Статья 4. Законодательство Российской Федерации о рекламе

Законодательство Российской Федерации о рекламе состоит из настоящего Федерального закона. Отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы могут регулироваться также принятыми в соответствии с настоящим Федеральным законом иными федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 4 Закона о Рекламе

В комментируемой статье определена система законодательства Российской Федерации о рекламе.

В отличие от старой редакции Закона законодатель отмечает, что законодательство Российской Федерации о рекламе состоит только из Федерального закона «О рекламе».

В силу пункта «ж» статьи 71 Конституции Российской Федерации установление правовых основ единого рынка находится в ведении Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 76 Конституции Российской Федерации принятые по предметам ведения Российской Федерации федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации.

Федеральный закон «О рекламе» содержит императивные нормы, устанавливающие требования к размещаемой рекламной информации, и тем самым определяет параметры единого рынка Российской Федерации, на котором распространяется реклама.

Учитывая изложенное, комментируемый Закон не допускает возможность регулирования субъектом Российской Федерации отношений в области рекламы. Регулирование этих правоотношений в силу указанных норм находится в ведении Российской Федерации.

В подтверждение данного вывода можно привести выдержки из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 04.03.1997 N 4-П.

Законодательство о рекламе, регулирующее гражданско-правовые отношения в сфере рекламной деятельности, не может находиться ни в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, ни в ведении субъектов Российской Федерации, и они не вправе осуществлять собственное правовое регулирование в этой сфере.

Правовое регулирование рекламной деятельности и в той части, в какой это регулирование связано с установлением правовых основ единого рынка, относится к компетенции именно федерального законодателя.

Однако Конституционный Суд Российской Федерации делает оговорку, что органы местного самоуправления вправе самостоятельно решать вопросы местного значения, связанные с выдачей разрешений на размещение средств наружной рекламы, поскольку они затрагивают правомочия пользования, владения и распоряжения муниципальной собственностью, так как данные вопросы выходят за рамки гражданско-правовых отношений, не относятся к основам единого рынка, то есть не являются предметом ведения Российской Федерации.

Указанные вопросы урегулированы статьей 19 Федерального закона «О рекламе».

Некоторые отраслевые законы включают отсылочные к законодательству о рекламе нормы.

Так, статья 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» устанавливает, что распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Статья 5 Федерального закона от 10.07.2001 N 87-ФЗ «Об ограничении курения табака» устанавливает, что реклама табака и табачных изделий осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о рекламе. Статья 43 Основ законодательства об охране здоровья граждан предусматривает, что реклама медикаментов, изделий медицинского назначения, медицинской техники, а также реклама методов лечения, профилактики, диагностики и реабилитации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе.

Рассредоточение норм, регулирующих отношения по производству, размещению и распространению рекламы, по отдельным отраслевым законам, характерное для предыдущей редакции Федерального закона «О рекламе», которое приводило к серьезным проблемам в процессе правоприменения, в данный момент устранено.

Так, в Федеральном законе от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» глава 9 «О рекламе на рынке ценных бумаг» утратила силу с 1 февраля 2007 года. Части 4 и 5 статьи 17 Федерального закона от 19.07.1997 N 109-ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами», предусматривавшие особенности рекламы пестицидов и агрохимикатов, также утратили силу в связи с принятием комментируемого Закона. Статья 17 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» также утратила силу.

Установление требований к рекламе одного товара, например алкогольной продукции, в рамках двух федеральных законов вызывало их различное толкование как субъектами рекламной деятельности, так и правоохранительными органами, вызывая негативные последствия на рекламном рынке.

Дробление рекламного законодательства подрывало целостность системы регулирования такой сферы деятельности, как реклама.

Во избежание проблем правоприменения была проведена консолидация норм, регулирующих отношения в сфере рекламной деятельности, в рамках Федерального закона «О рекламе» и исключения соответствующих положений из отдельных отраслевых законов.

Помимо федеральных законов отношения в области производства, размещения и распространения рекламы регулируются указами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, издаваемыми в соответствии с Федеральным законом «О рекламе».

Так, продолжает действовать Указ Президента Российской Федерации от 17.02.1995 N 161 «О гарантиях прав граждан на охрану здоровья при распространении рекламы», принятый до вступления в силу Федерального закона «О рекламе», однако лишь в части недопущения распространения в средствах массовой информации рекламы целителей, экстрасенсов и других лиц, объявляющих себя специалистами по лечению методами народной медицины и другими традиционными методами и не имеющих соответствующих разрешений согласно статьям 56 и 57 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

Среди подзаконных нормативных правовых актов особое место занимают Постановление Правительства Российской Федерации от 17.08.2006 N 508 «Об утверждении Правил рассмотрения антимонопольным органом дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе» и Приказ ФАС России от 28.12.2007 N 453 «Об утверждении Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по рассмотрению дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе» (зарегистрирован в Минюсте России 19.03.2008 N 11380).

Указанные Правила устанавливают порядок рассмотрения Федеральной антимонопольной службой и ее территориальными органами дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе.

Административный регламент определяет сроки и последовательность действий (административных процедур) ФАС России, территориальных органов ФАС России и их структурных подразделений, порядок взаимодействия между структурными подразделениями ФАС России и территориальными органами ФАС России, а также порядок взаимодействия ФАС России и территориальных органов ФАС России с иными организациями при осуществлении полномочий по рассмотрению дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе.

