Оглавление:

Спорный срок: когда кредитор может требовать деньги с поручителя должника

Фирма не смогла погасить кредит и «упала» в банкротство. Поручителем по этому займу выступала директор компании, к ней-то банк и предъявил свои требования. Однако руководитель предприятия заявила, что кредитная организация сделала это слишком поздно, не уложившись в годичный срок для заявления такого требования. У сторон возник спор, с какой даты надо его отсчитывать. Дело дошло до Верховного суда.

С какого момента надо отсчитывать срок исковой давности, чтобы кредитор мог предъявить требование к поручителю должника при его банкротстве? С момента введения процедуры наблюдения или когда уже наступило конкурсное производство в несостоятельной фирме? Однозначного ответа на этот вопрос в судебной практике нет, говорит юрист АБ «Линия Права» Фаррух Саримсоков. Он приводит в пример акт Арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2014 года по делу № А40-85353/2010 и постановление 12-го ААС от 10 октября 2016 года по делу № А57-23400/2015. АСМО решил, что требования к поручителю можно предъявить, только дождавшись конкурсного производства. А12-й ААС посчитал, что уже при наблюдении стоит требовать деньги с поручителя. Заложником этой ситуации и стала Анна Кабанова.

Кредит без возврата

В 2013 году «Алмазэргиэнбанк» выдал ее фирме «ПК-Финанс» многомиллионный кредит на три года (сумма вымарана из актов). Поручителем по этому соглашению выступила директор предприятия – Кабанова. Стороны в договоре не указали конкретный срок поручительства, отметив, что оно прекращается после погашения всех обязательств должника.

Компания так и не смогла вернут всю сумму займа, потому что в 2015 году началось ее банкротство (дело № А56-4226/2015). Сначала Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области определением от 22 апреля 2015 года ввел в «ПК-Финанс» процедуру наблюдения. Банк 15 июня 2015 года подал в арбитражный суд заявление с просьбой включить всю сумму долга компании в реестр требований кредиторов, что и было сделано. А 12 октября того же года признал фирму банкротом, открыв в отношении нее конкурсное производство. Тогда кредитная организация решила взыскать долг компании – 53 млн. руб., с поручителя в судебном порядке в августе 2016 года.

Как считать будем

Однако ответчик не согласился с таким требованием, заявив, что поручительство директора уже прекратилось. Кабанова указала на то, что в договоре поручительства не указан его конкретный срок. Следовательно, обязательство ответчика заканчивается, если кредитор «в течение года со дня наступления срока исполнения обязательства не предъявит иск к поручителю» (п. 6 ст. 367 ГК), пояснила Кабанова. По ее мнению, годичный срок надо считать с той даты, когда суд ввел процедуру наблюдения в «ПК-Финанс». Значит, он истек еще в апреле 2016 года, заключила ответчик.

Однако Якутский городской суд не согласился с таким расчетом. Судья Евгений Лукин пояснил, что по закону спорный срок надо отсчитывать с того момента, когда компанию признали банкротом – 12 октября 2015 года (ч. 1 ст. 126 Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Следовательно, банк уложился со своим заявлением в предусмотренные 12 месяцев после этой даты (дело № 2-12098/2016

М-11546/2016). Апелляция согласилась с таким выводом Якутского горсуда и оставила его решение без изменений (дело № 33-5908/2016).

А где вы раньше были?

Кабанова не согласилась с актами нижестоящих инстанций и оспорила их в Верховный суд. На заседании в ВС 8 августа 2017 года она явилась лично и продолжала настаивать на своей позиции: «Срок к предъявлению требований банка закончился 22 апреля 2016 года». Она снова уверяла, что год надо отсчитывать с момента введения процедуры наблюдения в компании.

Екатерина Мавлеева, представляющая банк, оказалась краткой и попросила отказать в жалобе Кабановой. Однако именно к истцу у «тройки» судей возникло больше всего вопросов.

– Почему между введением процедуры «наблюдения» и конкурсным производством вы не могли потребовать деньги с ответчика? – поинтересовался председательствующий Сергей Асташов.

– Понимаете, у банка была устная договоренность с Кабановой, что она будет содействовать погашению этого долга. Однако у нее так и не получилось это сделать, поэтому все закончилось судом так поздно, – объясняла Мавлеева.

– А когда последний раз фирма заплатила по кредиту? – спросил судья Сергей Романовский.

– В декабре 2014 года, – робко ответила представитель истца.

– Так почему же вы не обратились к поручителю сразу, а сделали это лишь спустя почти 2 года? – допытывался Романовский.

– Мы просто исходили из предположения, что если потребуем деньги раньше банкротства предприятия, то нам откажут, – ответила Мавлеева.

ВС выбрал свою дату

Выслушав все оводы сторон, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила итог: отменить акт апелляции и отправить дело на новое рассмотрение обратно в Верховный суд республики Якутия.

