Оглавление:

ТРАДИЦИОННЫЕ ВИДЫ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ), несмотря на относительную “молодость”, по праву заняла достойное место среди традиционных направлений экспертных исследований. В последние годы правоохранительные органы проявляют повышенный интерес к СПЭ. Это связано, с одной стороны, с ростом преступности, изменением ее структуры, изощренностью правонарушений, а с другой, — с развитием юридической психологии, СПЭ как ее практической отрасли, появлением новых психологических методов, позволяющих успешно решать проблемы, связанные с раскрытием преступлений.

Данная экспертиза назначается в случаях, когда для выяснения важных для дела обстоятельств требуются специальные психологические знания. Судебно-психологическая экспертиза направлена на исследование явлений психики людей, чья вменяемость, как правило, не вызывает сомнения или уже установлена в процессе судебно-психиатрической экспертизы, а потому приводится преимущественно в отношении психически здоровых людей. Поэтому судебно-психологическая экспертиза не должна предшествовать судебно-психиатрической или проводиться параллельно с ней.

Специальных учреждений собственно судебно-психологической экспертизы в нашей стране пока немного. Это сектор СПЭ Центральной Северо-Кавказской лаборатории судебной экспертизы МЮ РФ (г. Ростов-на-Дону), Лаборатория судебно-психологических исследований (г.Калуга) и Лаборатория судебно-психологических исследований Специального факультета Санкт-Петербургского университета (г. Санкт-Петербург). До сих пор сложившаяся традиция позволяла привлекать к производству подобных экспертиз специалистов в области психологии, работающих в соответствующих научных учреждениях и учебных заведениях, а кроме того преподавателей факультетов психологии университетов и кафедр психологии педагогических институтов (педуниверситетов). Вместе с тем тенденции развития судебной психологии все настоятельней требуют долгосрочной специализации экспертов-психологов, что позволит избежать все еще случающихся фактов привлечения специалистов, чьи квалификация и правовой статус не соответствуют необходимым требованиям. Первая в стране программа подготовки экспертов судебной психологии ныне введена на Межвузовском факультете практической психологии КГПУ им.К.Э.Циолковского, ОИАТЭ и ВПК ИПРАНа (гг. Калуга-Обнинск-Москва) совместно с ЦСК ЛСЭ (г. Ростов-на-Дону).

В данном методическом руководстве приводятся основные сведения о СПЭ: о ее современном состоянии, возможностях и перспективах развития. Мы познакомим с кругом вопросов, которые в состоянии разрешить СПЭ, рассмотрим основные ошибки при назначении экспертизы, проанализируем трудности, возникающие при оценке заключения СПЭ следователями и судьями, проиллюстрируем примерами из практики.

Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых

Проблема способности несовершеннолетних обвиняемых нести уголовную ответственность за противоправные действия, по сути, возродила СПЭ после десятилетий неприятия и забвения. Г.М. Миньковский первым среди юристов поставил вопрос о необходимости использования специальных психологических познаний в форме экспертизы при расследовании некоторых дел. Он указал, что СПЭ “должна ответить на вопрос, имеются ли у данного субъекта отклонения от нормального для его возраста уровня интеллектуального развития, и если такие отклонения существуют, сделать вывод о их влиянии на вменяемость подростка” (14) . Таким образом, более 35 лет назад Г.М. Миньковский указал на принципиальную возможность с помощью экспертного психологического исследования устанавливать вменяемость психически здоровых подростков.

Практическим работникам нередко приходится сталкиваться с такими фактами, когда подросток, совершивший правонарушения, выявляет признаки отставания в психическом развитии. Это может выражаться, например, в немотивированности противоправных действий, их циничности и демонстративности, инфантильности поведения, легковесности и примитивности суждений, недостаточном понимании социальных и правовых норм, в легкомысленном отношении к своим противоправным поступкам.

При анализе самого деяния подростка может отмечаться несоразмерность объективного содержания его поведения субъективно преследовавшимся целям. Однако, по данным медицинской документации либо по заключению судебно-психиатрической экспертизы он является психически здоровым человеком. Здесь следует отметить, что отставание в психическом развитии не обязательно определяется органическими дисфункциями. Способность подростка сознавать значение своих действий и осуществлять их регуляцию зависит не только от уровня развития интеллектуальных функций, но и в значительной степени обусловливается такими факторами, как особенности эмоционально-волевой сферы, мотивация, система ценностных ориентаций. А это уже связано с особенностями воспитания подростка и педагогического воздействия на него. Вместе с тем, следует особо подчеркнуть, что данная способность не является константой, постоянной величиной, будучи характеристикой психики подростка в момент совершения правонарушения. Помимо психологических свойств личности она обусловливается особенностями криминальной ситуации. Поэтому вполне реальна возможность того, что психически здоровый человек, выявляющий низкий уровень психического развития, в экстремальных ситуациях (крайне сложных или неопределенных) будет не в состоянии полностью осознавать значение своих действий и руководить ими.

В этой связи показателен следующий пример.

