Тунеядство статья ук рсфср

В советском обществе гражданин был обязан работать, причем источником «законных» доходов могла быть лишь одобряемая партией деятельность. Все остальное подпадало под категорию «нетрудовых» заработков. С теми, кто по разным причинам не вписывался в социалистическую систему труда, государство поступало как с преступниками и моральными отщепенцами.

После 1917 года большевики начали проводить социально-экономические преобразования, которые должны были поспособствовать скорейшей победе в Гражданской войне и построению социалистического общества. Конституция РСФСР 1918 года лишала живших на нетрудовые доходы граждан избирательных прав.

Обязанность трудиться закрепили и в сталинской Конституции 1936 года. В главном законе страны Советов был провозглашен принцип «кто не работает, тот не ест».

В 1951 году антиобщественными элементами признаются бродяги и попрошайки, а также официально безработные. К ним применяли меры воздействия в виде высылки из городов и небольших сроков тюремного заключения.

В следующие несколько лет правоохранительные органы задержали около 450 тысяч человек. Среди них было много инвалидов войны, которые не могли работать по объективным причинам.

После смерти Иосифа Сталина наступает эпоха ограниченной либерализации общественно-политической жизни – «оттепель». Несколько ослабевает и государственный контроль над «паразитизмом».

Но уже в 1961 году указом «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда» Коммунистическая партия начала активное наступление на «нежелающих трудиться» граждан, а также тех, кто имел доход от эксплуатации жилой площади, земельных участков или транспортных средств. «Колхоз пашет, а он руками машет», говорили о таких.

Компетентные органы могли привлечь гражданина к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса «Тунеядство», если тот не трудился «во благо социалистической Родины» в течение четырех месяцев. Исключение составляли женщины, на воспитании которых находились маленькие дети.

В случае признания вины гражданина судом ему грозила ссылка. Срок – от двух до пяти лет. Имущество осужденного при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путем».

Обвиненных в тунеядстве в СССР называли людьми без определенного рода занятий — сокращенно БОРЗ. От этой аббревиатуры в криминальном жаргоне и появилось слово «борзый», которое приобрело значение наглого и самоуверенного типа, не подчиняющегося установленным обществом нормам, отказывающегося жить по правилам социума.

Выявлением и отловом «паразитирующих бунтарей» занималась милиция. В случае если у правоохранительных органов не хватало сил, за дело брались активисты-дружинники.

К сожалению, под каток статьи 209 зачастую попадали творческие люди, которые не вписывались в рамки, определенные Коммунистической партией. Самым известным «тунеядцем» советской эпохи был Иосиф Бродский.

В 1964 году была организована масштабная травля поэта. Весной того же года состоялся суд. Бродский получил по максимуму – пять лет принудительных работ. «Перевоспитываться» его отправили в отдаленный совхоз «Норинское» Архангельской области. Друг Бродского Евгений Рейн вспоминал, что в ссылке «тунеядцу №1» отвели половину избы. В совхозе опальный поэт занимался уборкой урожая. В свободное от работы в полях время он продолжал писать стихи.

Как-то Бродский признался, что пребывание в «Норинском» было самым счастливым периодом в его жизни. Впрочем, был он там недолго: через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили.

Всего с 1961 по 1965 год по статье 209 осудили 37 тысяч человек. Но далеко не всех из них постигла та же участь, что и гениального поэта. Дело в том, что партийные руководители в северных областях забросали Москву просьбами не присылать к ним осужденных за тунеядство. Мол, и работы для них недостаточно, и крышей над головой их обеспечить нет возможности.

Другим известным «паразитом» советской эпохи был писатель Владимир Войнович. В 1980 году его выслали из СССР и лишили гражданства, однако через 10 лет он все же сумел вернуться на родину.

Под статьей в свое время мог оказаться и Виктор Цой. Чтобы не попасть под раздачу музыкант в 1986 году устроился на работу в котельную – известную в определенных кругах «Камчатку», позднее ставшую культовым местом для поклонников таланта певца. За нелегкий труд он получал небольшие по тогдашним расценкам деньги – 95 рублей (для сравнения: средняя зарплата рабочего составляла 120 руб.). Но деньги для Цоя были не главными: работа сутки через трое оставляла время для творчества.

Впрочем, в тот период пик борьбы с тунеядством уже миновал. Апогея кампания против «паразитов» достигла при Юрии Андропове в 1983-1984 годах. Затем на смену дряхлым и косным вождям пришел сравнительно молодой Михаил Горбачев, начавший либерализацию в общественно-политической и экономической сферах.

Статья 209 потеряла свою актуальность к концу 1980-х. А в последний год существования СССР приняли закон «О занятости населения в РФ», в соответствии с которым официально неработающих перестали преследовать, а тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия.