В мотивировочной части решения судьи ВС указали на то, что задолженность компании по ежемесячным платежам появилась еще с января 2015 года. А ответственность поручителя перед кредитором возникает в момент неуплаты заемщиком даже части долга, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 74-КГ17-12).

Следовательно, срок для предъявления требований к поручителю нужно исчилсять с 15 июня 2015 года – даты, когда банк подал в арбитражный суд заявление с просьбой включить всю сумму долга компании в реестр кредиторов, решил ВС. Таким образом, кредитная организация не уложилась в законный срок, и нижестоящим судам надлежало отказать ей в иске.

Эксперты «Право.ru»: «Нижестоящие инстанции правы»

Однако до начала заседания в Верховном суде эксперты издания не сомневались в том, что ВС поддержит решения нижестоящих инстанций. По словам адвоката «S&K Вертикаль», Алены Бачинской, основной правовой вопрос в этом споре касается толкования ч. 3 ст. 63 Закона о банкротстве («Последствия вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения»). Эксперт отмечает, что эта норма содержит положение, согласно которому срок исполнения обязательств должника, возникших до возбуждения дела о банкротстве, считается наступившим, уже когда вводится процедура наблюдения. Вместе с тем в норме есть оговорка, что такое правило применяется только для цели участия в деле о банкротстве, замечает юрист. Так что это положение не относится к договорам поручительства, говорит Бачинская. Юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры». Роман Крылов добавляет, что подобная позиция подтверждается и в п. 48 постановления пленума ВАС от 12 июля 2012 года № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Мария Сидорова, руководитель судебной практики АБ «А2.Адвокаты», соглашаясь с коллегами, объясняет, что когда компания входит в процедуру наблюдения, то еще не факт, что ее признают в дальнейшем банкротом. У нас ведь по закону еще предусмотрены такие процедуры, как финансовое оздоровление или внешнее управление, напоминает юрист: «После них должник восстанавливает свою платежеспособность и выходит из банкротства». Пока фирма находится в наблюдении, она не теряет никакой своей правоспособности: может заключать сделки, а гендиректор и сотрудники компании продолжают выполнять свои обязанности, подчеркивает Сидорова.

Мерген Дораев, партнер АБ «ЕМПП», отмечает, что основным способом защиты поручителя в таком споре все же является доказывание недобросовестного поведения кредитора в рамках банкротства должника. Кроме того, эксперт предупреждает, что решение в пользу ответчика по этому спору даст кредиторам возможность предъявлять иски к поручителям сразу после введения наблюдения в отношении должника: «Никто не будет ждать, пока общество объявят банкротом».

Верховный суд разъяснил, как разрешать споры сопоручителей по кредиту

Компания взяла кредит и не смогла его выплатить. Если поручителей было несколько, и один из них расплатился с долгами, как взыскать деньги с остальных поручителей и самого должника? Или, если договор поручительства у каждого свой, то они и вовсе ничего не должны? В проблемах, с которыми может столкнуться расплатившийся с банком сопоручитель, разобрался Верховный суд.

При обращении компании за кредитом банк требует предоставить обеспечение – залог или поручительство. Поручительство – всегда риск, ведь компания может оказаться не в состоянии расплатиться с кредитором, и тогда судебные тяжбы с банком грозят уже поручителю – ведь он отвечает по обязательствам должника всем принадлежащим ему имуществом. «Подписывая договор поручительства, многие не только не интересуются, но и даже не задумываются о реальном финансовом положении должника, обязательства которого обеспечиваются. Как правило, к моменту оплаты долга поручителем или сопоручителями должник остаётся без каких-либо активов и в состоянии банкротства, поэтому чаще всего поручитель или сопоручители остаются ни с чем», – говорит о типичной проблеме сопоручителей Марина Костина, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры». Но если поручителей несколько, и один из них всё же расплатился с долгами, насколько просто ему вернуть выплаченные в счёт погашения долга деньги? Проблемы, с которыми может столкнуться тот, кто расплатился по долгам фирмы, иллюстрирует дело, рассмотренное Верховным судом.

Вернуть своё оказалось непросто

ООО «Электроматериалы» взяло кредит на 5 млн 800 тыс. руб. в банке ВТБ 24. Поручителями стали Алексей Ситников* и два индивидуальных предпринимателя – Иван Петров* и Василий Сидоров*. Они заключили с банком отдельные договоры поручительства, по условиям которых несли солидарную ответственность с заемщиком.

На сумму около 3,1 млн рублей задолженность перед банком компания исполнила, а оставшуюся часть кредита, 1,7 млн руб., погасил Алексей Ситников за счет собственных средств. Поскольку к нему перешли права кредитора (ст. 387 ГК), потраченные деньги он хотел взыскать с других поручителей и компании. Сделать это оказалось непросто – Ситникову пришлось дважды дойти до Верховного суда.