Реклама это гражданский кодекс

N197-ФЗ в ред. от 30.12.2001 — 2018 г.г.

Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

Основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений . >>>

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГК РФ)

Часть первая включает в себя статьи с 1 по 453, содержит следующие разделы и подразделы:
Гражданское законодательство. Лица (физические и Юридические лица). Обьекты гражданских прав. Сделки и представительство. Сроки. Исковая давность. Право собственности и другие вещные права. Общая часть обязательного права. Общие положения об обязательствах. . >>>

Часть вторая включает в себя статьи с 454 по 1109, содержит раздел «Отдельные виды обязательств», изложенный в главах с 30 по 60. . >>> Данная часть ГК уточняет и расширяет федеральный закон «О защите прав потребителей» N 2300-1 . >>>

Часть третья включает в себя статьи с 1110 по 1224, содержит разделы «Наследственное право» и «Международное частное право», изложенные в главах с 61 по 68. . >>>

Часть четвёртая включает в себя статьи с 1225 по 1551,
содержит раздел «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», изложенные в главах с 69 по 77. . >>>

C 1 января 2008 года вступила в силу четвертая часть Гражданского кодекса Российской Федерации, которая представляет собой кодификацию норм об интеллектуальной собственности и состоит из раздела VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», включающего 9 глав. С принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ в российское законодательство введены новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности: право изготовителя базы данных (ст.1333-1336 ГК РФ) и право публикатора на произведение науки, литературы или искусства (ст.1337-1344 ГК РФ), залог исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст.1232 ГК РФ).

Более полно по сравнению со специальными законами определено исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации: право использовать такой результат либо такое средство по своему усмотрению и право распоряжаться исключительным правом на такой результат или такое средство (ст. 1229 ГК РФ). В новой части ГК РФ больше внимания уделено защите интересов авторов, например, восстановлено право на неприкосновенность произведения; имущественные интересы автора защищены нормами статей 1295 -1298 ГК РФ о том, что автор-работник, не являющийся правообладателем, имеет право на получение от работодателя вознаграждения за создание и использование служебного произведения независимо от того, сам работодатель будет использовать служебное произведение или это право перейдет к другому.

Впервые в отечественном законодательстве установлено право автора на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец и возможность перехода или передачи этого права другому лицу (правопреемнику), в том числе в порядке универсального правопреемства или по договору, включая трудовой договор. Введен порядок внесения в произведение наследниками или иными правопреемниками автора изменений, сокращений или дополнений при условии что этим не искажается замысел автора и не нарушается целостность восприятия произведения и это не противоречит воле автора (п.1 ст.1266 ГК РФ), а также порядок обнародования произведения, не обнародованное при жизни автора (п.3 ст.1268 ГК РФ). Усилены меры защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.

Впервые в гражданское законодательство включена норма (ст.1253 ГК РФ) о возможности принятия судом решения о ликвидации юридического лица по требованию прокурора, если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. С вступлением в силу части четвертой ГК РФ 54 нормативных акта отменяются полностью или частично. Их место в большинстве случаев занимают соответствующие разделы части четвертой ГК РФ.

Кроме того, ряд законов признается недействующим, а в 31 закон вносятся изменения. Так, с 1 января 2008 года утрачивают силу: Патентный закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3517-1; Закон РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»; Закон РФ от 23.09.1992 № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»; Закон РФ от 23.09.1992 № 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем»; Закон РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»; Закон РФ от 06.08.1993 № 5605-1 «О селекционных достижениях».

В полном объёме перечнь нормативных документов, утративших силу изложен в Федеральном Законе № 231-ФЗ от 18.12.2006 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». . >>>

Аналитика Законодательство Россия

«Социальная реклама в свете законодательства о рекламе. Проблемы и решения»

Федор Кравченко, управляющий партнер «Коллегии медиа юристов»

(Конференция «Повышение эффективности социальной рекламы в России», 2009)

Смотрите так же:  Можно ли написать заявление в банк на отсрочку платежа

Я приветствую всех и хотел бы от юридической проблематики перейти к сфере психологии. Давайте представим себе юриста телеканала, к которому приходит представитель некоммерческой организации с просьбой разместить социальную рекламу.

В лучшем случае это будет выглядеть примерно следующим образом: ему нужно вспомнить о том, что экспертный совет антимонопольной службы примерно полгода назад решил, что большая часть норм закона о рекламе впрямую не применяется. А вдруг в этой социальной рекламе будет доктор? А у нас статья 5 ФЗ «О рекламе» совершенно четко говорит, что образ медицинского работника допустимо использовать только в рекламе медицинских и лекарственных средств и средств гигиены. Другой пример – процесс курения в рекламе или распития алкогольных напитков. В таком случае надеяться на то, что ФАС оправдает телекомпанию, показывающую процесс курения, который той же статьей запрещается, просто смешно. Юрист, на плечи которого возлагается принятие решения о допустимости той или иной рекламы, обретает просто массу рисков, не имеющих внятной судебной перспективы разрешения. При этом надо сказать, что большинство юристов, которые хотели бы биться за социальную рекламу, следуют той логике, которую озвучил Дмитрий Степанович Бадалов, и я готов подписаться под каждым его словом. Действительно, цели настолько разные, что они взаимоисключающие. Обычная реклама преследует цели рекламирования товара или услуги на рынке, социальная же реклама преследует благотворительные и общественно полезные цели.

