История средних веков

Хозяйство и общинная организация франков по данным «Салической правды»

Уровень развития хозяйства у франков был значительно более высоким, чем у древних германцев, описанных Тацитом. В земледелии, которое в VI в. являлось основным занятием франков, по-видимому, уже господствовало двухполье, прекратились периодические переделы пахотной земли, затруднявшие развитие более интенсивных форм земледелия. Помимо зерновых культур — ржи, пшеницы, овса, ячменя, — у франков получили широкое распространение бобовые культуры и лен. Стали активно возделываться огороды, сады, виноградники. Повсеместное распространение получает плуг с железным лемехом, хорошо взрыхлявший почву. В сельском хозяйстве используются различные виды рабочего скота: быки, мулы, ослы. Улучшились методы обработки почвы. Обычными стали двух- или трехкратная вспашка, бороньба, прополка посевов, молотьба с помощью цепов, вместо ручных начали применяться водяные мельницы. Значительно развилось и скотоводство. Франки разводили в большом количестве крупный рогатый и мелкий скот — овец, коз, а также свиней и разные виды домашней птицы. Среди обычных занятий следует назвать охоту, рыболовство, пчеловодство.

Прогресс в хозяйстве был следствием не только внутреннего развития франкского общества, но и результатом заимствования франками, а еще раньше вестготами и бургундами на юге Галлии более совершенных методов ведения сельского хозяйства, с которыми они столкнулись на завоеванной римской территории.

В этот период у франков существует вполне развитая частная собственность на движимое имущество. Об этом говорят, например, высокие штрафы, устанавливаемые «Салической правдой» за кражу хлеба, скота, птицы, лодок, сетей. Но частной собственности на землю за исключением приусадебных участков, «Салическая правда» ещё не знает. Собственником основного земельного фонда, каждой, деревни являлся коллектив ее жителей — свободных мелких земледельцев, составлявших общину. В первый период после завоевания Галлии, по данным древнейшего текста «Салической правды», франкские общины представляли собой очень разные по размеру поселения, состоявшие из родственных между собой семей. В большинстве случаев это были большие (патриархальные) семьи, включавшие близких родственников обычно трех поколений — отца и взрослых сыновей с их семьями, ведущих хозяйство совместно. Но появлялись уже и малые индивидуальные семьи. Дома и приусадебные участки находились в частной собственности отдельных больших или малых семей, а пахотные и иногда луговые наделы — в их наследственном частном пользовании. Эти наделы обносились обычно изгородью, плетнем и были защищены от вторжений и посягательств высокими штрафами. Однако право свободно распоряжаться наследственными наделами принадлежало только всему коллективу общины. Индивидуально-семейная собственность на землю у франков в конце V и в VI в. только зарождалась. Об этом свидетельствует IX глава «Салической правды» — «Об аллодах согласно которой земельное наследство, земля (terra) в отличие от движимого имущества (оно могло свободно переходить по наследству или передаваться в дар) наследовалась только по мужской линии — сыновьями умершего главы большой семьи; женское потомство исключалось из наследования земли. В случае отсутствия сыновей земля переходила в распоряжение общины. Это ясно видно из эдикта короля Хильперика (561— 584), который во изменение вышеназванной главы «Салической правды» устанавливал, что в случае отсутствия сыновей землю должны наследовать дочь или брат и сестра умершего, но «не соседи» (как это было, очевидно, раньше).

Община имела также ряд других прав на земли, находившиеся в индивидуальном пользовании ее членов. По-видимому, у франков существовала «система открытых полей»: все пахотные наделы после снятия урожая и луговые наделы после сенокоса превращались в общее пастбище, и на это время с них снимались все изгороди. Земли под паром также служили общественным пастбищем. Такой порядок связан с чересполосицей и принудительным севооборотом для всех членов общины. Земли, не входившие в приусадебное хозяйство и в пахотные и луговые наделы (леса, пустоши, болота, дороги, неподеленные луга), оставались в общем владении, и каждый член общины имел равную долю в пользовании этими угодьями.

Вопреки утверждениям ряда буржуазных историков конца XIX и XX в. (Н.-Д. Фюстель де Куланж, В. Виттих, Л. Допш, Т. Майер, К. Босл, О. Бруннер и др.) о том, что у франков в V—VI вв. господствовала полная частная собственность на землю, ряд глав «Салической правды» определенно свидетельствует о наличии у франков общины. Так глава XLV «О переселенцах» гласит: «Если кто захочет переселиться в виллу (в данном контексте «вилла» означает деревню.— Ред.) к другому и если один или несколько из жителей виллы захотят принять его, но найдется хоть один, который воспротивится переселению, он не будет иметь права там поселиться». Если пришелец все же поселится в деревне, то протестующий может возбудить против него судебное преследование и изгнать его через суд. «Соседи» здесь выступают таким образом как члены общины, регулирующие все поземельные отношения в своей деревне.