Хождение по судам

Изначально иск о взыскании денег, уплаченных в счёт погашения долга, с компании и других поручителей рассмотрел Кировский районный суд г. Саратова. Решением суда, которое оставили без изменений в апелляции, Саратовском областном суде, требования удовлетворили частично: деньги взыскали с ООО «Электроматериалы», а в удовлетворении требований к другим поручителям отказали. Суды исходили из того, что поручители приняли на себя обязательство отвечать перед кредитором в солидарном порядке только с заёмщиком, независимо друг от друга, а значит, каждый из них не отвечает за другого в солидарном порядке.

Смотрите так же:  4 островский эВ основы психологии учебное пособие м 2012

Суды поправила коллегия по гражданским спорам ВС, которая указала на право Ситникова требовать и от других поручителей выполнить данные ими обязательства – солидарно или пропорционально, в зависимости от вида требований.

При новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции постановил взыскать с должника и сопоручителей спорную сумму солидарно, однако не мотивировал вынесенное решение. Гражданская коллегия ВС под председательством судьи Сергея Асташова снова отменила определение нижестоящего суда. В облсуде не учли, что поручительство нескольких лиц как совместное можно квалифицировать только в случае, если сопоручители сами заявляли о совместном обеспечении обязательства, указал ВС в определении по делу. Такое волеизъявление в споре не исследовалось. ВС в очередной раз отменил определения апелляции и отправил дело на новое рассмотрение в Саратовский облсуд.

Договор поручительства – для всех или для каждого?

Одной из причин возникшей неопределённости стало то, что каждый поручитель заключил отдельный договор с кредитором, притом что единый договор, который урегулировал бы отношения поручителей между собой, а не только их отношения с кредитором, заключён не был, считает Михаил Будашевский, юрист «Хренов и партнеры». Ситуация, по словам Будашевского, типичная: «Договор поручительства зачастую воспринимается лишь как условие получения финансирования, а не как документ, который может породить у заёмщика и поручителей некие взаимные обязательства. И, если бы сопоручители в рассматриваемом деле урегулировали бы условия и порядок исполнения таких взаимных обязательств, многих проблем удалось бы избежать».

При разрешении спора ВС воспринял подход ВАС, разделяющий сопоручительство – ситуацию, когда несколько поручителей вместе поручились за исполнение обязательства должника, например, подписав один документ, и множественности поручителей – когда одно обязательство обеспечено разными договорами поручительства и у каждого поручителя отдельное обязательство перед кредитором, пояснил Фаррух Саримсоков, юрист практики по разрешению споров и банкротству адвокатского бюро «Линия права».

Сопоручительство или множественность поручителей?

При сопоручительстве заплативший за должника становится на место первоначального кредитора и получает право пропорционально взыскать с других поручителей выплаченный долг – предполагается, что доли у всех равные. Если я тот самый поручитель и выплатил 100 рублей, я могу либо взыскивать 100 рублей с должника, либо взыскивать по 25 рублей с каждого из трех оставшихся сопоручителей.

При множественности поручителей – что встречается на практике чаще – поручитель, выплатив как долг кредитору, также встанет на его место, но сможет солидарно взыскать долг полностью с любого из остальных поручителей. В таком случае ему выгоднее быстрее выплатить долг кредитору и, получив право требования, взыскивать долг с любого другого платежеспособного поручителя, потому что в таких случаях чаще всего должник находится в банкротстве или на ее грани.

Фаррух Саримсоков, юрист практики по разрешению споров и банкротству «Линия права»

Что безопаснеесопоручительство или множественность поручителей?

В целом сопоручительство гораздо безопаснее для каждого поручителя, так как в случае с множественностью поручители могут не знать друг о друге. К тому же в этом случае есть возможность пропорционально ограничить объем своего обязательства.

Фаррух Саримсоков, юрист практики по разрешению споров и банкротству «Линия права»

Могут ли стороны изменять условия поручительства?

Во всех случаях стороны вольны изменять условия поручительства, например, в части объема обязательств поручителей, в выборе модели поручительства и т. д. Например, сопоручители могут договориться между собой, что тот, кто удовлетворит требования кредитора, имеет право взыскивать долг только с должника, а не с других поручителей.

Фаррух Саримсоков, юрист практики по разрешению споров и банкротству «Линия права»

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Судебная практика по обеспечению обязательств

Для уверенности в возврате заемных средств, кредиторы нередко просят обеспечение у заемщика — поручительство или залог. Разбираться в хитросплетениях взыскания обеспечения чаще всего приходится судам. Об этом — обзор судебной практики.