Тем не менее слово «борзый» попало в современный список самых употребляемых жаргонизмов. Хотя сегодня уже мало кто знает, каким образом оно появилось в нашей лексике.

В СССР принят указ об усилении борьбы с тунеядством

4 мая 1961 года Президиум Верховного Совета СССР на основании ст. 12 Конституции принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни».

С 1960-х годов в советской пропаганде иностранный термин «паразитический образ жизни» стал вытесняться русским термином «тунеядство» (согласно толковым словарям – жизнь на чужой счет, чужим трудом, паразитизм, безделье).

Лица, не работавшие в течение четырех месяцев в году, подлежали отныне уголовной ответственности, каждый гражданин СССР был обязан заниматься общественно полезным трудом на благо государства. В ускоренном строительстве коммунизма должны были участвовать все поголовно, а в отношении упорствующих решено было применять принудительный труд.

Статья 209 УК РСФСР («тунеядство») могла применяться и к нежелательным элементам. Первыми жертвами законов о тунеядстве еще в начале шестидесятых годов 20 века были поэт Иосиф Бродский и историк и публицист Андрей Амальрик, отбывавшие ссылку в Сибири по приговору суда.

Не работать разрешалось лишь домохозяйкам, имеющим детей, – незамужних и бездетных женщин за тунеядство привлекали. Кампания борьбы с тунеядцами особого результата не дала, хотя уголовная статья просуществовала 30 лет, до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и легализовавшего безработицу.

За тунеядство сажали!

В этот день ровно 50 лет назад, в 1961 году, советские газеты сообщили об очередном указе Президиума Верховного Совета СССР. Название его было длинным и даже витиеватым «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», но в народе его окрестили емко и кратко «Указ о борьбе с тунеядством». Об этом событии — обозреватель радио «Вести ФМ» Андрей Светенко.

На основании этого указа в статью 209 уголовного кодекса была внесена новая мера наказания: лишение свободы до двух лет или исправительные работы сроком от шести месяцев до года.

Первым делом возникает вопрос: «Неужели преследование за тунеядство появилось в советской стране только при Хрущеве?» В том-то и дело, что нет. При Сталине по указу «семь-восемь» (от седьмого июля 1940 года) 15 с половиной миллионов человек подверглись административному наказанию, а полтора миллиона — уголовному всего лишь за опоздания и прогулы, не говоря уже о злостном уклонении от работы. Самое занятное, что этот указ Хрущев отменил в апреле 1956 года. А спустя пять лет выяснилось, что это было опрометчивое решение. Люди стали сами выбирать сколько, где и как им работать. Но социалистическая экономика основана на обязательном, поголовно-принудительном труде. 12 статья Конституции говорила об этом: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести — кто не работает, тот не ест».

Лозунг эпохи. Тогда же, в 1961 году, был принят так называемый «Моральный кодекс строителя коммунизма», в котором эта позиция про работу за еду, стала ключевой. При этом не всякий труд считался честным, а только «общественно-полезный», то есть на государственном предприятии или в колхозе. Нет, конечно, пенсионеров и замужних домохозяек, имеющих на воспитании малолетних детей, из категории тунеядцев исключили. Зато все другие, по разным причинам неработающие граждане, были зачислены в «паразиты». Цитирую «если лицо уклоняется от общественно-полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырех месяцев подряд или в общей сложности в течение года. «

В милицейских протоколах появилось новая аббревиатура по аналогии с БОМЖ — без определенного места жительства. БОРЗ — без определенного рода занятий. Отсюда, кстати, смысл приблатненного словечка «бОрзый».

Под этот «широкий невод» попали, первым делом, люди свободных, творческих профессий. Тот же поэт Иосиф Бродский, перебивавшийся случайными гонорарами за переводы и редкие публикации своих стихов. С точки зрения советской власти он был бродяга и попрошайка, с которыми, справедливости ради сказать, милиция тогда тоже жестко боролась. Во всяком случае с московских улиц их вывозили за 101 километр.

Указ президиума Верховного совета РСФСР об усилении борьбы с тунеядством

4 мая 1961 года президиум Верховного совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Ряд процессуальных вопросов был разъяснен в датированном тем же числом постановлении Президиума Верховного Совета РСФСР «О порядке применения Указа президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни».

Смотрите так же:  Оформить патент на двигатель для сайта

В содержательном и формальном отношении указ воспроизводил и ужесточал правовые документы сталинского времени: статью 12 Конституции СССР 1936 года «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: кто не работает, тот не ест», а также постановление Совнаркома СССР, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины» от 28 декабря 1938 года.

В СССР понятие тунеядства приобрело не только социальный, но и политический аспект. В советской Конституции труд признавался и правом, и обязанностью советских граждан. Уклонение от общественно полезного труда считалось несовместимым с принципами социалистического общества. Предполагалось, что тунеядец — это общественно-опасный элемент, которого необходимо принудительно перевоспитать.