Община, являвшаяся по «Салической правде» основой хозяйственной и социальной организации франкского общества, представляла собой в V—VI вв. переходный этап от земледельческой общины (где сохранялась коллективная собственность на всю землю, включая и пахотные наделы больших семей) к соседской общине-марке, в которой уже господствует собственность индивидуальных малых семей на надельную пахотную землю при сохранении общинной собственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей, пастбищ и пр. До завоевания Галлии собственником земли у франков являлся род, распадавшийся на отдельные большие семьи (это и была земледельческая община). Продолжительные походы периода завоевания и расселение на новой территории ускорили начавшийся еще во II—IV вв. процесс ослабления и распада родовых и складывания новых, территориальных связей, на которых основывалась сложившаяся позднее соседская община-марка. По словам Ф. Энгельса, «род растворялся в общине-марке, в которой, впрочем, еще достаточно часто заметны следы ее происхождения из отношений родства членов общины».

В «Салической правде» отчетливо прослеживаются родовые отношения: и после завоевания многие общины состояли в значительной части из родственников; сородичи продолжали играть большую роль в жизни свободного франка. Из них состоял тесный союз, включавший всех родичей «до шестого колена» (третьего поколения по нашему счету), все члены которого в определенном порядке обязаны были выступать в суде в качестве соприсяжников (принося присягу в пользу сородича). В случае убийства франка в получении и уплате вергельда участвовала не только семья убитого или убийцы, но и их ближайшие родственники как со стороны отца, так и со стороны матери.

Но в то же время «Салическая правда» показывает уже процесс разложения и упадка родовых отношений. Среди членов родовой организации намечается имущественная дифференциация. Глава «О горсти земли» предусматривает случай, когда обедневший сородич не может помочь своему родственнику в уплате вергельда: в этом случае он должен «бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы тот уплатил все по закону». Наблюдается стремление со стороны более зажиточных членов выйти из союза родичей. Глава IX «Салической правды» подробно описывает процедуру отказа от родства, во время которой человек должен публично, в судебном заседании отказаться от соприсяжничества, от участия в уплате и получении вергельда, от наследства и от других отношений с родичами.

В случае смерти такого человека его наследство поступает не родичам, а в королевскую казну.

Развитие имущественной дифференциации в среде сородичей приводит к ослаблению родовых связей, к распаду больших семей на малые индивидуальные семьи.

В конце VI в. наследственный надел свободных франков превращается в полную, свободно отчуждаемую земельную собственность малых индивидуальных семей – аллод. анее, в «Салической правде», этим термином обозначалось всякое наследство: применительно к движимости аллод в ту пору понимался как собственность, но применительно к земле — только как наследственный надел, которым нельзя свободно распоряжаться. Уже упоминавшийся выше эдикт короля Хильперика, значительно расширив право индивидуального наследования общинников, по существу, отнял у общины право распоряжаться надельной землей ее членов. Она становится объектом завещаний, дарений, а затем и купли-продажи, т. е. превращается в собственность общинника. Это изменение носило принципиальный характер и вело к дальнейшему углублению имущественной и социальной дифференциации в общине, к ее разложению. По словам Ф. Энгельса, «аллодом создана была не только возможность, но и необходимость превращения первоначального равенства земельных владений в его противоположность».

С возникновением аллода завершается превращение земледельческой общины в соседскую или территориальную, обычно называемую общиной-маркой, которая состоит уже не из родичей, а из соседей. Каждый из них — глава малой индивидуальной семьи и выступает как собственник своего надела — аллода. Права общины распространяются лишь на неподеленные угодья—марки (леса, пустоши, болота, общественные выпасы, дороги и т. п.), которые продолжают оставаться в коллективном пользовании всех ее членов. К концу VI в. луговые и лесные участки нередко также переходят в аллодиальную собственность отдельных общинников.

Община-марка, сложившаяся у франков к концу VI в., представляет собой последнюю форму общинного землевладения, в рамках которой завершается разложение первобытнообщинного строя и зарождаются классовые феодальные отношения.