1. Поручительство, заключенное в условиях корпоративного конфликта, является незаконным

Договор поручительства, который был заключен в условиях корпоративного конфликта между поручителем и должником, при наличии судебных обеспечительных мер по отношению к должнику является заведомо невыгодным и убыточным для организации-поручителя. Поэтому он может быть признан ничтожным в судебном порядке. Такое решение принял Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Организация-кредитор и компания-поручитель заключили договор поручительства, по которому поручитель обязуется отвечать перед кредитором за исполнение договоров уступки прав (цессии). При этом, поручитель подтвердил иные сведения о взаимоотношениях должника и поручителя: — поручитель является владельцем 100% акций предприятия-должника.

Однако, на момент заключения договора поручительства в группе компаний, в которую входят должник и поручитель, имелся корпоративный конфликт, связанный с оспариванием бывшим генеральным директором предприятия-должника решения единственного акционера предприятия организации-поручителя о досрочном прекращении полномочий генерального директора. Поэтому имелся риск существенного уменьшения активов должника, путем совершения преступных действий третьими лицами. Поручительство было выдано на срок до 14 апреля 2016 г. Общая сумма долга по договору поручительства составила 40,9 млн рублей. Акционер поручителя, узнав, что договор поручительства был заключен бывшим руководством в условиях корпоративного конфликта и наличия судебных обеспечительных мер, посчитал, что он является заведомо невыгодным и убыточным для компании. Кроме того, в действиях кредитора и должника он усмотрел признаки злоупотребления правом. Поэтому акционер обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании договора поручительства недействительным (ничтожным).

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования и признал договор поручительства ничтожным. С его выводами согласился Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 16.06.2015 N 13АП-10191/2015 по делу N А42-8278/2014.

Как указали арбитры, в силу статьи 361 Гражданского кодекса РФ, статьи 363 Гражданского кодекса РФ и статьи 365 Гражданского кодекса РФ при заключении договора поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение должником его обязательства полностью или в части. При этом, договор поручительства может быть заключен для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель может требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Как определено в статье 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу или действия в обход закона с противоправной целью, а также прочее заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. По требованиям статьи 168 ГК РФ сделка, которая не соответствует требованиям закона является ничтожной, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения права.

В спорной ситуации в отношении компании-поручителя иностранным судом было принято распоряжение о запрете каким-либо образом отчуждать или обременять свои прямые и косвенные активы в пределах 120 млн. долларов США. Наличие таких запретов на момент заключения договора поручительства означало предстоящий переход контроля в отношении акционера и компании-поручителя с целью обращения взыскания на их имущество. Таким образом, бывшее руководство компании-поручителя и кредитор заключили договор поручительства с единственной целью — причинение вреда компании в пользу должника, контроль в отношении которого никуда не переходил.

Суды правомерно пришли к выводу о том, что оспариваемый договор поручительства является ничтожной сделкой, поскольку является частью согласованных действий руководства компании-поручителя, кредитора и должника по созданию условий, обеспечивающих сохранение контроля над деятельностью и активами группы компаний должника путем получения кредитором ничем необоснованных притязаний в отношении имущества компании-поручителя.

2. Ипотечная запись может быть погашена на основании совместного заявления кредитора и залогодателя

Организация должник имеет полное право реализовать недвижимость, которая находилась в ипотеке, после погашения записи об ипотеке, сделанного на основании совместного заявления кредитора и залогодателя. Покупатель такой недвижимости является добросовестным приобретателем. Так решил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Банк-кредитор и организация-заемщик заключили договор об открытии невозобновляемой кредитной линии, по условиям которого кредитор обязался открыть заемщику невозобновляемую кредитную линию для финансирования затрат по приобретению 75% акций сторонней компании. Заемщик обязался возвратить банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование им и другие платежи в размере, сроки и на условиях согласно договору.

Кроме того, в условиях кредитного договора стороны согласовали порядок обеспечения исполнения заемщиком обязательства по возврату заемных средств перед банком. Для этого банк-залогодержатель и завод-залогодатель заключили договор последующей ипотеки, предметом которого являлись объекты, передаваемые в последующий залог с целью обеспечения исполнения обязательств завода перед банком по кредитным договорам, заемщиком по которым являлся Завод. Дополнительным соглашением к договору последующей ипотеки, зарегистрированным стороны без изменения предмета залога включили в число кредитных обязательств, обеспеченных имуществом завода, обязательство организации-заемщика по кредитному договору. Кроме того, все три стороны заключили договор о переводе долга, по условиям которого должник, являющийся заемщиком по первоначальному договору, переводит на нового должника — организацию долговые обязательства перед банком по этому договору. Дополнительным соглашением к договору последующей ипотеки, стороны согласовали замену должника на организацию по обеспеченному залогом кредитному обязательству.