Указ устанавливал, что «совершеннолетние трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни, привлекаются по решению исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся к общественно полезному труду на предприятиях (стройках), расположенных в районе их постоянного места жительства или других местностях в пределах данной области, края, автономной республики».

Согласно указу, «лица, уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни, проживающие в городе Москве, Московской области и городе Ленинграде, подвергаются по постановлению районного (городского) народного суда выселению в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет с привлечением к труду по месту поселения».

Тунеядцами считались те, кто не работал более четырех месяцев в году и жил на нетрудовые средства. Исключение составляли женщины, воспитывающие малолетних детей. Работой признавалось только официальное трудоустройство, эквивалентом которого могла быть учеба в вузе.

В СССР лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивалась аббревиатура БОРЗ (без определенного рода занятий), а несколько позже в уголовной среде появилась формулировка на жаргоне — «борзой», то есть человек, стойко не желающий работать. Выявление и отлов тунеядцев возложили на МВД, но их сил на это не хватало, и тогда на помощь милиции пришли т. н. «общественные суды» — группы активистов, состоящие из дружинников, комсомольцев, партийных и хозяйственных деятелей.

В 1970 году статья о тунеядстве была включена в Уголовный кодекс РСФСР (статья 209.1. Злостное уклонение от выполнения решения о трудоустройстве и прекращении паразитического существования), наряду с уточнением уголовной ответственности за бродяжничество и попрошайничество (статья 209).

Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством влекло за собой наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет или исправительные работы на срок от шести месяцев до одного года. Те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за бродяжничество или попрошайничество, наказывались лишением свободы на срок до четырех лет.

Злостное уклонение лица, ведущего антиобщественный образ жизни, от выполнения решения исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся о трудоустройстве и прекращении паразитического существования наказывалось лишением свободы на срок до одного года или исправительными работами на тот же срок. То же деяние, совершенное лицом, ранее судимым по части первой статьи, наказывалось лишением свободы на срок до двух лет.

С учетом того, что понятие «тунеядство» в русском языке и традициях русской культуры подразумевало самый широкий спектр негативных морально-нравственных характеристик, юридическая терминологизация превратила его в термин, обозначавший преступность как таковую. В роли обвиняемых по статье 209 проходили лица, которым приписывались правонарушения, объединявшие алкоголизм, проституцию, нетрудовые доходы, скрытую безработицу, частное предпринимательство, политическое инакомыслие и т.д.

Жертвами законов о тунеядстве еще в начале шестидесятых годов ХХ века стали поэт Иосиф Бродский и историк и публицист Андрей Амальрик, отбывавшие ссылки по приговору суда. В тунеядстве пытались обвинить историка-публициста Роя Медведева, существовавшего на средства от публикации своих книг за границей, философа Александра Зиновьева, добровольно вышедшего из Союза писателей Георгия Вадимова и исключенного из него же Владимира Войновича.

Против диссидентов, любителей «нетрудовых доходов» и богемы статья за тунеядство фактически очень быстро перестала работать, так как ее научились избегать методом трудоустройства на «липовых» должностях. Причиной была расплывчатость термина «паразитические элементы», в отношении которого советские правоведы так и не смогли прийти к единому мнению.

Формулировка 209-й статьи менялась четыре раза (в 1975, 1979, 1982, 1984 годах). Власти то ужесточали ее (до одного-двух лет лишения свободы), то смягчали (исправительные работы и снова введение ссылки).

Общий для СССР указ о борьбе с «тунеядцами» не принимался, хотя такая возможность рассматривалась. В соответствии с указом РСФСР от 4 мая 1961 года были отредактированы и приняты вновь указы в тех республиках СССР, где подобное законодательство было введено в силу до 4 мая 1961 года (например, Узбекистан Туркмения, Латвия, Таджикистан, Казахстан и др.), а также в тех республиках, где оно еще не было принято (например, Украина).

Борьба с «тунеядством» прекратилась в 1991 году, когда был принят новый закон Российской Федерации «О занятости населения» и официально признано существование безработицы.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

masterok

«Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы. Кто хочет поработать?» — фраза из кинофильма Леонида Гайдая «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» (1965), ставшая на долгие десятилетия крылатой и почти фольклорной, в глазах первых зрителей фильма имела свою предысторию. В речевом обиходе советских граждан начала 1960-х гг. слова «тунеядец», «бездельник» и прочие бранные эпитеты, обозначающие тех, кто почему-либо уклонялся от дарованного Конституцией 1936 г. «права на труд» (статья 118), отсылали к закону о борьбе с тунеядством, а точнее — к указу 1961г. «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими паразитический образ жизни» и к принятой на основании этого указа статье 209 УК РСФСР.

