Оглавление:

Судебная практика по спорам работодателей и работников

Трудовые отношения являются самым распространенным видом споров между физическими и юридическими лицами. Работники пытаются оспорить увольнение или взыскать долги по заработной плате, а работодатели, в свою очередь, применить к работникам меры дисциплинарного воздействия и удержать причиненный ущерб. Точку в таких делах поставить удается далеко не сразу. В обзоре судебной практики — споры между работниками и работодателями.

1. Расписываться в получении зарплаты необходимо лично

Если подпись в ведомости на получение заработной платы поставлена не лично работником, а другим лицом, такая зарплата будет являться не полученной и может быть взыскана в судебном порядке. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

2. Срок давности трудового спора прерывается на время нахождения иска в суде

Если гражданин обратился в суд с исковым заявлением о незаконном увольнении за прогул, а суд не принял такой иск к рассмотрение в связи с неподсудностью, течение срока для повторного обращения в суд прерывается на время нахождения иска в суде до его возврата заявителю. Так решил Верховный суд РФ.

3. Работодатель обязан выплатить заработную плату нетрудоустроенному работнику, если подтвердился факт трудовых отношений

При установлении факта наличия трудовых отношений между работником и работодателем, последний не только обязан восстановить незаконно уволенного работника на работе, но и в полном размере выплатить ему заработную плату. Так решил Ростовский областной суд.

4. Работник обязан уведомить работодателя о своей временной нетрудоспособности

Если работник не вышел из отпуска без сохранения заработной платы и не уведомил работодателя о своей временной нетрудоспособности, работодатель имеет полное право уволить его за нарушение трудовой дисциплины, а именно за прогулы. Так решил Московский городской суд.

5. Сотрудника, который больше не может исполнять свои обязанности по трудовому договору, можно уволить в отпуске

Работника, который находится в отпуске по нормам Трудового кодекса РФ уволить нельзя. Однако, если возникают обстоятельства, делающие невозможным дальнейшее исполнение работником своих должностных обязанностей по трудовому договору, и такие обстоятельства не зависят от сторон трудовых отношений, работодатель имеет право его уволить. Так решил Ленинградский областной суд.

Судебная практика по оформлению трудовых отношений

Трудовой договор определяет все отношения между работодателем и работником. Этот документ и его условия часто приводят к судебным разбирательствам. Судьям приходится выяснять, можно ли уволить беременную женщину и как влияет отсутствие стажа на дальнейшую карьеру госслужащего. Об этих и других спорах в обзоре судебной практики.

1. Отсутствие стажа дает возможность уволить госслужащего за неисполнение условий трудового договора

Увольнение сотрудника госучреждения является законным, если у него нет достаточного трудового стажа, а значит, опыта работы в муниципальной службе. Так решил Ленинградский областной суд.

2.Беременную женщину, работающую по срочному ТД, можно уволить

Конституционный Суд признал обоснованным и не нарушающим конституционные нормы увольнение беременной женщины по окончании срока трудового договора, заключенного с ней. Нормы Трудового кодекса, регламентирующие порядок такого увольнения, признаны не противоречащими Конституции РФ.

3. Заключение ТД с иностранцем добавляет обязанностей работодателю

Если ИП-работодатель не уведомил миграционный орган о заключении трудового договора с иностранным гражданином в установленный законом срок, он совершил административное правонарушение и должен заплатить штраф. Так решил Верховный суд РФ.

4. Разъездной характер работы по трудовому договору исключает возможность увольнения за прогул

В трудовом договоре должно быть определено рабочее место работника, указано место его нахождения и часы работы. Если работа сотрудника носит разъездной характер и это прописано в трудовом договоре, работодателю будет сложно доказать факт совершения прогула. Такой вывод сделал Свердловский областной суд.

5. Расторгнутый трудовой договор не избавляет от обязанности возместить причиненный ущерб

Если сотрудник организации по трудовому договору имел разъездной характер работы, в следствие чего ему авансов выдавались под отчет денежные средства, он должен при увольнении предоставить отчеты об их расходовании. Все деньги, по которым работник не смог отчитаться, признаются ущербом, нанесенным работодателю, и должны быть возмещены в полном объеме. Так решил Алтайский краевой суд.