Но даже если юрист захочет взять на себя эту ответственность, мы тут же получаем налоговые проблемы, о которых подробно расскажет Дмитрий Корсаков. Из тех же 9 минут в час, которые телекомпания может отдать под рекламу, социальная реклама «отъест» свои 30-60 секунд или не «отъест». Если «отъест», это будут серьезные проблемы, телекомпания не заработает тех денег, которые ожидает. Все это приводит к тому, что, услышав о социальной рекламе, юрист телекомпании или печатного издания хочет куда-нибудь спрятаться и, по возможности, в диалог не вступать.

Есть еще одна проблема – имущественные права на те объекты интеллектуальной собственности, что включены в социальную рекламу. Это отнюдь не прозрачный процесс. Например, приходит некоммерческая организация, хочет разместить ролик. Кому принадлежат исключительные права на этот ролик, не вполне понятно. Если вдруг кто-то будет возмущен и предъявит иск, телекомпания его проиграет, потом будет искать эту некоммерческую организацию, взыскивать с нее убытки. Процесс долгий и неприятный.

Нельзя, однако, сказать, что юристы не нашли способа решить эту проблему. Самый простой способ – забыть, вычеркнуть из памяти слова «социальная реклама» и воспользоваться замечательной нормой статьи 2 закона о рекламе, говорящей о том, что федеральный закон не распространяется на объявления, в том числе и юридических лиц, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Получается, что если мы ролик социальной рекламы назовем объявлением юридического лица, не связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, он просто изымается из закона о рекламе, если только там действительно не будет упоминания спонсоров.

Лингвистический анализ норм закона о рекламе по поводу того, можно упоминать спонсоров или нет, это отдельное «удовольствие», которое займет у нас не один десяток минут, но если вкратце: лингвисты приходят к выводу, что спонсоров в социальной рекламе упоминать можно, но тут мы опять сталкиваемся с массой противоречий.

Я сделал краткий обзор проблем, сопровождающих сейчас социальную рекламу. Хотел бы сказать о том, что все-таки некоммерческие организации, на мой взгляд, находятся со СМИ во вполне равных отношениях. Нормы закона о рекламе, предусматривающие обязательное заключение договора о социальной рекламе, являются, с моей точки зрения, тем кнутом, который, хоть и не используется пока эффективно, дает какие-то призрачные надежды на заключение телекомпанией или печатным СМИ договора о распространении социальной рекламы или возмещении убытков, связанных с необоснованным отказом. И все же это призрачные надежды, поэтому в большинстве случаев НКО проигрывает такой спор.

Что хотелось бы сделать в сфере развития законодательства, чтобы такие проблемы смягчить или устранить?

Мне известны на сегодняшний день три инициативы о внесении изменений в Гражданский Кодекс, Налоговый Кодекс и в ФЗ «О рекламе», связанные с улучшением ситуации в сфере социальной рекламы. Детальный анализ каждой инициативы займет много времени, поэтому я выделю наиболее значимые моменты, которые сейчас обсуждаются и, даст бог, будут приняты. Если говорить о позитивных предложениях по изменению законодательства, то, безусловно, положительной нормой можно считать прямое законодательное указание на то, что социальная реклама является некоторым специальным видом рекламы. Во избежание путаницы в терминологии было даже предложено перейти к новому термину «социально значимой информации». Предложение не было поддержано многими коллегами, и я их очень хорошо понимаю, потому что в случае принятия этого термина половина новостей попадает под определение «социально значимой информации», закон о рекламе тогда нужно было бы называть «Закон о рекламе и социально значимой информации» и так далее. Предложение сочли слишком революционным. На мой взгляд, самым правильным было бы вообще изъять социальную рекламу из сферы регулирования закона о рекламе и перенести ее в закон о средствах массовой информации: хотя социальная реклама по форме имеет много общего с обычной рекламой, по сути, как мы уже выяснили, это два разных понятия, преследующих разные цели.

То есть, исходя из сказанного, видимо, будет предпринята попытка уточнения термина «социальная реклама» с тем, чтобы более четко отделить ее от определения рекламы вообще.

Второй попыткой, по всей видимости, будет прямое указание на то, что социальная реклама не входит в те ограничения по объему рекламы, которые установлены для распространителей рекламы (40% для печатных СМИ, 15% для телепрограмм, 20% для радио). В таком случае социальная реклама будет считаться отдельным образом.

На мой взгляд, абсолютно позитивное предложение связано с констатацией того, что может быть платной рекламой, а что должно размещаться на бесплатной или частично оплачиваемой основе. Правда, сама по себе эта норма мало поможет, если не пройдут те поправки, о которых расскажет Дмитрий Корсаков, налоговых проблем это не решит. Тем не менее, хотелось бы видеть в законе о рекламе короткую норму, еще раз подчеркивающую, что такой договор может быть безвозмездным. При этом ряд инициатив содержит в себе предложения обязать СМИ безвозмездно распространять такую рекламу.

С нашей точки зрения, такого рода инициативы содержат избыточные обязательства, которые накладывает государство на частные СМИ. Из того, что не хотелось бы, чтобы попало в закон, – ряд норм, касающихся приоритетного права органов государственной власти, местного самоуправления и муниципальной власти размещать свою социальную рекламу, обязывая СМИ делать это безвозмездно или по каким-то четко регулируемым тарифам в приоритетном порядке по отношению к социальной рекламе НКО.