НазадОглавление Далее

Собственность франков по салической правде

Хозяйство и общинная организация франков по данным «Салической правды»

Уровень развития хозяйства у франков был значительно более высоким, чем у древних германцев, описанных Тацитом. В земледелии, которое в VI в. являлось основным занятием франков, по-видимому, уже господствовало двухполье, прекратились периодические переделы пахотной земли, затруднявшие развитие более интенсивных форм земледелия. Помимо зерновых культур — ржи, пшеницы, овса, ячменя, — у франков получили широкое распространение бобовые культуры и лен. Стали активно возделываться огороды, сады, виноградники. Повсеместное распространение получает плуг с железным лемехом, хорошо взрыхлявший почву. В сельском хозяйстве используются различные виды рабочего скота: быки, мулы, ослы. Улучшились методы обработки почвы. Обычными стали двух- или трехкратная вспашка, бороньба, прополка посевов, молотьба с помощью цепов, вместо ручных начали применяться водяные мельницы. Значительно развилось и скотоводство. Франки разводили в большом количестве крупный рогатый и мелкий скот — овец, коз, а также свиней и разные виды домашней птицы. Среди обычных занятий следует назвать охоту, рыболовство, пчеловодство.

Смотрите так же:  При каких условиях заключается договор о материальной ответственности

Прогресс в хозяйстве был следствием не только внутреннего развития франкского общества, но и результатом заимствования франками, а еще раньше вестготами и бургундами на юге Галлии более совершенных методов ведения сельского хозяйства, с которыми они столкнулись на завоеванной римской территории.

В этот период у франков существует вполне развитая частная собственность на движимое имущество. Об этом говорят, например, высокие штрафы, устанавливаемые «Салической правдой» за кражу хлеба, скота, птицы, лодок, сетей. Но частной собственности на землю за исключением приусадебных участков, «Салическая правда» ещё не знает. Собственником основного земельного фонда, каждой, деревни являлся коллектив ее жителей — свободных мелких земледельцев, составлявших общину. В первый период после завоевания Галлии, по данным древнейшего текста «Салической правды», франкские общины представляли собой очень разные по размеру поселения, состоявшие из родственных между собой семей. В большинстве случаев это были большие (патриархальные) семьи, включавшие близких родственников обычно трех поколений — отца и взрослых сыновей с их семьями, ведущих хозяйство совместно. Но появлялись уже и малые индивидуальные семьи. Дома и приусадебные участки находились в частной собственности отдельных больших или малых семей, а пахотные и иногда луговые наделы — в их наследственном частном пользовании. Эти наделы обносились обычно изгородью, плетнем и были защищены от вторжений и посягательств высокими штрафами. Однако право свободно распоряжаться наследственными наделами принадлежало только всему коллективу общины. Индивидуально-семейная собственность на землю у франков в конце V и в VI в. только зарождалась. Об этом свидетельствует IX глава «Салической правды» — «Об аллодах согласно которой земельное наследство, земля (terra) в отличие от движимого имущества (оно могло свободно переходить по наследству или передаваться в дар) наследовалась только по мужской линии — сыновьями умершего главы большой семьи; женское потомство исключалось из наследования земли. В случае отсутствия сыновей земля переходила в распоряжение общины. Это ясно видно из эдикта короля Хильперика (561— 584), который во изменение вышеназванной главы «Салической правды» устанавливал, что в случае отсутствия сыновей землю должны наследовать дочь или брат и сестра умершего, но «не соседи» (как это было, очевидно, раньше).

Община имела также ряд других прав на земли, находившиеся в индивидуальном пользовании ее членов. По-видимому, у франков существовала «система открытых полей»: все пахотные наделы после снятия урожая и луговые наделы после сенокоса превращались в общее пастбище, и на это время с них снимались все изгороди. Земли под паром также служили общественным пастбищем. Такой порядок связан с чересполосицей и принудительным севооборотом для всех членов общины. Земли, не входившие в приусадебное хозяйство и в пахотные и луговые наделы (леса, пустоши, болота, дороги, неподеленные луга), оставались в общем владении, и каждый член общины имел равную долю в пользовании этими угодьями.

Вопреки утверждениям ряда буржуазных историков конца XIX и XX в. (Н.-Д. Фюстель де Куланж, В. Виттих, Л. Допш, Т. Майер, К. Босл, О. Бруннер и др.) о том, что у франков в V—VI вв. господствовала полная частная собственность на землю, ряд глав «Салической правды» определенно свидетельствует о наличии у франков общины. Так глава XLV «О переселенцах» гласит: «Если кто захочет переселиться в виллу (в данном контексте «вилла» означает деревню.— Ред.) к другому и если один или несколько из жителей виллы захотят принять его, но найдется хоть один, который воспротивится переселению, он не будет иметь права там поселиться». Если пришелец все же поселится в деревне, то протестующий может возбудить против него судебное преследование и изгнать его через суд. «Соседи» здесь выступают таким образом как члены общины, регулирующие все поземельные отношения в своей деревне.