В советском обществе гражданин был обязан работать, причем источником «законных» доходов могла быть лишь одобряемая партией деятельность. Все остальное подпадало под категорию «нетрудовых» заработков. С теми, кто по разным причинам не вписывался в социалистическую систему труда, государство поступало как с преступниками и моральными отщепенцами.

После 1917 года большевики начали проводить социально-экономические преобразования, которые должны были поспособствовать скорейшей победе в Гражданской войне и построению социалистического общества. Конституция РСФСР 1918 года лишала живших на нетрудовые доходы граждан избирательных прав.

Обязанность трудиться закрепили и в сталинской Конституции 1936 года.

В главном законе страны Советов был провозглашен принцип «кто не работает, тот не ест». В 1951 году антиобщественными элементами признаются бродяги и попрошайки, а также официально безработные. К ним применяли меры воздействия в виде высылки из городов и небольших сроков тюремного заключения. В следующие несколько лет правоохранительные органы задержали около 450 тысяч человек. Среди них было много инвалидов войны, которые не могли работать по объективным причинам. После смерти Иосифа Сталина наступает эпоха ограниченной либерализации общественно-политической жизни – «оттепель».

Но если в сталинское время борьба с «паразитизмом» оправдывалась тем, что послевоенный СССР испытывал дефицит рабочих рук (то есть в основе гонений была экономика), то при Хрущеве борьба с ним получила идеологический подтекст.

Предтечей уголовной статьи за тунеядство стал указ Верховного Совета от 5 октября 1956 года «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». Казалось бы, только-только страна пережила нашествие германского нацизма, делившего нации на плохие и хорошие, и сталинизм с его коллективной ответственностью нации (депортации), как вновь появляется ущемление по национальному признаку. По этому указу около 10 тысяч цыган было выслано на сроки от двух до пяти лет в северные районы как «злостные паразиты», занимающиеся гаданием и попрошайничеством. Местные власти с азартом начал громить цыганские стоянки и насильно сдавать детей цыган в интернаты.

Впервые стройное идеологическое обоснование под борьбу с «паразитизмом» было подведено в 1957 году. Тогда в советских газетах появился проект закона «Об усилении борьбы с общественно вредными паразитическими элементами», предусматривавший их разделение на две группы: «совершеннолетних, работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни и злостно уклоняющихся от общественно полезного труда», и «граждан, живущих на нетрудовые доходы». Тогда же появилось и понятие «тунеядец». Под ним, кроме «паразитов», стали понимать лиц, сознательно уклоняющихся от труда, а также разного рода «индивидуальных предпринимателей» (туда попадали и «извлекающие нетрудовой доход с приусадебного участка»). Конец 1950-х — это время нового гонения на верующих, и в категорию «тунеядцев» стали включать представителей разного рода сект, по религиозным принципам отказывающихся от работы на государство.

С 1960-х годов в советской пропаганде иностранный термин «паразитический образ жизни» стал вытесняться русским термином «тунеядство» (согласно толковым словарям – жизнь на чужой счет, чужим трудом, паразитизм, безделье).

Несколько ослабевает и государственный контроль над «паразитизмом». Но уже в 1961 году указом «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда» Коммунистическая партия начала активное наступление на «нежелающих трудиться» граждан, а также тех, кто имел доход от эксплуатации жилой площади, земельных участков или транспортных средств. «Колхоз пашет, а он руками машет», говорили о таких.

Компетентные органы могли привлечь гражданина к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса «Тунеядство», если тот не трудился «во благо социалистической Родины» в течение четырех месяцев. Исключение составляли женщины, на воспитании которых находились маленькие дети. В случае признания вины гражданина судом ему грозила ссылка. Срок – от двух до пяти лет. Имущество осужденного при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путем».
Тогда же закрытые социологические исследования показали, что около половины людей, привлекавшихся по 209 статье, — случайные люди, попавшие под раздачу из-за нерасторопности местных властей. Так, характеризуя причины и условия своего поведения, большинство опрошенных (21,2 %) назвали отсутствие профтехучилища, где они могли бы приобрести профессию. 16,8 % обследованных заявили, что не выполняют норм выработок из-за отсутствия достаточного фронта работ. Большинство осужденных (80 %) не имели постоянного места жительства и лишь 18,3 % были жителями городов. Объясняя причины бродяжничества, 50,8 % опрошенных лиц указали на отсутствие желания прописаться там, куда отправили их после отбытия наказания.

Смотрите так же:  Детское пособие в 2018 году многодетным семьям

Почти четверть осужденных за тунеядство (22,2 %) работали на частных работах. Людей, заявлявших о принципиальном несогласии работать где-либо, была половина (50,6 %).