В развитие этого решения было принято предложение обязать Федеральную антимонопольную службу давать предварительные заключения о социальной рекламе, то есть ввести предварительную цензуру, без которой СМИ не вправе принимать социальную рекламу и распространять ее. Разумеется, мы считаем это предложение деструктивным.

Еще одно предложение, которое, на мой взгляд, при его хорошей реализации, может дать феноменальный результат – это введение неких процедур прозрачности. При распределении государственного заказа решение о выделении того или иного бюджета происходит по воле органа исполнительной власти, когда какой-нибудь министр вдруг посчитает, что нужно пропагандировать переход улицы на зеленый свет. При этом эффективность этой рекламной кампании, проведенной за счет налогоплательщиков, остается неизвестной: просто ставится галочка о том, что на 10 тысячах щитов размещена соответствующая информация.

Я надеюсь, что пройдет предложение о введении в обязательном порядке неких общественных слушаний, на которых органы государственной власти, потратившие бюджетные деньги на социальную рекламу, будут отчитываться перед некоммерческими организациями, рекламным сообществом, СМИ, простыми гражданами о том, какая социальная реклама была распространена, и давать некую оценку, пусть даже на первых порах неофициальную, не обязательную для учета. А затем, когда этот механизм заработает и станет понятным то, насколько эффективно тратятся подобные средства, можно будет переходить к неким предварительным процедурам перед размещением государственного заказа, чтобы проводились экспертные согласования, которые действующим законодательством о государственном заказе не предусмотрены.

Реклама это гражданский кодекс

Статья посвящена анализу и сравнению нормативно-правовых актов Украины и Российской Федерации в сфере рекламы с позиции гражданского права. Проведено комплексное исследование как Гражданских кодексов обеих стран, так и отраслевых законов с целью формирования предложений по совершенствованию национального законодательства.

Ключевые слова: реклама; субъекты рекламы; объекты рекламы; правовое регулирование рекламы; ответственность; ненадлежащая реклама; право интеллектуальной собственности; оферта

Основной тенденцией последнего десятилетия является постепенная гармонизация гражданского законодательства между Украиной и Российской Федерацией и приведение нормативно-правовой базы наших стран к общим нормам и эталонам законодательной техники Европейского Союза.

Актуальность сравнения правового регулирования сферы рекламы в Украине и Российской Федерации обусловлена постепенным усилением конвергенции брендов, экономической глобализацией в восточноевропейском регионе и, что самое важное, размытием границ деятельности средств массовой информации, которые представляют собой основную площадку для размещения и потребления рекламы. Данный анализ предоставит возможность четкого понимания различий в регулировании сферы рекламы как в Украине, так и в Российской Федерации, а также продемонстрирует возможные пути совершенствования и гармонизации норм отраслевого законодательства.

А.В. Минбалеев, при анализе системы правового регулирования рекламной деятельности в РФ, ссылается на постановление Конституционного Суда от 4 марта 1997 г. [8], в котором указывается, что отношения в сфере рекламной деятельности по своей природе гражданско-правовые, поскольку они возникают при осуществлении предпринимательской деятельности (а именно производству, размещению и распространению рекламы). В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [1] они должны регулироваться гражданским законодательством, так как именно оно определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные права, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Следовательно, в рассматриваемом аспекте законодательство о рекламе призвано регулировать именно те отношения, которые возникают в процессе производства, размещения и распространения рекламы и которые являются предметом гражданского законодательства [4, с. 46–47].

Проводя сравнительный анализ институтов рекламы в Украине и в РФ, необходимо определить в первую очередь критерии сравнения. С точки зрения гражданского права, интерес представляет исследование следующих категорий: понятие рекламы, субъекты, объекты рекламирования, соотношение рекламы и оферты, критерии ненадлежащей рекламы, ответственность в сфере рекламы, а именно ее гражданско-правовые аспекты, некоторые правовые формы рекламы, а также краткое сравнение органов наших стран, которые осуществляют регулирование и контроль в сфере рекламы.

Главными нормативно-правовыми документами в сфере рекламы на территории Украины и Российской Федерации являются закон Украины «О рекламе» (далее – Закон) [6] и Федеральный закон РФ «О рекламе» (далее – Закон РФ) [7]. Отдельные положения содержатся в Гражданских кодексах обоих государств, а также в законах и подзаконных актах, регулирующих отношения в процессе производства, размещения и распространения рекламы, принятые в соответствии с отраслевыми законами (например, языковое законодательство или законы, которые регулируют деятельность СМИ). Но основной интерес для целей данной публикации представляют именно Гражданские кодексы обеих стран и специализированные отраслевые законы.