Община, являвшаяся по «Салической правде» основой хозяйственной и социальной организации франкского общества, представляла собой в V—VI вв. переходный этап от земледельческой общины (где сохранялась коллективная собственность на всю землю, включая и пахотные наделы больших семей) к соседской общине-марке, в которой уже господствует собственность индивидуальных малых семей на надельную пахотную землю при сохранении общинной собственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей, пастбищ и пр. До завоевания Галлии собственником земли у франков являлся род, распадавшийся на отдельные большие семьи (это и была земледельческая община). Продолжительные походы периода завоевания и расселение на новой территории ускорили начавшийся еще во II—IV вв. процесс ослабления и распада родовых и складывания новых, территориальных связей, на которых основывалась сложившаяся позднее соседская община-марка. По словам Ф. Энгельса, «род растворялся в общине-марке, в которой, впрочем, еще достаточно часто заметны следы ее происхождения из отношений родства членов общины».

В «Салической правде» отчетливо прослеживаются родовые отношения: и после завоевания многие общины состояли в значительной части из родственников; сородичи продолжали играть большую роль в жизни свободного франка. Из них состоял тесный союз, включавший всех родичей «до шестого колена» (третьего поколения по нашему счету), все члены которого в определенном порядке обязаны были выступать в суде в качестве соприсяжников (принося присягу в пользу сородича). В случае убийства франка в получении и уплате вергельда участвовала не только семья убитого или убийцы, но и их ближайшие родственники как со стороны отца, так и со стороны матери.

Но в то же время «Салическая правда» показывает уже процесс разложения и упадка родовых отношений. Среди членов родовой организации намечается имущественная дифференциация. Глава «О горсти земли» предусматривает случай, когда обедневший сородич не может помочь своему родственнику в уплате вергельда: в этом случае он должен «бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы тот уплатил все по закону». Наблюдается стремление со стороны более зажиточных членов выйти из союза родичей. Глава IX «Салической правды» подробно описывает процедуру отказа от родства, во время которой человек должен публично, в судебном заседании отказаться от соприсяжничества, от участия в уплате и получении вергельда, от наследства и от других отношений с родичами.

В случае смерти такого человека его наследство поступает не родичам, а в королевскую казну.

Развитие имущественной дифференциации в среде сородичей приводит к ослаблению родовых связей, к распаду больших семей на малые индивидуальные семьи.

В конце VI в. наследственный надел свободных франков превращается в полную, свободно отчуждаемую земельную собственность малых индивидуальных семей – аллод. анее, в «Салической правде», этим термином обозначалось всякое наследство: применительно к движимости аллод в ту пору понимался как собственность, но применительно к земле — только как наследственный надел, которым нельзя свободно распоряжаться. Уже упоминавшийся выше эдикт короля Хильперика, значительно расширив право индивидуального наследования общинников, по существу, отнял у общины право распоряжаться надельной землей ее членов. Она становится объектом завещаний, дарений, а затем и купли-продажи, т. е. превращается в собственность общинника. Это изменение носило принципиальный характер и вело к дальнейшему углублению имущественной и социальной дифференциации в общине, к ее разложению. По словам Ф. Энгельса, «аллодом создана была не только возможность, но и необходимость превращения первоначального равенства земельных владений в его противоположность».

С возникновением аллода завершается превращение земледельческой общины в соседскую или территориальную, обычно называемую общиной-маркой, которая состоит уже не из родичей, а из соседей. Каждый из них — глава малой индивидуальной семьи и выступает как собственник своего надела — аллода. Права общины распространяются лишь на неподеленные угодья—марки (леса, пустоши, болота, общественные выпасы, дороги и т. п.), которые продолжают оставаться в коллективном пользовании всех ее членов. К концу VI в. луговые и лесные участки нередко также переходят в аллодиальную собственность отдельных общинников.

Община-марка, сложившаяся у франков к концу VI в., представляет собой последнюю форму общинного землевладения, в рамках которой завершается разложение первобытнообщинного строя и зарождаются классовые феодальные отношения.

Франки времен Салической правды.

В 486 в результате франкских завоеваний Сев. Галии возникло Франкское гос-во, во главе стаял вождь Салических франков Хлодвиг (486-511) он завоевал аквитанию в 507г.) при его преемниках Бургундия (534), остготы уступили франкам Прованс (536). К сер 6в. Франкское гос-во включало почти всю территорию бывшей римской провинции Галии. Важнейшим источником для изучения общественного франков явл. салическая правда — запись судебных обычаев салических франков, произведенную при Хлодвиче в 6в.