Характерен и тот факт, что сама формулировка 209-й статьи менялась четыре раза (в 1975, 1979, 1982, 1984 годах). Власти то ужесточали ее (до одного-двух лет лишения свободы), то смягчали (исправительные работы и снова введение ссылки). В брежневское время негласно под тунеядцами стали понимать асоциальные элементы — алкоголиков, наркоманов, бродяг, придерживающихся криминальных установок («работать западло»). С ними участковые вели профилактические беседы, да и сами тунеядцы и паразиты научились обходить систему — именно тогда появилось «поколение дворников и сторожей». На «липовые должности» устраивалась не только богема, но и цеховики, верующие, различного рода чудаки — все те, кого тогда было принято называть «антисоветским элементом».

Обвиненных в тунеядстве в СССР называли людьми без определенного рода занятий — сокращенно БОРЗ. От этой аббревиатуры в криминальном жаргоне и появилось слово «борзый», которое приобрело значение наглого и самоуверенного типа, не подчиняющегося установленным обществом нормам, отказывающегося жить по правилам социума.

Выявлением и отловом «паразитирующих бунтарей» занималась милиция. В случае если у правоохранительных органов не хватало сил, за дело брались активисты-дружинники.

К сожалению, под каток статьи 209 зачастую попадали творческие люди, которые не вписывались в рамки, определенные Коммунистической партией. Самым известным «тунеядцем» советской эпохи был Иосиф Бродский. В 1964 году была организована масштабная травля поэта. Весной того же года состоялся суд. Бродский получил по максимуму – пять лет принудительных работ. «Перевоспитываться» его отправили в отдаленный совхоз «Норинское» Архангельской области.

Друг Бродского Евгений Рейн вспоминал, что в ссылке «тунеядцу №1» отвели половину избы. В совхозе опальный поэт занимался уборкой урожая. В свободное от работы в полях время он продолжал писать стихи. Как-то Бродский признался, что пребывание в «Норинском» было самым счастливым периодом в его жизни. Впрочем, был он там недолго: через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили.

Всего с 1961 по 1965 год по статье 209 осудили 37 тысяч человек. Но далеко не всех из них постигла та же участь, что и гениального поэта. Дело в том, что партийные руководители в северных областях забросали Москву просьбами не присылать к ним осужденных за тунеядство. Мол, и работы для них недостаточно, и крышей над головой их обеспечить нет возможности. Другим известным «паразитом» советской эпохи был писатель Владимир Войнович.

В 1980 году его выслали из СССР и лишили гражданства, однако через 10 лет он все же сумел вернуться на родину. Под статьей в свое время мог оказаться и Виктор Цой. Чтобы не попасть под раздачу музыкант в 1986 году устроился на работу в котельную – известную в определенных кругах «Камчатку», позднее ставшую культовым местом для поклонников таланта певца. За нелегкий труд он получал небольшие по тогдашним расценкам деньги – 95 рублей (для сравнения: средняя зарплата рабочего составляла 120 руб.).

Но деньги для Цоя были не главными: работа сутки через трое оставляла время для творчества. Впрочем, в тот период пик борьбы с тунеядством уже миновал. Апогея кампания против «паразитов» достигла при Юрии Андропове в 1983-1984 годах. Затем на смену дряхлым и косным вождям пришел сравнительно молодой Михаил Горбачев, начавший либерализацию в общественно-политической и экономической сферах. Статья 209 потеряла свою актуальность к концу 1980-х.

Антрополог Татьяна Ластовка в журнале «Антропологический форум» (2009, № 14) описывает несколько приговоров тунеядцам в Томском областном суде и суде Кировского района Томска:

«Приговор № 106 от 10 мая 1972 года по делу гражданина М.
В ноябре 1968 года М. устроился на работу на Томский завод режущих инструментов, начал пить и в августе 1969 года был уволен с завода как самовольно оставивший производство. До 29 октября 1969 года М. не работал, жил на иждивении бабушки, затем устроился на работу в Тимирязевский лесхоз, где проработал до 14 января 1970 года и уволился. До мая 1971 года М. не работал, пьянствовал. 10 мая временно устроился на работу в землеустроительную экспедицию, где проработал до 15 июня и самовольно оставил работу.

М. был подвергнут приводу в органы милиции, где ему было сделано официальное предостережение об устройстве на работу. По день ареста не работал, жил и питался у бабушки в Курлеке, пил, когда его угощали друзья.

Согласно заключению наркологической экспертизы М. является хроническим алкоголиком, нуждающимся в принудительном лечении. Противопоказаний к этому не имеется, а поэтому суд считает необходимым направить его на принудительное лечение от алкоголизма в период отбывания им наказания».