Смотрите так же:  Образец приказа по праздничному дню 4 ноября

Гражданский кодекс Украины (далее – ГК Украины) [2] устанавливает гражданско-правовой статус рекламы, рассматривая ее через призму оферты. Согласно ч. 2 ст. 641 ГК Украины, реклама или другие предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, являются приглашением делать предложения заключить договор, если иное не указано в рекламе или других предложениях. Соответственно реклама, по общему правилу, выступает в качестве приглашения сделать оферту. А предложение товара в рекламе, которая обращена к неопределенному кругу лиц и содержит все существенные условия договора, является публичной офертой (ч. 1 ст. 699 ГК Украины). Гражданский кодекс РФ в ст. 437 аналогичным образом определяет суть рекламы с точки зрения гражданского права. Отраслевой Закон РФ регламентирует и детализирует этот аспект. Статья 11 устанавливает, что если в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации реклама признается офертой, то такая оферта действует в течение двух месяцев со дня распространения рекламы при условии, что в ней не указан иной срок. На наш взгляд, даже учитывая существование в гражданском праве Украины категории «разумный строк», украинскому законодателю было бы уместным позаимствовать норму про ограничение срока действия рекламы, которая имеет признаки оферты.

Основное же регулирование сферы рекламы возлагается на профильное рекламное законодательство.

Отвечая требованиям современности, оба специализированных закона в сфере рекламы имеют глоссарий используемых терминов (ст. 1 Закона и ст. 3 Закона РФ). В соответствии с ним, украинский законодатель определяет рекламу как информацию о лице или товаре, распространенную в любой форме и любым способом и предназначену сформировать или поддержать осведомленность потребителей рекламы и их интерес относительно такого лица или товара. В том же ключе определяет рекламу законодательство РФ: реклама — это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Стоит отметить, что оба определения отталкиваются от информационной природы рекламы, между тем Гражданский кодекс РФ не содержит на сегодняшний день определения информации как таковой. К тому же в 2006 году она была исключена из перечня объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

При этом ст.2 Закона РФ детальнее ограничивает сферу действия данного закона, разделяя рекламу и обязательную информацию, вывески, справочно-информационные и аналитические материалы, а также объявления физических или юридических лиц, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности и т. п. В свою очередь, украинский Закон не относит к рекламе только обязательную информацию и объявления физических лиц.

Касательно субъектного состава Закон выделяет: производителя рекламы – лицо, которое полностью или частично осуществляет производство рекламы; рекламодателя – лицо, которое является заказчиком рекламы для ее производства и/или распространения; распространителя рекламы – лицо, которое осуществляет распространение рекламы; потребителей рекламы – неопределенный круг лиц, на которые направляется реклама. Закон РФ выделяет подобные категории субъектов: рекламодателя – изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо; рекламопроизводителя – лицо, осуществляющее полностью или частично приведение информации в готовую для распространения в виде рекламы форму; рекламораспространителя – лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств; потребителей рекламы – лица, на привлечение внимания которых к объекту рекламирования направлена реклама. Весьма ценен тот факт, что законы обеих стран оперируют тождественными категориями, это позволяет более эффективно решать возникающие спорные ситуации, в которых участие принимают контрагенты из Украины и Российской Федерации.

Интересны отличия в регулировании спонсорской рекламы. Закон, как основную категорию, выделяет сам институт спонсорства — добровольной материальной, финансовой, организационной и другой поддержки физическими и юридическими лицами любой деятельности с целью популяризации исключительно своего имени, наименования, своего знака для товаров и услуг. В свою очередь, Закон РФ отталкивается в этом вопросе от характеристики самого субъекта как лица, предоставившего средства либо обеспечившее предоставление средств для организации и (или) проведения спортивного, культурного или любого иного мероприятия, создания и (или) трансляции теле- или радиопередачи либо создания и (или) использования иного результата творческой деятельности. Отдельно дается определение спонсорской рекламы – рекламы, распространяемой на условии обязательного упоминания в ней об определенном лице как о спонсоре. При этом более удачным представляется определение спонсорской рекламы именно через характеристику процесса, которая дана в украинском Законе, так как это позволяет более гибко определять такую рекламу.

Отдельного анализа требуют различия в подходе украинского и российского законодателя к регулированию и классификации ненадлежащей рекламы.

Украинское законодательство более дифференцированно подходит к определению форм ненадлежащей рекламы. Так, Закон предусматривает недобросовестную рекламу, скрытую и сравнительную рекламу.

Недобросовестной считается реклама, которая вводит или может ввести в заблуждение потребителей рекламы, нанести ущерб лицам, государству или обществу вследствие неточности, недостоверности, двусмысленности, преувеличения, замалчивания, нарушения требований относительно времени, места и образа распространения. Таким образом, в категорию недобросовестной рекламы законодатель включает и недостоверную рекламу.

К сожалению, централизованно признаки недобросовестной рекламы, как это сделано в Законе РФ, в украинском законодательстве не выписаны. Соответственно, определение такой рекламы осуществляется на основании обобщенного определения, приведенного выше в контексте нарушения конкретной статьи Закона Украины (например, касательно рекламы определенных видов товаров). По нашему мнению, в ряде случаев это может затруднить идентификацию ненадлежащей рекламы.

Закон РФ в ст. 3 оперирует понятием «ненадлежащая реклама», под которой понимается реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации. К сожалению, подобная обобщающая категория в украинском отраслевом законе отсутствует. Касательно подвидов ненадлежащей рекламы можно сказать следующее.

Российский законодатель выделяет две формы ненадлежащей рекламы – недобросовестную и недостоверную. Недобросовестной признается реклама, которая содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами; задевает честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента; представляет собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара (под это определение в полной мере подходит реклама алкогольных торговых марок в дневное время). Основная правовая суть недобросовестной рекламы состоит в том, что она является актом недобросовестной конкуренции в соответствии с нормами антимонопольного законодательства (ст. 5 Закона РФ). Категория «недобросовестной рекламы» за Законом РФ по своей сути тождественна украинской категории «недобросовестная сравнительная реклама» (в то время как Закон РФ сравнительную рекламу относит к недобросовестной, украинский Закон выделяет ее в отдельную форму ненадлежащей рекламы, при этом в законах содержится указание на такую ее особенность, как нарушение норм добросовестной конкуренции).