Основное занятие франков в 6 в. — земледелие — двуполье, рожь, пшеница, ячмень, овес, лен и бобовые Плуг с железным лемехом, быки, мулы, ослы. Возделывались огороды, сады, виноград. Развивалось сктоводство — овцы, козы, свиньи, птица. Занимались охотой и рыболовством. В этот период существует развитая частная собственность на движимое имущество. Но собственности на землю (за исключением приусадебных участков) Салическая правда еще не знает. Основной земельный фонд принадлежит древним жителям — свободным мелким землевладельцам. Франкские общины представляли собой разные по размеру поселения, состоявшие из родственных семей. Большие патриархальные земли, но были и малые. Индивидуальная семейная собственность на землю у франков в конце 5 и в 6 в. только зарождалась.

Смотрите так же:  Договор траст банка

9 глава Салической правды об алодах. Община Салической правды представляла собой в 5-6 вв. переходный этап от большой семейной земледельческой к соседской общине — марке (в которой уже господствует индивидуальная собственность на землю малых семей с общинным фондом на леса, пастбища, луга), прослеживается разложение и упадок родовых отношений (стремление зажиточных членов выйти из союза родичей). Зародыши соц.расслоения проявляются в Салической правде в различных размерах вергельда разных категорий свободного населения. Развитию рабства способствовало завоевание Галии и другие войны. Уже в источниках 6 в. есть данные о наличии имущественного расслоения — займы и долговые обязательства (богатые, бедные). Возникновение алода стимулировало рост крупного землевладения — так к концу 6 в. зарождался слой крупных землевладельцев. Крупное землевладение росло и изнутри общины. Рост крупного землевладения приводил к росту частой власти как оружия внешнеэкономического принуждения. Все изменения в среде франков происходили во взаимодействии с гало-римским населением. По данным Салической правды Франкское гос-во усиливалось в сер. 7 в. три категории: «королей сотрапезников», крупных земледельцев «посессоров» — мелкополисных земледельцев, “тяглых” людей.

Дата добавления: 2015-04-21 ; просмотров: 9 ; Нарушение авторских прав

Регулирование имущественных отношений в Салической правде

В этом правовом документе нет еще однозначного понятия собственности. К движимым вещам, находившихся в собственности отдельных лиц или семей, применялся термин «свой» в отличие от термина «чужой». Движимое имущество у франков беспрепятственно отчуждалось, передавалось по наследству одному из членов семьи умершего или родственнику со стороны матери или отца.

По-новому закрепляет Салическая правда право на землю, которой владела семья, различая приусадебный участок, пахотную землю, луга и леса. Здесь многократно упоминается огороженный участок, при этом предусматривается значительный штраф за поджог и разрушение изгороди (XV, 5). Наказуема не только кража в пределах дома или двора высоким штрафом (45 — 63 солида; 2 — 3 солида стоила у франков корова), но и простое проникновение на территорию виллы после захода солнца. Все это свидетельствует о том, что приусадебный участок перешел в частную собственность.

В Салической правде ничего не говорится о купле-продаже земли. Институт наследования земли только зарождался. Земля передавалась по наследству мужским потомкам умершего (IX, 5). Но на основании эдикта короля Хильперика (561 — 584 гг.) земля по наследству уже могла переходить не только к сыновьям, но и дочерям, братьям, сестрам умершего.

Салическая правда знала институт приобретенной давности. Если в течение года и одного дня ни один из членов общины не высказывал протеста против поселения «чужака», его землевладение начинало охраняться правом. В этом титуле Салической правды по существу санкционируется присвоение общинной земли приближенными короля.

Договорные отношения не получили значительного развития у франков. Это характерная черта права раннефеодального общества, которому свойственно мелкокрестьянское натуральное хозяйство, слабое развитие товарно-денежных отношений. В Салической правде отсутствуют указания на общие условия действительности договоров, но свободное волеизъявление сторон подразумевается при заключении таких договоров, как купля-продажа, мена, поклажа, залог, заем, ссуда, дарение.

Салическая правда знает весьма своеобразный договор дарения (аффатомию), который заключался в пользу третьего лица. Суть аффатомии сводилась к тому, что собственник передавал свое имущество или часть его какому-либо доверенному лицу, которое не приходилось ему родственником, с обязанностью последнего через год передавать имущество назначенным наследникам. С помощью аффатомии вводился фактически не известный ранее франкам институт наследования по завещанию.

Тема 3. Развитие франкского общества в меровингский период (2 часа)

Важнейшим источником для изучения общественного строя франков в меровингский период является «Салическая правда». Она представляет собой запись судебных обычаев салических франков, произведенную, как полагают, в начале VI в., еще при Хлодвиге.

В «Салической правде» подробно рассматриваются различные ситуации и перечисляются наказания за нарушения закона, начиная от кражи курицы и кончая выкупом за убийство человека.

«Салическая правда» отражает обычаи народа, недавно переселившегося в сравнительно слабо романизированные части Галлии и поэтому сохранившего в более чистом виде нормы своей жизни.