«Приговор № 1-194/78 от 10 июля 1975 года по делу А., ранее судимого по части 1 статьи 209 УК РСФСР, приговоренного к 6 месяцам лишения свободы, освобожденного по истечении наказания, отрицательно характеризующегося, признанного наркологической экспертизой хроническим алкоголиком, преданного суду по части 2 статьи 209 УК РСФСР.

Проживая в семье матери, А. систематически вел паразитический образ жизни, не работая в 1977 году 8 месяцев, а в 1978 году вообще не работал. В то же время вел разгульный образ жизни, пьянствовал, вымогая деньги у матери и бабушки. В этом же году он дважды — в 1978 году 1 февраля и 24 июня 1978 года — был предупрежден об уголовной ответственности по статье 209 II УК РСФСР, но на работу не устроился и продолжал пьянствовать.

Суд приговорил: А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 209 II УК РСФСР и подвергнуть его лишению свободы по указанной статье на срок один год шесть месяцев с содержанием в ИТК строгого режима. Применить к А. принудительное лечение по поводу хронического алкоголизма».

Доля осужденных по статье 209 УК РСФСР в общем числе осужденных была относительно небольшой, составляя в целом по республике 6—7 %. Лишь в Москве и Сочи этот показатель был в разы выше — по 14 % от всех уголовных дел. Реальным сроком заканчивались лишь 10—12 % от общего числа дел по тунеядству.

Статья 209 оставалась хорошим способом воздействия на диссидентов. За политическую деятельность многих из них увольняли с работы, а новую найти не давали возможности. Хроника «Московской Хельсинкской группы» приводила множество примеров, как власти преследовали диссидентов за тунеядство.

А в последний год существования СССР приняли закон «О занятости населения в РФ», в соответствии с которым официально неработающих перестали преследовать, а тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия. Тем не менее слово «борзый» попало в современный список самых употребляемых жаргонизмов. Хотя сегодня уже мало кто знает, каким образом оно появилось в нашей лексике.
Периодически о желании наказывать тунеядцев выступают и представители российской власти. Летом 2013 года такую инициативу предложило законодательное собрание Самарской области, ее поддержала член Комитета СФ по социальной политике Валентина Петренко: «В СССР действовал закон о тунеядстве, согласно которому отлынивавшие от работы подлежали уголовной ответственности. Думаю, неплохо было бы к нему вернуться. Многие же просто не хотят работать: им легче жить на пособие, перебиваться попрошайничеством, переезжать из города в город якобы в поисках лучшей жизни. Закон же, как мне кажется, мог бы быть неким сдерживающим фактором. Хотя бы часть людей осознали, что за уклонение от труда их ждет не пособие по безработице, а суровое наказание».

Представители белорусских и российских властей не просто ссылаются на советский опыт по борьбе с тунеядством, но и в качестве основного объекта преследования видят «паразитов» — людей, ведущих асоциальный образ жизни. Однако в СССР тунеядство трактовали гораздо шире.

Борьба с тунеядством

41 год назад в СССР была введена уголовная ответственность за нежелание работать.

В досоветские времена тунеядство, как безделье и существование за счет других, не одобрялось, но и не наказывалось. Однако в СССР понятие тунеядства приобрело не только социальный, но и политический аспект.

В советской конституции труд признавался и правом, и обязанностью советских граждан. Уклонение от общественно полезного труда считалось несовместимым с принципами социалистического общества.

Борьба с тунеядством развернулась в начале шестидесятых годов (ЗАКОН РСФСР от 27.10.1960) (Постановление Президиума ВС РСФСР от 04.05.1961) . После официального осуждения сталинских репрессий государство уже не могло использовать прежние механизмы противодействия антисоветской деятельности. Преследование за тунеядство стало новой стратегией борьбы власти с антисоветскими проявлениями, такими как диссидентство.

Предполагалось, что тунеядец – это общественно-опасный элемент, которого необходимо принудительно перевоспитать. Тунеядцами считались те, кто не работал более четырех месяцев в году и жил на нетрудовые средства. Не работать разрешалось лишь домохозяйкам, имеющим детей. Работой признавалось только официальное трудоустройство, эквивалентом которого могла быть учеба в вузе.

В 1970 году статья о тунеядстве была включена в Уголовный кодекс РСФСР наряду с уточнением уголовной ответственности за бродяжничество, попрошайничество и ведение иного паразитического образа жизни. За уклонение от трудоустройства и паразитическое существование чаще всего преследовали диссидентов и тех, кто собирался эмигрировать. Осуждение за тунеядство И. Бродского получило большой резонанс в Советском Союзе и за рубежом.