Впоследствии, банк, ссылаясь на то, что обязательства по выплате кредита и процентов за пользование кредитом по договору организацией не были исполнены, а объекты недвижимости, переданные в обеспечение исполнения заемщиком обязательств по этому договору, находятся в собственности сторонней организации, а запись об обременении указанных объектов ипотекой погашена без согласования с залогодержателем, обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании права залога на объекты недвижимости.

Суды двух инстанций отказали банку в удовлетворении иска. С такой позицией коллег в постановлении от 22.06.2015 N Ф07-8660/2014 по делу N А66-3246/2014 согласился Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Арбитры отметили, что по нормам статьи 19 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» любая ипотека подлежит государственной регистрации в ЕГРП в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В силу пункта 4 статьи 29 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» регистрационная запись об ипотеке может быть погашена по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)». В частности, погашение регистрационной записи об ипотеке возможно в случае поступления в регистрирующий орган совместного заявления залогодателя и залогодержателя. При этом, представления дополнительных документов не требуется.

Смотрите так же:  Как расторгнуть договор аренды квартиры арендатором

В спорной ситуации запись об ипотеке объектов недвижимости в пользу банка была погашена Управлением Росреестра на основании совместного заявления банка, подписанного его представителем, действовавшим по доверенности и первоначального залогодателя — завода. Кроме того, банк направял в Управление Росреестра письмо, в котором также просил зарегистрировать прекращение ипотеки по договору. Позже, на основании соглашения о зачете взаимных требований, заключенного третьей организацией и заводом, последний передал спорные объекты недвижимости в счет имеющейся у него перед третьей организацией задолженности по договорам займа. На момент заключения этого соглашения и регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости в ЕГРП отсутствовала запись об ипотеке.

В силу статьи 352 ГК РФ в редакции, действующей с 01 июля 2014 года, залог прекращается в случае, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. Поэтому суды треих инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что залог банка в отношении объектов недвижимости прекратился, поскольку спорные объекты были возмездно приобретены организацией, которая не знала и не должна была знать о том, что должник банка не исполнил своих обязательств по кредитному договору и отсутствовали основания для прекращения ипотеки на момент внесения записи о ее погашении.

3. Изменение правового статуса должника может увеличить ответственность поручителя

Арбитражный суд Северо-Западного округа решил, что изменение правового статуса абонента по договору энергоснабжения могло повлечь увеличение обязательства по оплате электроэнергии, и, соответственно, увеличение ответственности поручителя. Поэтому взыскивать солидарный долг при таких условиях возможно только после изучения всех обстоятельств.

Компания, выступающая гарантирующим поставщиком и государственно-общественная организация в роли потребителя, заключили договор энергоснабжения. По условиям этого договора гарантирующий поставщик обязался осуществлять продажу электрической энергии и мощности, а потребитель — своевременно оплачивать энергию и мощность, потребляемую объектами, предусмотренными в приложении к договору. Однако, по соглашению о замене стороны права и обязанности потребителя по договору перешли к другому учреждению.

По условиям договора энергоснабжения, платежные документы оплачиваются потребителем в срок до 25 числа месяца, в котором был выставлен платежный документ. При просрочке оплаты потребитель уплачивает штрафную неустойку в виде пеней в размере 1/300 ставки рефинансирования Центрального банка РФ за каждый день просрочки обязательства, предусмотренного договором, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательств. В результате, между компанией -кредитором, учреждением-должником и обществом-поручителем был заключен договор поручительства. По условиям этого договора поручитель обязался отвечать перед кредитором за исполнение должником денежных и иных обязательств по договору энергоснабжения (основное обязательство) в полном объеме, включая оплату неустоек и возмещение убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств должником.

В соответствии с условиями договора поручительства при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно. Договор поручительства вступил в силу с момента его подписания. В результате неисполнения обязательств должником компания, ссылаясь на условия договора, обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании задолженности по договору энергоснабжения солидарно с должника и поручителя.

Суды двух инстанций удовлетворили заявленные исковые требования в полном объеме. Однако, Арбитражный суд Северо-Западного округа с такими выводами не согласился и направил дело на новое рассмотрение в отношении возможности взыскания задолженности, в том числе, с поручителя. В постановлении от 29.06.2015 N Ф07-3423/2015 по делу N А56-45384/2014 арбитры указали, что поручитель согласился нести солидарную ответственность по неисполнению должником обязательств по договору энергоснабжения только в пределах лимитируемого энергопотребления в объеме лимитов бюджетных обязательств, как предусмотрено пунктом 8.3 договора энергоснабжения.

Однако, вступили в силу изменения, затрагивающие правовой статус бюджетных учреждений, внесенные Федеральным законом от 08.05.2010 N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». В результате реформы предусмотрены три типа государственных или муниципальных учреждений: автономные, бюджетные и казенные. В связи с этой реформой изменились механизмы финансового обеспечения бюджетных учреждений с расширенным объемом прав и переводом их со сметного финансирования на субсидии в рамках выполнения государственного задания. Следовательно, учреждение как бюджетное учреждение осуществляет свою деятельность в соответствии с государственным заданием, объем которого может не соответствовать тому объему деятельности, который учреждение вело до изменения своего правового статуса.