Салическая правда» делилась на титулы (главы), а каждый титул — на параграфы. Многие титулы были посвящены штрафам за всевозможные кражи. Встречались в ней и такие титулы: «Об убийствах или если кто украдет чужую жену», «О том, если кто схватит свободную женщину за руку, за кисть или за палец», «О четвероногих, если убьют человека», «О прислужнике при колдовстве» и т. п. В титуле «Об оскорблении словами» определялись наказания за обиду в зависимости от степени оскорбления. В титуле «О нанесении увечий» устанавливалось: «Если кто вырвет другому глаз, присуждается к уплате 62 и 1/2 солида»; «Если оторвет нос, присуждается к уплате. 45 солидов»; «Если оторвет ухо, присуждается к уплате 15 солидов». Солид — римская монетная единица. В VI веке 3 солида соответствовали стоимости коровы, «здоровой, зрячей и рогатой».

Первоначальный текст Салической правды до настоящего времени не сохранился. В течение ряда веков этот судебник переписывался, дополнялся и изменялся. В результате до нас дошло несколько вариантов Салической правды, из которых наиболее близкой к древнейшему первоначальному тексту памятника считается Парижская рукопись.

Основное содержание документа — нормы, посвященные судебному процессу и определяющие штрафы за различные правонарушения.

Основные виды хозяйственной деятельности.

Развитие скотоводства у франков по данным «Салической правды»

Уже со второго титула Салического закона — «О краже свиней», мы встречаем целый каскад статей и титулов посвященных краже животных. Эти статьи крайне важны для понимания уровня и роли сельского хозяйства в обществе салических франков.

Второй титул полностью посвящен краже свиней и включает в себя 16 параграфов и 4 прибавления. Из того, что столь пристальное внимание уделяется краже свиней можно сделать вывод о развитом скотоводстве. Прибавления № 1 и № 2 к параграфу №1 так же доказывают нам о развитом скотоводстве у Франков. В этих прибавлениях речь идет о внутреннем — третьем и о запертом хлеве, что говорит о том, что свиней на ночь загоняли в хлева.

Титул третий посвящен краже рогатых животных. Титул состоит из семи параграфов и пяти прибавлений. Интересно, что этот титул короче предыдущего и максимальное количество похищенных животных так же меньше, чем в предыдущем, что объясняется, во-первых, большими габаритами крупного рогатого скота, а во-вторых, меньшей интенсивностью разведения.

Титул четвертый посвящен краже овец. Вместе с титулом пятым — «О краже коз», эти два титула можно назвать в целом титулами о краже мелкого рогатого скота. Эти титулы достаточно короткие, а максимальное число овец, упомянутое в законе — превышает соответственное число коз. Действительно, овец разводили всегда больше, нежели коз, ведь с них можно получить и большее число мяса, а также столь необходимую шерсть, козье же молоко можно компенсировать коровьем.

Титул под № 7, посвящен краже птиц. Ряд статей о краже охотничьих ястребов не интересен нам, поскольку элитарную охоту нельзя включить в состав сельского хозяйства. Однако в прибавлениях № 2 — № 4, к параграфу № 2, упоминаются уже домашние птицы, разведение которых относят к придоменному хозяйству. Это курицы, петухи, домашние журавли и лебеди. Штрафы за них одинаковы и равняются трем солидам, как и за кражу поросенка. Куры и другая птица, были крайне важны, ведь обеспечивали людей не только и не столько мясом, но и яйцами.

Титул № 8, касается пчеловодства. Титул № 23, упоминает коня, однако речи пока нет о разведении коней.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что у франков скотоводство было хорошо развито. Животные являлись ценность, и степень богатства определялось количеством скота.

Развитие земледелия у франков по данным «Салической правды»

«Салическая правда» показывает, что для франков земледелие имело большое значение, и их агрикультура стояла на довольно высоком уровне. Они сеяли зерновые культуры, лен, имели огороды, где выращивали бобы, горох, капусту, репу. Франки были хорошо знакомы с плугом и бороной. Пахота производилась на быках. Порча вспаханного поля каралась штрафом. Урожаи хлеба были богатыми. Урожай с полей франки увозили на телегах, в которые впрягали лошадей. При доме каждого свободного франкского крестьянина имелись хозяйственные постройки. Полученный урожай складывался в амбары и риги.

В земледелии, которое в VI веке являлось основным занятием франков, по-видимому, уже господствовало двухполье, прекратились периодические переделы пахотной земли, затруднявшие развитие более интенсивных форм земледелия. Помимо зерновых культур — ржи, пшеницы, овса, ячменя, — у франков получили широкое распространение бобовые культуры и лен. Стали активно возделываться огороды, сады, виноградники. К концу VI века повсеместное распространение получает плуг с железным лемехом, хорошо взрыхлявший почву.