Подтверждение факта работы и факта зарплаты. Возможности злоупотреблений со стороны работника и работодателя. Защита своих прав в суде

Автор: Лилия Григорьева

Лилия Григорьева, юрист.

Lilia [email protected] mail . ru

Трудовое право — многогранная, сложная и относительно молодая отрасль права, стремительно развивающаяся на фоне происходящих глобальных структурных изменений как в экономике, так и в праве. Основной задачей трудового права является установление правил поведения между работодателем и работником, с учетом интересов государства.

В России, как в социальноориентированном государстве, трудовое право встает, скорее, на сторону работника, признавая его более уязвимой и слабой стороной процесса, чем работодателя или государство. Однако, как показывает опыт и судебная практика, неясности во взаимоотношениях, невозможность двухстороннего урегулирования споров, а также и сознательные злоупотребления и даже попытки мошенничества возможны с обеих сторон. И работодатель заинтересован в защите своих прав и своего бизнеса от действий работника не меньше, чем работник от злоупотреблений работодателя. Очень часто разногласия возникают по незнанию, невнимательности и пренебрежительному отношению к юридически значимым фактам.

Предлагаю разобраться в такой актуальной на сегодня теме, как установление факта работы и размера заработной платы в случае, когда договоренность между сторонами не достигнута и дело уже находится на рассмотрении суда.

Нередко возникают иски об установлении самого факта трудовых отношений между работником и работодателем. Особенно, если работодатель, находясь в данной ситуации в более сильной позиции, не представляет никаких документов и утверждает, что работник у него никогда не работал.

Как пример, можно рассмотреть дело Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-6052/14 (решение от 20.11.2014), где в подтверждение факта работы истцом (работником) были представлены в качестве доказательства фотографии с объектов, где он работал, и показания свидетеля, которые суд счел неубедительными. Ответчик указал, что данный сотрудник у них никогда не работал, указанная им должность в штатном расписании отсутствует. В доказательство своих слов ответчиком были представлены штатное расписание организации, журнал регистрации приказов и трудовых договоров, в которых отсутствуют сведения об истце. Суд не смог по представленным доказательствам установить факт наличия трудовых отношений между сторонами и в удовлетворении требований истца отказал.

В качестве противоположного примера можно привести дело того же Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 (решение от 27.04.2009), согласно которому истец в доказательство трудовых отношений между ним и ответчиком представил как документы — удостоверения, доверенности на право представлять организацию — работодателя при осуществлении работ, так и пригласил в качестве свидетелей лиц, трудовые отношения с работодателем которых последним не оспаривались. Ответчик — работодатель сотрудничество с истцом категорически отрицал. В доказательство представил: штатное расписание, которое не соответствовало реестру справок по форме 2-НДФЛ за тот же период, затребованное из Налоговой инспекции судом по ходатайству истца; платежные ведомости на выдачу заработной платы, согласно которым истец не получал заработную плату, однако ведомости не соответствовали требованиям действующего законодательства и также имели противоречия и со штатным расписанием и с реестром 2-НДФЛ. Свидетельские показания главного бухгалтера организации о том, что истец не проходил по ведомостям заработной платы, однако он видел истца в офисе фирмы, по мнению суда, не являются доказательством, свидетельствующим о факте отсутствия трудовых отношений. Кроме того, была установлена родственная связь между генеральным директором работодателя, который так активно пытался доказать отсутствие факта трудовых отношений, и главным бухгалтером.

Также суд счел доказанным факт трудовых отношений на основании представленных ведомостей учета рабочего времени, заполненных правомочным лицом работодателя, и косвенных показаний свидетелей, согласно которым указанный истцом объем работ работодателем проводился, правомочному лицу работодателем было поручено нанимать сотрудников для выполнения работ (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 16.06.2014 по делу № 2-4761/14; решение не обжаловалось).