В свою очередь, недостоверная реклама содержит не соответствующие действительности сведения: о товаре или услуге (качестве, ассортименте, свойствах); о цене объекта рекламы; об изготовителе или о продавце рекламируемого товара; об условиях приобретения товара или услуги; гарантийных обязательствах; об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товара; о правах на использование официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов) и символов международных организаций; о правилах проведения акций; розыгрышей и лотерей и тому подобную информацию. Необходимо отметить, что до 2003 года в Уголовном кодексе РФ действовала ст. 182, которая предусматривала уголовную ответственность за заведомо ложную рекламу. Последующее исключение этой статьи является вполне логичным. Так, Л.В. Мамчур считала не совсем оправданным выделение российским законодателем заведомо ложной рекламы, как средства для умышленного введения в заблуждение рекламодателем потребителя, ведь это было связано как со сложностью в доказательстве наличия умысла, так и с отсутствием существенных отличий от недостоверной или неправдивой рекламы [3, с. 160].

Важным упущением российского законодателя, по мнению Г.А. Ульяновой, является то, что Закон РФ, устанавливая запрет на ненадлежащую, недобросовестную и недостоверную информацию, вообще не устанавливает такой категории, как «введение в заблуждение» [9, с. 64].

На наш взгляд, украинскому законодателю целесообразно воспользоваться опытом Российской Федерации и определять ненадлежащую рекламу как родовую категорию, а недобросовестную, недостоверную, неэтичную и т.п. рекламу как видовые понятия.

В украинском Законе прогрессивным является определение скрытой рекламы – информации о лице или товаре в программе, передаче, публикации, если такая информация служит рекламным целям и может вводить в заблуждение лиц относительно действительной цели таких программ, передач, публикаций. Таким образом, данный вид рекламы также может относиться к ненадлежащей. Часть 5 статьи 9 Закона прямо предусматривает запрет такого вида рекламы. В отличие от украинского Закона Закон РФ вообще не относит подобную рекламу к ненадлежащей. Так, в п. 9 ст. 2 содержится упоминание о товаре, средствах его индивидуализации, об изготовителе или о продавце товара, которые органично интегрированы в произведения науки, литературы или искусства и сами по себе не являются сведениями рекламного характера. Данная статья позволяет, например, использовать технологию « product placement », а именно размещать значительное количество легкоузнаваемых брендов в современных художественных фильмах и телевизионных сериалах. При этом определение режима скрытой рекламы до сих пор является спорным как на территории Украины, так и Российской Федерации. Заметим, что под скрытой рекламой Закон РФ подразумевает рекламу, которая оказывает не осознаваемое потребителями рекламы воздействие на их сознание, в том числе путем использования специальных видеовставок (двойной звукозаписи) и иных способов (ч. 9 ст. 5 Закона РФ). Данное определение соотносится с запретом «использования средств и технологий, которые действуют на подсознание потребителя рекламы», что закреплено в украинском Законе. Подобная разница в толковании терминологии и подходах к регулированию скрытой рекламы влечет за собой значительное количество злоупотреблений и чрезмерного использования « product placement » на территории Российской Федерации.

Отраслевые законы на сегодняшний день по-разному регулируют то, в каких денежных единица должны указываться цены в рекламе. Закон Украины императивно устанавливает, что «информация о ценах на товары, тарифы на услуги, указанные в рекламе,…, указывается исключительно в гривне» (ч. 8 ст. 8). При этом ч. 7.1 ст. 5 Закона РФ устанавливает, что в рекламе товаров и иных объектов рекламирования стоимостные показатели должны быть указаны в рублях, а в случае необходимости дополнительно могут быть указаны в иностранной валюте. Позиция российского законодателя более логична, так как позволяет устранить возможную путаницу с применением курса обмена валюты при покупке товара или услуги. Это, в свою очередь, защищает конечного потребителя и дает ему возможность рассчитывать на фиксированную цену рекламированного объекта, а также, при необходимости, оценивать ее эквивалент в иностранной валюте.

Смотрите так же:  Индексация зарплат мвд в 2018

Оба закона регламентируют ограничения рекламирования некоторых объектов. Так, отдельный порядок рекламирования установлен для лекарственных средств и медицинских услуг, алкоголя, табачных изделий, оружия, финансовых услуг с привлечением денег населения, ценных бумаг, игр и пари, основанных на риске, объектов строительства, товаров, требующих государственной регистрации и/или лицензирования. Запрещена реклама наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, взрывчатых веществ и материалов, органов и (или) тканей человека в качестве объектов купли-продажи.

Отдельно стоить отметить наличие в российском законе регулирования рекламы таких специфических объектов, как реклама услуг по заключению договоров ренты, в том числе договора пожизненного содержания с иждивением, и реклама деятельности медиаторов по обеспечению проведения процедуры медиации. Использование в Украине практики регулирования рекламы этих объектов существенно снизило бы количество возможных злоупотреблений доверием физических лиц. Так, зафиксированы неоднократные случаи мошенничества и завладения имуществом путем заключения договора пожизненного содержания с иждивением. Ограничение возможности рекламирования такого вида договора могло бы существенно снизить его привлекательность в глазах потенциальных получателей ренты, а следовательно, сохранить их имущество.