В начале восьмидесятых годов (Постановление Совмина РСФСР от 24.11.1982 N 604) борьба с тунеядством стала более формальной. Уголовно наказуемым тунеядство перестало быть только в 1991 году, когда законом о занятости населения была легализована безработица (Трудовой кодекс) (Закон РФ от 19.04.1991 N 1032-1) . В настоящее время в России незанятость граждан не может служить основанием для их привлечения к административной или иной ответственности. Конституционно закреплено право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, а принудительный труд запрещен.

Смотрите так же:  Брачный договор состоящих в браке образец

Кто не работает, тот не ест: самые известные «тунеядцы» в СССР

Сегодня слово «тунеядец» используется исключительно в шуточном контексте. И сложно себе представить, что чуть больше полувека назад этим словом называли антиобщественных преступников. Статья № 209 УК РСФСР предусматривала для граждан, уклоняющихся от труда, уголовную ответственность. Чаще всего наказание предусматривало лишение свободы и исправительные работы. После того как был принят указ об усилении борьбы с тунеядством в 1961 году, многие представители творческой интеллигенции оказались в ссылке, поскольку их обвинили в паразитирующем образе жизни.

Под указ попадали все граждане, не работающие больше 4 месяцев подряд или в течение года. Таким образом, жертвами указа об усилении борьбы с тем, кто уклоняется от общественно-полезного труда, стали почти полмиллиона граждан. В результате появилось множество людей, работавших для отвода глаз сторожами, кочегарами и дворниками. Тунеядец считался врагом и преступником, потому что жил за счет общества. В это же время в стране стал популярным лозунг: «Тунеядцы – наши враги. Хлеб трудовой от них береги!».

Интересно, что тунеядство всегда порицалось на Руси. Даже само слово «тунеядство» церковнославянского происхождения. Оно образовано от устаревшего наречия «туне» — «даром», «безвозмездно» и от глагола «ясти» — «есть», «питаться». В СССР тунеядцев называли БОРЗ, или «без определенного рода занятий», позже в жаргоне появилось слово «борзой» — то есть человек, который не хочет работать. Выявлять тунеядцев должны были сотрудники МВД, комсомольцы, дружинники и партийные деятели. Позднее этому явлению дал название Борис Гребенщиков, посвятивший песню «поколению дворников и сторожей». В 1965 году высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их привлекали к труду по месту жительства. Борьба с тунеядством продолжалась до апреля 1991 года. Тогда же был создан закон «О занятости населения», который признал безработицу и отменил уголовную ответственность за тунеядство.

Тем временем в России идет работа над законодательством, направленным на вывод из тени нелегализовавшихся самозанятых граждан. Так, в Совфеде предлагают ужесточить меры воздействия на самозанятых россиян, которые работают на себя и не платят налоги. Среди способов «наказания» называют запрет на выезд за границу, а также лишение полноценной пенсии. Такие идеи озвучил председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский.

Мы решили вспомнить самых знаменитых «тунеядцев» в СССР.

Самый известный в истории «тунеядец» – поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он чуть не умер в камере от сердечного приступа, а весной 1964 года получил максимальное наказание – 5 лет принудительных работ на Севере. Тем не менее позже Бродский назвал свою ссылку самым счастливым временем в жизни. А через 20 лет самому известному «тунеядцу» вручили Нобелевскую премию по литературе.

Все началось со статьи под названием «Окололитературный трутень» в газете «Вечерний Ленинград» за подписью Лернера, Медведева и Ионина, которая вышла 29 ноября 1963 года. Авторы статьи клеймили Бродского за «паразитический образ жизни». Из стихотворных цитат, приписываемых авторами Бродскому, две были взяты из стихов Бобышева, а третья из поэмы Бродского «Шествие» — она представляла собой окончания шести строк, от которых отрезаны первые половинки.

Стихотворение «Люби проездом родину друзей…» было исковеркано авторами фельетона следующим образом: первая строчка «Люби проездом родину друзей» и последняя «Жалей проездом родину чужую» были объединены в одну «люблю я родину чужую». Это было явным сигналом к преследованиям и последующему аресту поэта. 8 января 1964 года в той же газете была опубликована подборка писем читателей с требованиями наказать «тунеядца Бродского». А 13 января его арестовали.

Советская писательница Фрида Вигдорова не могла не привлечь внимание к судебному процессу, и записала каждое слово, произнесенное в ходе заседания. Позднее ее записи были опубликован в нескольких зарубежных изданиях. Ниже представлен отрывок из стенограммы судебного заседания:

Судья: Ваш трудовой стаж?
Бродский: Примерно.
Судья: Нас не интересует «примерно»!
Бродский: Пять лет.
Судья: Где вы работали?
Бродский: На заводе. В геологических партиях.
Судья: Сколько вы работали на заводе?
Бродский: Год.
Судья: Кем?
Бродский: Фрезеровщиком.
Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт, поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?
Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?
Судья: А вы учились этому?
Бродский: Чему?
Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят. где учат.
Бродский: Я не думал. я не думал, что это дается образованием.
Судья: А чем же?
Бродский: Я думаю, это. (растерянно). от Бога.


