юрисдикции всех уровней, но и органы, непосредственной задачей которых является содействие правосудию. В их число входят органы прокуратуры, следствия и дознания, оперативно — розыскные подразделения всех ведомств (МВД, ФСБ, ФСНП и др.), органы юстиции и другие.
То есть даже если адвокатское преступление не относится к посягательствам против правосудия (глава 31 УК РФ), если оно связано с профессиональной деятельностью защитника в уголовном процессе, оно практически всегда причиняет существенный вред интересам государства в лице вышеназванных органов.
Другими дополнительными, но необязательными (факультативными) непосредственными объектами адвокатских преступлений могут быть: жизнь и здоровье людей, собственность, свобода, честь и достоинство личности, конституционные права и свободы человека и гражданина, интересы государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления и многие другие объекты.
Эти дополнительные факультативные объекты адвокатских преступлений связаны в основном с посягательствами, которые в главе 3 обозначены как сопутствующие, то есть те, в которых адвокат выступает как соучастник преступления, в основном в качестве пособника (ст. 33, ч. 5 УК РФ).
По каждому факту выявления признаков преступления в действиях адвоката — защитника необходимо устанавливать объекты преступлений, причем

Вовлечённый адвокат