Смотрите так же:  Нотариус метро бухарестская

В сельском хозяйстве используются различные виды рабочего скота: быки, мулы, ослы. Улучшились методы обработки почвы. Обычными стали двух- или трехкратная вспашка, бороньба, прополка посевов, молотьба с помощью цепов, вместо ручных начали применяться водяные мельницы.

Развитие ремесла у франков по данным «Салической правды»

В «Салической правде» нет отдельных титулов о ремесле. Но из различных параграфов о краже различного имущества, можно сделать вывод, что ремесло у франков присутствовало.

Титул 37, параграф 2, прибавление 1 говорит о краже бубенчика с коня, за что налагается штраф в 15 солидов Салическая правда// http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/salic.htm// Электронный ресурс — режим доступа открытый/ (25.01.2012). Отсюда мы можем сделать вывод, что ремесленники все же были, но они были редкостью.

Ремесло еще не отделилось от сельского хозяйства. Иногда ремесленники содержались во дворе графа и обслуживали всех жителей виллы. Состоятельная семья имела рабов и полусвободных литов в качестве слуг, ремесленников. Из их числа Салическая правда упоминает кузнеца, конюха, свинопаса, виноградаря.

10 статья «Салической правды» показывает, что за похищение раба кузнеца, плотника штраф достигал 85 солидов, а за похищение рабыни штраф был в 35 солидов. Из чего следует, что рабы ремесленники, как и специалисты — виноградари являлись ценным имуществом и охранялись законом.

У салических франков господствовало натуральное хозяйство, присутствовал товарообмен.

3. Формы собственности на землю и землепользование.

До завоевательных походов собственником земли у франков являлся род, распадавшийся на отдельные большие семьи, которые обрабатывали сообща, предоставленную им землю, подвергавшуюся переделу из года в год.

Продолжительные военные походы, завоевание новых территорий и расселение на них ускорили ослабление и распад родовых и складывание новых, территориальных связей, на которых сложилась соседская община-марка.

Община-марка отказалась от права периодического передела пахотной земли, но передала свои земли отдельным лицам только с целью использования их в качестве пашен и лугов, но не для какой-нибудь другой цели. На то, что выходило за эти пределы (найденные в земле сокровища, право добычи руд и т.д.) частный владелец не имел никакого права, все это принадлежало общине.

Однако пользование полем и лугом строго контролировалось и регулировалось общиной. Там, где господствовало трехполье, — а это было почти везде, — вся пахотная земля делилась на три одинаковых по размеру поля. Каждое из них попеременно предназначалось один год для озимых посевов, второй год для яровых, а третий год шло «под пар». Таким образом, село каждый год имело свое озимое, яровое и паровое поле. При распределении земли заботились о том, чтобы каждый член общины получал одинаковую долю во всех трех полях и мог бы, без ущерба подчиняться принудительному севообороту общины. В соответствии с этим, озимые он мог сеять только на своем участке озимого поля и т.д. А паровое поле являлось общим владением и использовалось всей общиной под пастбища. Когда заканчивалась уборка на двух других полях, они также становились общим владением до нового посева. Тоже самое относится и к лугам, после осеннего сенокоса. На всех полях, где должен был пастись скот владелец обязан был удалить изгороди. Вся остальная земля — леса, пастбища, пустоши, болота, реки, пруды, озера, дороги, места охоты и рыбной ловли, — оставались собственностью общины, предназначенной для совместного использования и доля пользования каждого члена общины этими общими угодьями была одинакова.

Таким образом, по «Салической правде» в этот период у франков существовала вполне развитая частная собственность на движимое имущество.

Общинная организация у франков.

Определение характера собственности на недвижимость во франкском обществе (в частности – земельной) V – VI веков, а также исследование форм семьи по данным «Салической правды», дают нам возможность охарактеризовать и тип общины присущий франкам того времени.

Община по «Салической правде» являлась основой хозяйственной и социальной организации франкского общества. Она представляла собой в V – VI веках переходный этап от земледельческой общины (существовала коллективная собственность на всю землю, включая и пахотные наделы больших семей) к соседской общине-марке (господствует собственность индивидуальных малых семей на надельную пахотную землю при сохранении общинной собственности на основной фонд лесов, лугов, пустошей, пастбищ и пр.).