Свидетельские показания, из которых следует факт работы истца (работника) у ответчика (работодателя) и систематическое нарушение им трудовых прав работников, а также письменные доказательства — выписки из лицевого счета, штатное расписание, ведомости Нагатинский районный суд г. Москвы счел достаточными для подтверждения трудовых отношений между работником и работодателем в деле № 8638, решение от 18.09.2014.

Довод истца о том, что он фактически был допущен к работе, без доказательств этого обстоятельства не может служить основанием для признания трудовых отношений начавшимися. Договор аренды автомобиля и банковские платежи по данным договорам не подтверждают факт трудовых отношений. Поэтому истцу не удалось доказать факт работы без оформления документов. Судом был признан только тот период, на который был заключен трудовой договор (Нагатинский районный суд г. Москвы, дело № 2-9050/14, решение от 06.11.2014, решение обжаловалось в Мосгорсуд, однако жалоба была оставлена без удовлетворения).

Смотрите так же:  Федеральный закон от 1 апреля 1996 г n 27-фз

Справки о командировании сотрудника для проведения работ по техническому обслуживанию Нагатинскому районному суду г. Москвы оказалось не достаточно для установления факта трудовых отношений между сторонами (дело № 2-10014/14, решение от 19.11.2014, не оспаривалось).

Можно сделать некоторые промежуточные выводы: факт установления трудовых отношений может быть подтвержден свидетельскими показаниями, документами работодателя, косвенно подтверждающими факт трудовых отношений — удостоверения, доверенности, ведомости. Однако факт должен подтверждаться хотя бы двумя независимыми источниками и не носить личного и заинтересованного характера.

Трудовой договор имеет ряд общих признаков с договорами подряда и договорами оказания услуг. Но есть и существенные нюансы, которые позволяют суду определить тип взаимоотношений между сторонами и нормы права, которыми следует руководствоваться при принятии решения.

Гражданско-правовые взаимоотношения — это отношения двух равных хозяйствующих субъектов, заключивших договор по своей воле и в своем интересе. Ответственность в случае нарушения гражданско-правового договора наступает в рамках гражданского процесса и носит, как правило, имущественный характер, за исключением случаев, предусмотренных уголовным законодательством.

Тогда как целью трудового права законодатель поставил в первую очередь — установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и уже потом — защита прав и интересов работников и работодателей.

Для определения типа отношений и нормативно–правовых актов, которые следует применять, предлагаю разобраться в признаках трудовых отношений.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации признаками трудовых отношений являются: личное выполнение работником за плату трудовой функции, подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка, обеспечение работодателем условий труда, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными нормативно-правовыми актами, в интересах, под управлением и контролем работодателя (данное дополнение вступит в силу с 1 января 2016 года в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 116 — ФЗ).

Гражданский кодекс РФ позволяет акцентировать внимание на двух важных аспектах договора подряда, которые диаметрально противоположны трудовому договору, а именно: по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчик) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика — из его материалов, его силами и средствами.

Договор оказания услуг по своей природе схож в рассматриваемом нами аспекте с договором подряда.

Разберем судебную практику.

При обращении в суд об установлении факта трудовых отношений истцом были представлены договоры подряда. Суд исследовал представленные документы и пояснил, что договоры подряда и нахождение истца в помещении ответчика не являются доказательством существования между истцом и ответчиком трудовых отношений (решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 28.11.2014 по делу № 2-6451/14). Решение суда не обжаловалось.

Нагатинским районным судом г. Москвы по делу № 2-7454, решение от 11.09.2014, не обжаловалось, были исследованы договоры на оказание услуг, которые истцы (работники) просили признать трудовыми. Изучив договоры, суд установил, что они имеют все признаки договоров услуг, предусмотренные ст. 779 ГК РФ. Установление трудовых отношений между сторонами из этих договоров не следует. Важным фактором для определения типа взаимоотношения явился тот факт, что трудовые книжки и иные документы, предъявляемые при заключении трудового договора, предусмотренные ст. 65 ТК РФ, истцами ответчику не передавались.