Изображение: Фотохроника ТАСС

НИКОЛАЙ ГОДОВИКОВ

После триумфа «Белого солнца пустыни», где Николай Годовиков сыграл красноармейца Петруху, можно было ожидать дальнейшего взлета в актерской карьере. Но этого не произошло. Актер, получивший всесоюзную известность благодаря роли Петрухи из «Белого солнца пустыни», тоже был осужден по статье «тунеядство».

Сам актер объясняет это так: «Кино сыграло отрицательную роль в моих отношениях с милицией. У меня не сложились отношения с участковым. Он мне говорил: «Ты вот снимаешься в кино, сыграл Петруху, а я простой участковый. Но если захочу, я тебя посажу». Я спрашивал: «А тебе-то какой интерес от этого?» И он мне вот так простенько объяснил: «Ты живешь один в 25-метровой комнате, а я с семьей мыкаюсь в восемнадцати метрах». Это меня взбесило, я могу иногда резкое что-то сказать или какой-то поступок резкий совершить, даже может быть, неожиданно для самого себя. И я ему сказал прямо: «Послушай, ты приехал из Псковской области и хочешь, чтобы у тебя сразу дворец был. У тебя в твоем Скабаристане дом с участком стоит, моего рядом нет, но меня, ты знаешь, как-то жаба не давит, мне это безразлично». Ну и в итоге он меня посадил за тунеядство».

Почти год Годовиков провел за решеткой. В родном городе его ждал неприятный сюрприз – он навсегда лишился не только комнаты в коммуналке, но и личных вещей. Соседи потом рассказали, что разорил его все тот же участковый. Пришлось ему вернуться в Приозерск, где он трудился на целлюлозно-бумажном комбинате. Вскоре он связался с ворами-рецидивистами. О своей дальнейшей судьбе Годовиков писал следующее: «Стечение обстоятельств вынудило меня встать на преступный путь, так как мне нужны были средства к существованию. В июле 1980-го моя деятельность в качестве вора-домушника была пресечена соответствующими органами на 4 года».

ВЛАДИМИР ВОЙНОВИЧ

Известного поэта и писателя, автора романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимира Войновича тоже подозревали в тунеядстве, но не осудили. С середины 1960-х он принимал участие в движении за права человека, писал письма в защиту писателей-диссидентов Андрея Синявского и Юлия Даниэля, поэта Юрия Галанскова.

Внимание компетентных органов привлекла публикация его романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», в котором были высмеяны негативные стороны советской действительности. С конца 1960-х он ходил в самиздате, подпольно перепечатывался и распространялся. За Войновичем начали следить агенты КГБ. В 75-м роман был опубликован в Париже. А в 79-м на Западе вышло продолжение романа «Претендент на престол, или Дальнейшие приключения солдата Ивана Чонкина».

В конце 80-го года писатель был вынужден эмигрировать, уехал в ФРГ и в 81-м году был лишен советского гражданства. По этой причине он был исключен из Союза писателей и, как следствие, обвинен в тунеядстве, но не осужден. Как писал сам Войнович в 1978 году после этих событий, к нему приходил участковый Иван Стрельников. Писатель на вопрос участкового о месте работы и роде своей деятельности иронично ответил, что работает писателем в своей комнате за столом:

Но вас, Владимир Николаевич, я слышал, исключили, извиняюсь, из Союза писателей.
Да-да-да, — говорю, — Иван Сергеевич. Толстого исключили из церкви, меня из Союза писателей, но из союза меня исключили, а из писателей меня исключить невозможно.

После разговора Стрельников снова пришел к писателю и хотел поговорить с ним, на что Войнович ответил:

Иван Сергеевич, а вам не стыдно ко мне ходить? Вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя, книги которого изданы тиражом в сотни тысяч экземпляров и переведены на три десятка с лишним языков? Если эти книги для вас ничего не значат, так, может быть, вы примете во внимание, что я написал песни, которые пели вы, ваши дети и почти все поголовно население Советского Союза! Если, по-вашему, и этот мой труд ничего не стоит, так, может, вас убедит в том, что я не паразит, хотя бы тот факт, что я с одиннадцати лет работал в колхозе, на заводе, на стройке, четыре года служил солдатом в Советской армии. Или вам и этого недостаточно?

Кстати, «тунеядкой» в советском понимании была и Джоана Роулинг, которая пять лет просидела без работы. За это время она написала «Гарри Поттера», и, издав его, стала миллионером. В 2004 году Форбс назвал ее первым человеком, который стал долларовым миллиардером с помощью написания книг.

Тунеядство статья ук рсфср