До завоевания Галлии собственником земли у франков являлся род, распадавшийся на отдельные большие семьи (это и была земледельческая община). Продолжительные походы периода завоевания и расселение на новой территории ускорили начавшийся еще во II – IV веках процесс ослабления и распада родовых и складывания новых, территориальных связей, на которых основывалась сложившаяся позднее соседская община-марка. По словам Ф. Энгельса, «…род растворялся в общине-марке, в которой, впрочем, еще достаточно часто заметны следы ее происхождения из отношений родства членов общины».

В «Салической правде» отчетливо прослеживаются родовые отношения: и после завоевания многие общины состояли в значительной части из родственников, которые играли значительную роль в жизни свободного франка. Из них состоял тесный союз, все члены которого в определенном порядке обязаны были выступать в суде в качестве соприсяжников (принося присягу в пользу родственника). В случае убийства франка в получении и уплате вергельда участвовала не только семья убитого или убийцы, но и их ближайшие родственники, как со стороны отца, так и со стороны матери.

Но в то же время «Салическая правда» показывает уже процесс разложения и упадка родовых отношений. Среди членов рода намечается имущественное расслоение. Титул «О горсти земли» предусматривает случай, когда обедневший франк не может помочь своему родственнику в уплате вергельда: в этом случае он должен «бросить горсть земли на кого-нибудь из более зажиточных, чтобы тот уплатил все по закону». Наблюдается стремление со стороны более зажиточных членов выйти из родственного союза. Титул LX «Салической правды» подробно описывает процедуру отказа от родства, во время которой человек должен публично, в судебном заседании отказаться от соприсяжничества, от участия в уплате и получении вергельда, от наследства и от других отношений с родственниками. В случае смерти такого человека его наследство поступает в королевскую казну.

« В конце VI века наследственный надел свободных франков превращается в полную, свободно отчуждаемую земельную собственность малых индивидуальных семей – аллод. Ранее, в «Салической правде», этим термином обозначалось всякое наследство: применительно к движимости аллод в ту пору понимался как собственность, но применительно к земле — только как наследственный надел, которым нельзя свободно распоряжаться. Уже упоминавшийся выше эдикт короля Хильперика, значительно расширив право индивидуального наследования общинников, по существу, отнял у общины право распоряжаться надельной землей ее членов. Она становится объектом завещаний, дарений, а затем и купли-продажи, т.е. превращается в собственность общинника. Это изменение носило принципиальный характер и вело к дальнейшему углублению имущественной и социальной дифференциации в общине, к ее разложению».

«… В историческом движении Западной Европы, древней и современной, период земледельческой общины является переходным периодом от общей собственности к частной собственности». С возникновением аллода завершается превращение земледельческой общины в соседскую или территориальную, обычно называемую общиной-маркой, которая состоит уже не из родственников, а из соседей. Каждый из них – глава малой индивидуальной семьи и выступает как собственник своего надела – аллода. Права общины распространяются лишь на неподеленные угодья (леса, пустоши, болота, общественные выпасы, дороги и т. п.), которые продолжают оставаться в коллективном пользовании всех ее членов. К концу VI века луговые и лесные участки нередко также переходят в аллодиальную собственность отдельных общинников.

Община – марка, сложившаяся у франков к концу VI века, представляет собой последнюю форму общинного землевладения, в рамках которой завершается разложение первобытнообщинного строя и зарождаются феодальные отношения.

Имущественное и социальное расслоение во франкском обществе.

Салическая правда указывает также на наличие у франков следующих социальных групп: служилая знать, свободные франки (общинники) и полусвободные литы.

Различия между ними были не столько экономическими, сколько социально- правовыми. Они были связаны главным образом с происхождением и правовым статусом лица или той социальной группы, к которой это лицо принадлежало.

Важным фактором, влияющим на правовые различия франков, стала принадлежность к королевской службе, королевской Дружине, к складывающемуся государственному аппарату. Эти различия наиболее ярко выражались в системе денежных возмещении, которые служили охране жизни, имущественных и иных прав отдельных лиц.

Наряду с рабами существовала особая категория лиц — полусвободные литы, жизнь которых оценивалась половиной вергельда свободного, в 100 солидов.

Лит представлял собой неполноправного жителя общины франков, находящегося в личной и материальной зависимости от своего господина. Литы могли вступать в договорные отношения, отстаивать свои интересы в суде, участвовать в военных походах вместе со своим господином. Лит, как и раб, мог быть освобожден своим господином, у которого, однако, оставалось его имущество.

За преступление литу полагалось, как правило, то же наказание, что и рабу, например смертная казнь за похищение свободного человека.

Зародыши социального расслоения в среде франков-завоевателей проявляются в «Салической правде» в различных размерах вергельда разных категорий свободного населения. Для простых свободных франков он составляет 200 солидов, для королевских дружинников (антрустионов) или должностных лиц, состоящих на службе у короля, — 600.

Собственность франков по салической правде