По другому делу истец обратился в суд об установлении факта трудовых отношений, ответчик (работодатель) утверждал, что работа истца носила подрядный характер. В доказательство своих слов работодатель никаких документов не представил. Суд в своем решении указывает, что истец был допущен к определенной работе, у него были конкретные должностные обязанности, он соблюдал правила внутреннего распорядка организации, работал 5 дней в неделю с 9 до 18 часов, задания получал от начальника отдела. В связи с этим суд пришел к выводу, что между истцом и ответчиком возникли именно трудовые отношения (решение Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 от 27.04.2009).

К вопросу о типе взаимоотношений также возвращались и в рамках уголовного процесса при привлечении генерального директора к ответственности по ст. 145.1 УК РФ за невыплату заработной платы.

Судом был установлен факт трудовых отношений, а не подрядных, как настаивал обвиняемый, и был вынесен обвинительный приговор (Мировой судья судебного участка № 157 района Хорошево–Мневники от 09.12.2009, дело № 1-43/2009), отменный впоследствии по истечении срока давности привлечения к ответственности Хорошевским районным судом, что не отменяет факт судимости у генерального директора, задержавшего выплату заработной платы.

Трудовые и гражданско-правовые отношения могут быть очень похожи, и не всегда можно четко провести разграничения, где начинаются одни и заканчиваются другие отношения. Определить роль ответчика, как работодателя или заказчика, принципиально необходимо, поскольку от этого зависит тяжесть возлагаемой на него ответственности за нарушение законодательства. В любом случае, четкое и своевременное документальное оформление поможет в случае возникновения споров каждой из сторон.

Более сложной задачей при отсутствии надлежаще оформленных документов является определение размера заработной платы.

Если работодатель отказывается предоставить информацию о суммах выплат в пользу работника, а трудовой договор не содержит конкретных сумм, могут возникнуть трудности при определении суммы заработной платы и иных выплат.

Как суд выходит из сложившейся ситуации, предлагаю рассмотреть ниже.

Статьей 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации» установлен минимальный размер оплаты труда, который, согласно дополнительному соглашению между правительством Москвы, Московским объединением профсоюзов и Московским объединением работодателей от 26.05.15 № 77-783-1 , с 1 июня 2015 года составит 16 500 рублей.

Меньше этой суммы работодатель платить не может. Но есть нюанс — работодатель может сказать, что работник трудился у него не на полную ставку. И, следовательно, имел заработную плату меньше установленного минимума.

Судом в качестве доказательства размера заработной платы могут быть приняты свидетельские показания, как в решении Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2009 по делу № 2-970/09. Согласно данному решению показания свидетелей, выполнявших те же трудовые функции, что и истец, суд принимает при расчете заработной платы. Доказательства иного размера заработной платы со стороны ответчика (работодателя) не представлено, бремя доказывания данного факта лежит на ответчике.

Однако, если свидетельские показания будут противоречить письменным документам, представленным в дело как истцом, так и ответчиком, суд может принять показания к сведению, но не может основываться на них при вынесении решения (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 19.02.2015, дело № 2-197).

Подведя итог всему вышесказанному хочется отметить, что даже в случае нарушений другой стороной действующего законодательства всегда можно защитить свои права в судебном порядке. Суд принимает косвенные доказательства и выносит решения на их основе, но они должны быть последовательными, непротиворечивыми и согласовываться с материалами дела. Поэтому при принятии решения об обращении в суд за защитой своих прав или подготовкой позиции на поданный другой стороной иск, следует заранее тщательно изучить имеющиеся документы, пообщаться со свидетелями и уже на основе полученных данных строить свою юридическую позицию.

Основными причинами отказа в удовлетворении исков является противоречивость представленных документов. Невнимательное, неточное указание данных, необоснованное несоблюдение рекомендованных форм документов, противоречия в самих документах влекут за собой проигрыш. При трудовых спорах мною было бы рекомендовано привлекать бухгалтера, специализирующегося на оформлении трудовых отношений с работниками и знакомого с предъявляемыми законодателем и контролирующими органами требованиями к оформлению документов.