Кроме того, в спорный период учреждение могло оказывать платные услуги, что, в свою очередь, могло повлечь увеличение потребления электроэнергии. В силу статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Апелляционный суд счел, что суды не дали оценки факту того, что изменение правового статуса учреждения могло повлечь за собой увеличение его обязательства по оплате электроэнергии, и соответственно, увеличение ответственности общества как поручителя.

4. Уменьшение количества поручителей не изменяет обеспечиваемое обязательство

Изменение состава поручителей и уменьшение их количества не изменяет обеспечиваемое обязательство, поэтому не являются обстоятельствами, которые могут прекратить поручительство. Так решил Верховный суд РФ.

В соответствии с договором об открытии невозобновляемой кредитной линии ОАО «Сбербанк России» открыло коммерческой организации кредит. Во исполнение обязательств заемщика по кредитному договору банк заключил договоры поручительства с рядом физических лиц являвшихся учредителями организации, а также договор залога с самой организацией. Согласно дополнительному соглашению к кредитному договору обязательства заемщика по кредитному договору обеспечиваются поручительством трех поручителей и залогом имущества. Договорами поручительства предусмотрено, что поручители отвечают перед кредитором за выполнение заемщиком всех обязательств по кредитному договору.

Заемщиком обязательства по кредитному договору выполнялись ненадлежащим образом. Поэтому банк направил требование о солидарном погашении обязательств заемщиком и поручителями. Поскольку один из поручителей выбыл из состава поручителей, оставшиеся два поручителя обратились в суд с иском к ОАО «Сбербанк России»о признании прекращенными договоров поручительства. Банк заявил встречное исковое требование о солидарном взыскании долга по кредиту с заемщика и поручителей.

Суд первой инстанции отказал поручителям в удовлетворении заявленных требований и удовлетворил встречный иск банка. Однако апелляционный суд решение суда первой инстанции изменил и поддержал поручителей, отказав банку. Верховный суд РФ апелляционное определение судебной коллегии отменил, а решение суда первой инстанции оставил в силе. В определении от 08.09.2015 N 77-КГ15-5 судьи указали, что в силу статьи 323 Гражданского кодекса РФ, при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

В соответствии с нормами статьи 367 Гражданского кодекса РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Из содержания данной нормы следует, что к прекращению поручительства может привести изменение только обеспеченного поручительством обязательства при условии, что такое изменение повлекло за собой увеличение ответственности поручителя, на которое поручитель не дал согласия. В спорной ситуации уменьшение количества поручителей, а также замена одного из поручителей другим не может изменить обеспечиваемое обязательство, поэтому не относится к тем обстоятельствам, с которыми положения статьи 367 Гражданского кодекса РФ возможно прекращение поручительства.

5. Порядок заключение обеспечительных сделок должен соответствовать требованиям закона

Если банк, как профессиональный субъект предпринимательской деятельности в сфере выдачи кредитов не проявил должной степени разумности и осмотрительности, требуемой при заключении обеспечительных сделок, то договоры залога и поручительства могут быть признаны недействительными в судебном порядке. Так решил Верховный суд РФ.

Между коммерческой организацией и банком был заключен договор о предоставлении кредита. В обеспечение исполнения обязательств третьего лица по кредитному договору были заключены договор поручительства и договор залога движимого имущества. Размер обязательств, принятых на себя поручителем составил более 25% от всей стоимости его имущества, ввиду чего решение об одобрении оспариваемых сделок должно было быть принято на общем собрании участников общества в соответствии с его Уставом.

На момент подписания договора поручительства и договора залога движимого имущества участниками организации-поручителя являлись три физических лица, одно из которых, с долей 50%, состояло в зарегистрированном браке с участником должника, имеющей 25% в уставном капитале общества. Таким образом являлась обязательной, для оспариваемых сделок, процедура одобрения на общем собрании участников общества заключения договора поручительства. Кроме того, у генерального директора поручителя отсутствовало право принятия решения о заключении сделки с признаками заинтересованности, о чем банку при проявлении должной степени разумности и осмотрительности не могло быть не известно. Совершение таких оспариваемых сделок вызвало неблагоприятные последствия для организации-поручителя. Поэтому, она подала исковое заявление в арбитражный суд о признании договоров поручительства и залога недействительными.