К сожалению, формат и объем статьи не позволяют детально охарактеризовать объекты, поскольку это может быть темой отдельного исследования, к которому автор обратиться в последующих публикациях.

И в Украине и в Российской Федерации ответственность за нарушения в сфере рекламы носит комплексный характер. По общему правилу, параллельно возможно применение как гражданско-правовой, так и административной ответственности. Украинский Закон устанавливает, что лица, виновные в нарушении законодательства о рекламе, несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность. Закон РФ гласит, что нарушение физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе влечет за собой ответственность в соответствии с гражданским законодательством (ст. 38 Закона РФ). При этом лица, права и интересы которых нарушены в результате распространения ненадлежащей рекламы, вправе обращаться в установленном порядке в суд или арбитражный суд, в том числе с исками о возмещении убытков, включая упущенную выгоду, о возмещении вреда, причиненного здоровью физических лиц и (или) имуществу физических или юридических лиц, а также о компенсации морального вреда.

Оба закона четко разграничивают ответственность отдельных субъектов за определенные виды нарушений. При этом рекламодатель, рекламораспространитель и рекламопроизводитель отвечают отдельно. Ответственность за недобросовестную рекламу несет виновное лицо. Одной из характерных особенностей сравнительной рекламы является то, что украинский Закон предусматривает ответственность именно рекламодателя за неправомерное сравнение в рекламе.

Следует отметить, что в сфере рекламы в полной мере присутствует такой гражданско-правовой институт, как опровержение недостоверных сведений. Закон четко регламентирует, что публичное опровержение недобросовестной и неправомерной сравнительной рекламы осуществляется добровольно или по решению суда за счет виновного лица и осуществляется в таком же порядке, в котором она была размещена (ст. 28 Закона). К сожалению, Закон РФ не детализирует подобным образом порядок опровержения, а только предусматривает в ч. 3 ст. 38, что в случае установления антимонопольным органом факта распространения недостоверной рекламы и выдачи соответствующего предписания, антимонопольный орган вправе обратиться в установленном порядке в суд или арбитражный суд с иском к рекламодателю о публичном опровержении недостоверной рекламы (контррекламе) за счет рекламодателя. При этом форму, место и сроки размещения такого опровержения определяет именно суд.

В то же время Закон не ограничивает прав потребителей рекламы, которым был причинен вред недобросовестной и неправомерной сравнительной рекламой, на возмещение вреда согласно законодательству Украины (ч. 12 ст. 27 Закона).

Основные полномочия контроля в сфере рекламы Федеральный закон предоставляет антимонопольному органу (ст. 33 Закона РФ). Это характеризует предпочтительное толкование законодателем рекламы именно как экономической категории – объекта, который прямо влияет на конкуренцию и взаимоотношения между участниками рынка.

В отличие от РФ, на территории Украины отраслевой закон предоставляет полномочия по контролю за соблюдением законодательства о рекламе как Антимонопольному комитету Украины (относительно соблюдения законодательства о защите экономической конкуренции), так и: специально уполномоченному центральному органу исполнительной власти в сфере защиты прав потребителей – в аспектах защиты прав потребителей (на текущий момент этим органом является Государственная инспекция Украины по вопросам защиты прав потребителей); Национальному совету Украины по вопросам телевидения и радиовещания – относительно телерадиоорганизаций всех форм собственности; Министерству финансов Украины – относительно рекламы государственных ценных бумаг; Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку относительно рекламы на фондовом рынке; Государственному комитету Украины по строительству и архитектуре и его региональным управлениям – относительно рекламы сооружения жилых домов.

С другой стороны, Закон РФ устанавливает статус саморегулируемых организаций в сфере рекламы. Такой организацией признается объединение рекламодателей, рекламопроизводителей, рекламораспространителей и иных лиц, созданное в форме ассоциации, союза или некоммерческого партнерства в целях представительства и защиты интересов своих членов, выработки требований соблюдения этических норм в рекламе и обеспечения контроля над их выполнением. Саморегулируемые организации имеют право представлять законные интересы их членов в отношениях с федеральными органами государственной власти, участвовать в рассмотрении антимонопольным органом дел в сфере рекламы, обжаловать в арбитражный суд нормативные правовые акты органов государственной власти, применять в отношении членов саморегулируемой организации предусмотренные ее учредительными и иными документами меры ответственности, разрабатывать, устанавливать и опубликовывать обязательные для выполнения всеми членами саморегулируемой организации правила профессиональной деятельности в сфере рекламы, осуществлять контроль над профессиональной деятельностью ее членов, организовывать деятельность саморегулируемой организации и т.д. (ст. 31–32 Закона РФ). К сожалению, украинский законодатель не уделил достаточного внимания саморегулируемым организациям, скупо упомянув в ст. 29 Закона только права объединений граждан и объединений предприятий в области рекламы. Опыт Российской Федерации доказывает эффективность такого вида регулирования сферы рекламы и, по нашему мнению, необходимость дополнения украинского Закона подобными положениями очевидна.

Внимания заслуживают и нормы, направленные на защиту интеллектуальной собственности в рекламе.