Работа со свидетелями должна проводиться до судебного заседания. Высока вероятность, что даже если свидетель присутствовал, видел и может рассказать о спорных фактах, он может помнить или делать акцент не на те факты, которые требуются для установления истины, может забыть о важных для дела, но не для него лично, событиях. Работать со свидетелем — общая рекомендация при подготовке к любому процессу. Я не призываю подговаривать свидетеля, но хороший юрист должен знать заранее, что скажет его свидетель, какие вопросы ему лучше задать, на чем сделать акцент. Нельзя отрицать и человеческий фактор — свидетель может разволноваться, перепутать данные и события, и к этому надо быть готовым.

Трудовые отношения между работником и работодателем судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Судебная практика по трудовым спорам Мособлсуда

В приведенном ниже Обобщении судебной практики сделаны следующие выводы:

Защита трудовых прав иностранного работника

Нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд

Смотрите так же:  Закон о защите прав потребителей рб 14 дней

Учет тяжести проступка работника

Работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ, что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может

Изменение судом формулировки увольнения

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса

Средний заработок из-за неправильной формулировки увольнения

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ

Нет препятствий для отпуска

Наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики :

ОБОБЩЕНИЕ
ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Согласно статье 37 Конституции РФ труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также право на защиту от безработицы. Из названных конституционных положений, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ в своих решениях, не вытекает, однако, ни субъективное право человека занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранными им родом деятельности и профессией. Также не вытекает обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить — свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется прежде всего в договорном характере труда, в свободе трудового договора.

Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении.

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников.

Такой допуск гражданина к работе является юридическим фактом, служащим основанием для возникновения между работодателем и работником трудовых отношений и соответственно обстоятельством, имеющим значение при рассмотрении споров, связанных с возложением на работодателя обязанности заключить с работником письменный трудовой договор, восстановлением его на работе.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды испытывают значительные трудности при разрешении данной категории споров в том случае, когда к трудовой деятельности в Российской Федерации привлекается иностранный гражданин или лицо без гражданства при отсутствии у этих лиц разрешения на работу.

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба гражданки Р. на определение судебной коллегии по гражданским делам, которым было отменено решение Звенигородского городского суда об удовлетворении требований Р. к ООО «Звенигородская санитарная очистка» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что Р., являясь гражданкой Молдовы, обратилась в ООО «Звенигородская санитарная очистка» по поводу трудоустройства.

Указывая на невозможность заключения с истицей трудового договора ввиду отсутствия у нее разрешения на работу, а у ответчика разрешения на использование иностранной рабочей силы, ей было предложено ознакомиться с характером будущей работы, правильным заполнением документов, в связи с чем она с ведома работодателя по поручению уполномоченного лица — заместителя генерального директора общества была допущена к исполнению обязанностей диспетчера и выполняла эти обязанности до прекращения трудовых отношений. До оспариваемого увольнения истица обращалась к работодателю с просьбой оформить трудовой договор в соответствии с требованиями закона, поскольку к этому моменту уже являлась гражданкой Российской Федерации и находилась в состоянии беременности. Однако без объяснения причин ответчик трудовой договор оформить отказался, к работе истицу больше не допустил, а на вакантную должность диспетчера принял другого работника.

Установив, что истица фактически была допущена к исполнению обязанностей диспетчера с ведома работодателя, суд пришел к выводу о возникновении между сторонами трудовых отношений и удовлетворил заявленные требования.

Судебная коллегия с выводом суда не согласилась и приняла новое решение, которым в удовлетворении требований Р. отказала.

Отменяя определение судебной коллегии, Президиум указал, что нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд.

Президиум посчитал не основанным на материалах дела и вывод суда кассационной инстанции о том, что Р. была допущена к работе неуполномоченным лицом — заместителем генерального директора, поскольку в судебном заседании генеральный директор ООО «Звенигородская санитарная очистка» не отрицал, что знакомил истицу с характером предстоящей работы.