Суды трех инстанций поддержали заявленные исковые требования. Верховный суд РФ в определении от 20.07.2015 N 305-ЭС15-5693 по делу N А40-91657/2014 с выводами коллег согласился и отказал банку в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Арбитры отметили, что в силу статьи 45 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», факт неблагоприятных последствий для истца, возникших в результате совершения им оспариваемых сделок, подтверждается предъявленным к нему ответчиком иском о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество. При этом, ответчик при соблюдении должной степени разумности и осмотрительности должен был знать о нарушении порядка одобрения сделок. Одним из условий, выполнение которого обязательно при заключении договоров, является рассмотрение обращения заемщика и всех необходимых документов, подтверждающих предварительное одобрение уполномоченными органами стороны решения об одобрении заключения соответствующего обеспечительного договора, когда такое решение необходимо в соответствии с учредительными документами стороны и действующим законодательством.

Поэтому, судьи пришли к выводу о том, что банком не была проявлена должная степень разумности и осмотрительности, требуемая по условиям гражданского оборота для такого вида сделок. Также суд принял во внимание, что участником сделки является профессиональный субъект предпринимательской деятельности в сфере выдачи кредитов. Банк не мог не знать о необходимости требования от поручителя и залогодателя доказательств, подтверждающих соответствие порядка заключение обеспечительных сделок требованиям закона, что в том числе подтверждается условиями самого кредитного договора.

Поручительство: практика арбитражных судов

Поручительство в последнее время часто используется как средство обеспечения обязательств. Договор поручительства является односторонне обязывающим, так как поручительство, являющееся одним из способов обеспечения обязательств, создает обязательство поручителя перед кредитором, дополнительное по отношению к основному обязательству, за которое дается поручительство. Но естественно, поручительство вызывает значительные судебные споры.

Смотрите так же:  При каких условиях виндикационный иск не подлежит удовлетворению

Сумма кредитной задолженности, неоплаченная заемщиком в связи с заключением мирового соглашения

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2016 N 308-ЭС16-1443 по делу N А61-2409/2010, Определением Верховного Суда РФ от 21.09.2016 N 418-ПЭК16 отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий конкурсного управляющего должником Аминовой А.Р. Действия выражались в исключении из реестра требований кредиторов должника требований общества и обязании конкурсного управляющего устранить допущенные нарушения.

Позиция суда в отношении поручительства: сумма кредитной задолженности, неоплаченная заемщиком в связи с заключением мирового соглашения в деле о его банкротстве, остается обеспеченной поручительством, если кредитор не был согласен с заключением этого мирового соглашения.

В обеспечение исполнения обязательств по данному договору должник предоставил поручительство и обязался солидарно отвечать перед банком при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств по кредитному договору.

Впоследствии банк уступил обществу все права требования по договору о предоставлении кредитной линии, а также по договорам, которыми обеспечено основное обязательство.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Поэтому, выдавая обеспечение, поручитель (или залогодатель) принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего. В число указанных рисков входит и возможность принуждения кредитора в рамках процесса о несостоятельности к заключению мирового соглашения, с которым такой кредитор не согласен.

Поэтому освобождение в подобной ситуации поручителя (залогодателя) от ответственности противоречило бы самому смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Признание поручительства недействительным

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475 по делу N А53-885/2014

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий Долженко А.Ю. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании договоров поручительства недействительным.

Позиция суда в отношении поручительства: В признании сделки недействительной отказано. Для признания сделки недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить признаки злоупотребления правом не только со стороны поручителя (залогодателя), но и со стороны банка.

О злоупотреблении правом со стороны кредитной организации при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение банком названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как:

  • участие банка в операциях по неправомерному выводу активов;
  • получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Однако ни одно из перечисленных выше обстоятельств судами первой инстанции и округа установлено не было. Конкурсным управляющим не была опровергнута презумпция добросовестного осуществления банком своих гражданских прав (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), на что справедливо обратил внимание суд апелляционной инстанции.

Ответственность поручителя в связи с изменением договора

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2017 N 308-ЭС16-13123(2) по делу N А63-12988/2014.

Исковые требования: в рамках дела о банкротстве должника общество обратилось в арбитражный суд с заявлениями о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 527 594 880,08 руб.

Позиция суда в отношении поручительства: суд направил дело на новое рассмотрение, поскольку поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло.

Суды пришли к выводу, что произошли изменения обеспеченных обязательств, влекущие увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего, в силу чего прекратилось само поручительство.

При таких условиях суды отказали во включении требований общества в реестр требований кредиторов, с чем впоследствии согласился суд округа.

Недоказанность заключения договора займа

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 5-КГ17-32.

Исковые требования: ООО «СЕНЕЖ-Дистрибуция» обратилось в суд с иском о взыскании денежных средств, выделе его доли в общем имуществе супругов и признании за ним права собственности на выделенное имущество, об обращении взыскания на это имущество.

Позиция суда в отношении поручительства: при разрешении спора судебные инстанции исходили из недоказанности фактов заключения договоров займа между истцом и ответчиком; оснований получения последним денежных средств также достоверно не установлено. Установление факта наличия либо отсутствия у общества заемных обязательств в таком случае в силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имело значение для разрешения спора.