Следует отметить, что ГК Украины не регламентирует защиту прав интеллектуальной собственности в рекламе. Вместо этого закон Украины «Об авторском праве и смежных правах» [5] в ч. 2 ст. 8 прямо указывает, что любые объекты авторского права подлежат охране при использовании их в рекламе.

Украинский отраслевой закон детальнее регламентирует специфику использования прав интеллектуальной собственности. В нем присутствует ст. 4, содержащая отсылочную норму: использование в рекламе объектов авторского права и (или) смежных прав осуществляется согласно требованиям законодательства Украины об авторском праве и смежных правах. Также, согласно п. 9 ч. 1 ст. 8 Закона, в рекламе запрещается имитировать или копировать текст, изображение, музыкальные или звуковые эффекты, которые применяются в рекламе других товаров, если другое не предусмотрено законами Украины в сфере интеллектуальной собственности. Фактически – это закрепление защиты внешней формы выражения рекламы именно как объекта права интеллектуальной собственности.

Также в Законе акцентируется внимание не только на ограничении рекламирования отдельных объектов, таких как алкоголь или табачные изделия, но и указывается на недопустимость использования в рекламе торговых марок, знаков для товаров и услуг и иных объектов интеллектуальной собственности под которыми выпускается вышеупомянутая продукция (ст. 22 Закона).

Отдельно стоит отметить закрепление права физического лица на свое изображение и имя, а также их использование в рекламе. Так, п. 8 ст. 8 Закона прямо устанавливает запрет на размещение изображения физического лица или использование его имени без письменного согласия.

К сожалению, российское законодательство в меньшем объеме регулирует эти вопросы. ГК РФ содержит косвенные упоминания о рекламе в книге IV (в контексте прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий), а российский отраслевой закон очень скудно регулирует вопросы использования прав интеллектуальной собственности в рекламе. Упоминание о них содержится только в п. 7 ч. 3 ст. 5 Закона РФ: недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товара.

Учитывая специфику рекламы и то, что поводом для львиной доли споров в этой сфере выступают именно нарушения прав интеллектуальной собственности, российскому законодателю следует детальнее регламентировать вопросы использования объектов авторского права в рекламе. Опыт Украины может стать весьма ценным в таком улучшении законодательной базы.

Таким образом, проанализировав гражданские кодексы и отраслевые законы в сфере рекламы Украины и Российской Федерации, можем сделать вывод о тождественности многих понятий, категорий и институтов. Но есть и различия, которые состоят в разных подходах к: определению ненадлежащей и недобросовестной рекламы; толкованию спонсорства; использованию денежных единиц в рекламе; правовому статусу скрытой рекламы; перечню объектов, реклама которых в той или иной степени ограничена; правовому регулированию использования объектов интеллектуальной собственности в рекламе; саморегулированию участников рынка; перечне органов, которые уполномочены осуществлять контроль в сфере рекламы; определению рекламы как оферты.

Украинскому законодателю было бы уместным позаимствовать норму про ограничение срока действия рекламы, которая имеет признаки оферты. Также целесообразно было бы воспользоваться опытом Российской Федерации и определять ненадлежащую рекламу как родовое, а недобросовестную, недостоверную, неэтичную и т.п. рекламу как видовые понятия.

Положительно повлияло бы на сферу рекламы в Украине и регулирование таких специфических объектов, как реклама услуг по заключению договоров ренты, в том числе договора пожизненного содержания с иждивением, и реклама деятельности медиаторов по обеспечению проведения процедуры медиации.

И, конечно же, Украине необходимо внести в Закон дополнение касательно деятельности саморегулируемых организаций

Российскому законодателю можно обратить внимание на более удачное определение спонсорской рекламы через характеристику процесса, которое дано в украинском Законе. Положительное влияние на рынок рекламы произвела бы также рецепция определения скрытой рекламы и расширения списка органов, осуществляющих контроль и регулирование сферы рекламы в РФ.

Библиографический список

Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. // Рос. газ. 1994. 8 дек.

Гражданский кодекс Украины от 16 января 2003 г. // Ведомости Верховной Рады Украины. 2003. №40, ст. 356.

Мамчур Л.В. Правовое регулирование рекламы (цивилистический аспект): дис. . канд. юрид. наук. Л., 2006. 183 с.

Минбалеев А.В. Правовое регулирование рекламной деятельности: учеб. пособие / под ред. д.ю.н. В.В.Кваниной. М.:ИД «Юриспруденция», 2010. 224 с.

Об авторском праве и смежных правах: закон Украины от 23 дек. 1993 г. №3792-ХХІ // Ведомости Верховной Рады Украины. 1994. №13, ст. 64.

О рекламе: закон Украины от 3 июля 1996 г. №270/96-ВР // Ведомости Верховной Рады Украины. 1996. №39, ст. 181.

О рекламе: Федер. закон Рос. Федерации от 13 марта 2006 г. №38-ФЗ // Рос. газ. 2006. 15 марта.

По делу о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1995 года «О рекламе»: постановление Конституц. Суда Рос. Федерации от 4 марта 1997 г. №2-П // Рос. газета. 1997. 18 марта.

Ульянова Г.О. Защита авторских прав в правоотнощениях, которые возникают в связи с рекламой: дис. . канд. юрид. наук. Одесса, 2008. 197 с.

Реклама это гражданский кодекс