При указанных обстоятельствах Президиум отменил определение судебной коллегии и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Судам также следует учитывать, что возможный круг лиц, наделенных представительскими правомочиями при оформлении трудовых отношений с работником, определен в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в п. 12 которого отмечено, что представителем работодателя «является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения».

Несмотря на то, что дела об оспаривании дисциплинарных взысканий и споры о восстановлении на работе не являются новыми для судебной практики, при разрешении указанной категории дел судами допускается нарушение вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, вина, гуманизм.

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении данной категории дел, обусловлены изменением трудового законодательства.

Ранее норма трудового права, в частности ст. 135 (ч. 3) КЗоТ 1971 года, закрепляла положение об обязанности администрации предприятия, учреждения, организации учитывать при наложении дисциплинарного взыскания тяжесть проступка, причиненный им вред, обстоятельства, при которых он совершен, а также предшествующую работу лица (рабочего или служащего), совершившего дисциплинарный проступок.

В Трудовом кодексе РФ в редакции от 30 декабря 2001 года указанная норма отсутствовала. Восполняя пробел в законодательстве, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 (п. 53) разъясняло, что работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Норма части 3 ст. 135 КЗоТ восстановлена Федеральным законом от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» путем введения части 5 ст. 192 ТК РФ , согласно которой при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Указанные изменения законодательства не учитываются судами, что приводит к судебным ошибкам.

Так, решением Рузского районного суда Московской области отказано в удовлетворении требований гражданки С. к муниципальному учреждению дополнительного образования (детская музыкальная школа) в части восстановления на работе.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что истица неоднократно в течение года привлекалась к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, выразившееся в отказе сдать на проверку индивидуальные планы учащихся, отсутствии на отборочном прослушивании к конкурсу пианистов.

Кроме того, суд указал, что истицей без уважительных причин был пропущен месячный срок для обращения в суд за защитой нарушенного права.

С указанными выводами суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам.

Смотрите так же:  Хочу получит гражданство рф

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум указал, что работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ , что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может.

Судом не было учтено, что общий стаж работы С. составляет 29 лет, из них педагогический — 23 года, ответчица к дисциплинарной ответственности ранее не привлекалась, имеет первую квалификационную категорию.

Не согласился Президиум и с выводом суда о пропуске истицей срока на обращение в суд, поскольку судом не было принято во внимание, что истица обратилась в суд незамедлительно после получения ответа на свое обращение по данному вопросу из Государственной инспекции труда в Московской области.

Указанные обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, судом учтены не были.

Приведенный пример показывает, что выяснение обстоятельств, а также степени вины работника при совершении проступка является гарантией от необоснованного привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

При этом на работодателе лежит обязанность не только доказать факт совершения проступка, но и представить доказательства того, что при применении взыскания им учтена тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ст. 192 ТК РФ). Важен учет предшествующего поведения работника, его отношение к труду в целом.

Наложение дисциплинарного взыскания без учета тяжести проступка и степени вины работника является основанием для снятия дисциплинарного взыскания с работника, восстановления работника на работе (п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, в тех случаях, когда работодателем нарушен порядок увольнения работника либо не учтены иные гарантии, установленные законодательством, увольнение признается незаконным.

Незаконным является и увольнение работника при отсутствии оснований для увольнения.

Вместе с тем, если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основания для расторжения договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и/или причины увольнения, суд в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Трудового кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующую статью, часть статьи, пункт статьи Трудового кодекса или иного федерального закона исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды допускают ошибки при применении ч. 5 ст. 394 ТК РФ .

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба ООО «Энергоинжмаш» на решение Видновского городского суда Московской области от 14 июля 2008 года, которым было признано незаконным увольнение гражданина К. — генерального директора общества «Энергоинжмаш» по п. 9 ст. 81 ТК РФ .

С ООО в пользу К. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24 марта 2008 года по 14 июля 2008 года в размере 958303,32 руб. и компенсация морального вреда 5000 рублей.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных п. 9 ст. 81 ТК РФ (принятие необоснованного решения руководителем организации, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации), для увольнения гражданина К.