Обращение в суд по истечении срока поручительства

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2017 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2015.

Аналогичный вывод сделан в Определении Верховного Суда РФ от 10.04.2017 по делу N 305-ЭС16-18849, А40-19700/2016.

Исковые требования: публичное акционерное общество «Сбербанк России» обратилось в арбитражный суд с иском к государственному унитарному предприятию Ставропольского края «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае» о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченной поручительством фонда.

Позиция суда в отношении поручительства: истец обратился к ответчику с иском по истечении срока действия поручительства.

Положения пунктов 1 — 3 статьи 367 Гражданского кодекса, определяющие основания прекращения поручительства, не исключают возможность согласования сторонами договора иных условий прекращения обеспечительной сделки.

В рассматриваемом случае Сбербанк, действуя по своей воле и в своем интересе, без возражений принял разработанное фондом правило о досрочном прекращении поручительства на основании одностороннего заявления фонда, не получившего от заемщика вознаграждение на очередной год за выданное поручителем обеспечение (о сокращении срока поручительства при наступлении определенных сделкой обстоятельств).

При этом именно Сбербанк, вступая в договорные отношения, должен был оценить свои возможные потери, вызванные прекращением обеспечительной сделки по приведенному основанию.

Добровольное исполнение поручителем обязанности по возврату заемных денежных средств

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 5-КГ17-52

Исковые требования: ПАО ВТБ 24 обратилось в суд. Поскольку обязательства по кредитному соглашению заемщиком надлежащим образом не исполняются, банк просил суд расторгнуть кредитное соглашение, взыскать солидарно с ответчиков задолженность в размере 18 572 386 руб. 73 коп., обратить взыскание на заложенное по договорам залога (ипотеки) недвижимое имущество, взыскать расходы по уплате государственной пошлины.

Позиция суда в отношении поручительства: поручитель Бондаренко О.В. обеспечивала на своем счете поддержание остатка денежных средств, достаточных для погашения кредитной задолженности в установленные кредитным соглашением сроки, денежные средства со счета Бондаренко О.В. списывались на основании ее заявления о бесспорном (безакцептном) списании денежных средств в сумме обязательств, установленных банком кредитным соглашением от 7 октября 2008 г. и договором поручительства. При обеспечении надлежащего исполнения кредитных обязательств заемщика у банка не имелось оснований считать его неплатежеспособным, предъявлять требования об исполнении кредитных обязательств к поручителям и залогодателям.

В соответствии с п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство (п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Само по себе исполнение поручителем обязанности должника по уплате заемных средств кредитору являться злоупотреблением права не может, поскольку такая обязанность поручителя прямо предусмотрена законом и вытекает из существа договора поручительства.

Основания для прекращения договоров поручительства и залога прямо предусмотрены законом.

Изменение судами валюты платежа поручителя

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2017 по делу N 305-ЭС16-19525, А40-231538/2015

Исковые требования: Банк обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу «Подъемные Технологии Регион» о взыскании с поручителя задолженности в размере 154 125,34 евро в рублях по курсу Центрального Банка Российской Федерации на дату фактического платежа по договору поручительства.

Позиция суда в отношении поручительства: изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

В силу пункта 2 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и поручитель заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Выдавая обеспечение, поручитель принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего.

Банк зафиксировал валютный долг в отношении заемщика в рублях по курсу на дату введения наблюдения (18.02.2014). В то же время валюта платежа по соглашению о кредитовании и договору поручительства осталась неизменной.

Определение денежных требований к должнику в рублевом эквиваленте в реестре требований кредиторов не изменяет обязательств поручителя и не ставит его в заведомо невыгодное положение по отношению к основному заемщику, учитывая, что курсовая валютная разница может принимать как отрицательные, так и положительные значения. Изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Невыплата вознаграждения поручителю

Судебное решение: Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2017 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2015.

Исковые требования: публичное акционерное общество «Сбербанк России» обратилось в арбитражный суд с иском к государственному унитарному предприятию Ставропольского края «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае» о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченной поручительством фонда.

Позиция суда в отношении поручительства: согласно договору поручительство прекращается при невыплате заемщиком вознаграждения поручителю и уведомлении об этом банка. Договор поручительства, согласованный основным должником, поручителем и банком-кредитором в момент заключения обеспечительной сделки, содержит положения о том, что поручительство прекращается при невыплате заемщиком вознаграждения поручителю и уведомлении банка об этом. Данное условие сделки соотносится с принципом свободы договора (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации). Оснований считать его недействительным не имеется.

В заключение необходимо отметить, что количество споров, связанных с поручительством, является достаточно большим, при этом множество споров доходит до Верховного суда, который обеспечивает правовую позицию по различным вопросам поручительства.

Судебная практика по поручителям