С данным выводом суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда.

Президиум Московского областного суда также нашел указанные выводы суда правильными.

Вместе с тем Президиум указал, что суд не учел, что 11 февраля 2008 года на внеочередном собрании участников ООО было принято решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора К. и расторжении с ним трудового договора.

11 марта 2008 года на внеочередном общем собрании участников решение от 11 февраля 2008 года было пересмотрено и принято новое — о расторжении договора с К. по п. 9 ст. 81 ТК РФ. Решение общего собрания от 11 марта 2008 года принято в период болезни истца.

Вместе с тем еще 12 февраля 2008 года К. подал заявление о досрочном расторжении трудового договора на основании ст. 280 ТК РФ .

24 марта 2008 года истец получил трудовую книжку с записью об увольнении по п. 9 ст. 81 ТК РФ .

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса, указав дату увольнения с 24 марта 2008 года.

Однако суд, признав увольнение незаконным, руководствуясь ч. 7 ст. 394 ТК РФ, изменил формулировку основания увольнения, а также дату увольнения с 24 марта 2008 года на дату вынесения решения судом — 14 июля 2008 года.

Вывод суда об изменении даты увольнения Президиум признал не соответствующим ч. 5 ст. 394 ТК РФ, поскольку суд установил, что истец подлежал увольнению с работы, однако основания увольнения закону не соответствовали, в этой связи дата увольнения не подлежала изменению.

Поскольку дата увольнения К. не подлежала изменению, суд был также не вправе взыскивать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24 марта 2008 года по день вынесения решения — 14 июля 2008 года.

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ.

Принимая во внимание отсутствие в материалах дела данных о том, что неправильная формулировка основания или причины увольнения препятствовали поступлению К. на работу, а также то, что требования о взыскании заработной платы по данным основаниям К. не заявлялись, Президиум признал вывод суда об удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 24 марта 2008 года по день вынесения судом решения — 14 июля 2008 года в размере 958303,32 рубля не соответствующим требованиям ст. 394 ТК РФ, а поэтому во взыскании указанных сумм отказал.

Таким образом, при рассмотрении данного дела суд, применив ч. 7 ст. 394 ТК РФ вместо ч. 5 ст. 394 ТК РФ к возникшим правоотношениям, неправильно осуществил выбор нормы права, подлежащей применению.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными и привели к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части и принятию нового решения об отказе в удовлетворении требований о взыскании заработка за время вынужденного прогула.

В соответствии со ст. 38 (ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Конституционное право на воспитание детей одним из родителей реализуется при предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Данному праву корреспондирует обязанность работодателя по предоставлению отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

В соответствии с частью 2 статьи 256 ТК РФ отпуск по уходу за ребенком в возрасте до трех лет может быть также предоставлен отцу ребенка, бабушке, деду и любому другому родственнику, фактически осуществляющему уход за ребенком.

Судебная практика Президиума показывает, что при рассмотрении данной категории споров судами неправильно определяются обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, что влечет отмену судебных постановлений.

Решением Павлово-Посадского городского суда были удовлетворены исковые требования гражданки И. к администрации городского округа Электрогорск, ответчик обязан судом предоставить И. отпуск по уходу за внучкой А. 2008 года рождения до достижения ребенком возраста трех лет.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что истица длительное время имеет листок нетрудоспособности, а поэтому не имеет возможности постоянно осуществлять уход за ребенком. Должность истицы ответчиком сокращена, она подлежит увольнению после выхода на работу. В этой связи судебная коллегия пришла к выводу о том, что отпуск истице не должен предоставляться.

Удовлетворяя надзорную жалобу И. и отменяя определение судебной коллегии с оставлением в силе решения суда, Президиум указал, что наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.

Таким образом, приведенный пример позволяет констатировать, что судебная коллегия ограничила права истицы условиями, которые не были предусмотрены законом как основания для отказа в предоставлении отпуска, в этой связи истица была незаконно лишена гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Подготовлено судьей
Московского областного суда
Т.А. Петровой

Трудовые отношения между работником и работодателем судебная практика