15-летний А. обвинялся в соучастии в убийстве, совершенном при отягчающих обстоятельствах. В тот день он пришел домой к другу с целью забрать свой радиоприемник, который отдал починить его отцу, мастеру по ремонту телерадиоаппаратуры. Друга дома не оказалось, однако в квартире находились сам хозяин и его знакомый П., которого А. увидел впервые. Оба они были в сильной степени алкогольного опьянения. Пригласив А. войти, ему налили примерно 100 г водки, которую он выпил на кухне. Вскоре хозяин квартиры, сильно опьянев, упал на пол, и А. вместе с П., по предложению последнего, перенесли его в спальню. П. послал А. на кухню принести скалку, а сам тем временем отрезал от находившихся в комнате приборов электрические шнуры и стал связывать ими руки и ноги спавшего. Сделав удавку, П. с помощью скалки стал затягивать ее на шее хозяина квартиры. Увидев это, А. растерялся, но П. прикрикнул на него и послал на кухню за водой. Поскольку входная дверь была запертой, а квартира находилась на четвертом этаже, выйти из нее А. не мог. Принеся в спальню воду, увидел, что П. спрашивал у пришедшего в себя хозяина квартиры, где находится золото, а когда тот отказался отвечать, затянул петлю на его шее. Затем ослабив ее, П. приказал А. отливать водой потерявшего сознание. Так продолжалось несколько раз, пока П. окончательно не задушил потерпевшего. После этого он заставил А. искать в шкафах ценные вещи, говорил ему, что в таких случаях лучше всего брать. Выйдя из квартиры и заперев дверь, П. предупредил А., чтобы тот молчал, пригрозив ему убийством. Однако, А. спустя некоторое время рассказал о случившемся знакомому оперативному работнику.

Из материалов дела было известно, что в возрасте пяти лет А. получил закрытую черепно-мозговую травму с сотрясением головного мозга. В школу пошел в срок. Учился слабо, но классы не дублировал. В школе “проявлял себя чаще с отрицательной стороны, состоял на учете в ИДН, привлекался к уголовной ответственности в связи с участием в краже, но был амнистирован. Однако в последнее время стал более уравновешенным, доброжелательным и спокойным. Как показал классный руководитель, А. заметно отличается от сверстников своей инфантильностью (например, в 7-м классе мог приносить на уроки игрушечные машины и играть с ними, не обращая внимания на преподавателей). Увлекается спортом, любит читать фантастическую литературу и смотреть индийские фильмы.

Анализируя сложившуюся ситуацию, А. считает, что у него не было выхода, т.к., с одной стороны, растерялся и очень боялся П., т.к. “мог остаться вместе с хозяином квартиры” . С другой стороны, даже если бы и “ударил П. чем-нибудь тяжелым, все равно за это оказался бы в тюрьме”.

В процессе экспериментально-психологического исследования был выявлен низкий уровень интеллектуального развития А., инертность мыслительных процессов. Ему присущи такие личностные особенности, как легкомысленность, несформированность системы морально-нравственных установок, склонность к приключениям и риску, эмоционально-волевая незрелость, высокий уровень личностной тревожности, подчиняемость, заниженный уровень притязаний. В конфликтных и затруднительных ситуациях А. пассивен, склонен избегать проблем либо рассчитывать, что сможет с ними справиться с помощью других людей. Уровень социальной адаптации снижен.

Проведенное исследование позволило прийти к выводу, что А. сознавал значение своих действий, однако способность руководить ими была предельно ослаблена ввиду особенностей ситуации, значительно ограничивавших свободу выбора адекватных форм поведения, а также присущих А. индивидуально-психологических свойств, таких как эмоционально-волевая незрелость, подчиняемость, пассивность при решении затруднений, инертность мышления.

Рассмотрим основные вопросы, которые могут быть поставлены перед данным видом СПЭ.

  1. Имеются ли у несовершеннолетнего испытуемого признаки отставания в психическом развитии, не связанного с психическим заболеванием, или иных аномалий психического развития неболезненного характера, и если имеются, то в чем конкретно они выражаются?
  2. Учитывая уровень психического развития несовершеннолетнего и особенности исследуемой ситуации, был ли он в состоянии полностью сознавать значение своих действий ?
  3. Учитывая уровень психического развития несовершеннолетнего и особенности исследуемой ситуации, в какой мере он был способен руководить своими действиями?
Смотрите так же:  Статья 118 ук рф объект субъект

Хотелось бы предостеречь практических работников от постановки вопросов, предполагающих соотнесение интеллектуального и паспортного возраста. Конечно, понятно желание получить от эксперта ответ о том, что уровень интеллектуального развития подростка соответствует (либо не соответствует) 14- летнему возрасту и, тем самым, принять решение о способности обвиняемого нести уголовную ответственность, вытекающее из действующего законодательства. Однако, в действительности практически никогда не бывает точного соответствия интеллектуального возраста подростка паспортному. Как указывал С.Л. Выготский, “происхождение стадий (развития -авт.) никогда не совпадает совершенно точно с хронологическим течением времени. Ребенок данного паспортного возраста в отношении своего как физиологического, так и интеллектуального возраста может находиться или впереди, или позади той точки, на которой его застиг сейчас возраст хронологический” (2). Это связано с тем, что физиологическое и психическое развитие протекает скачкообразно. Поэтому принципиально невозможен вывод (встречающийся, как ни странно, в некоторых экспертных заключениях) о том, что уровень психического развития 14-летнего подростка соответствует возрасту 13.5 лет.

В еще большей степени это относится к тем случаям, когда экспертному исследованию подвергается подросток, имеющий органические дисфункции либо выявляющий признаки олигофрении в степени дебильности. Следует отметить, что аномальное психическое развитие по своим динамике и содержанию отличается от нормального, а потому невозможно соотносить их уровни даже в рамках одного и того же возраста. Тем более соотносить показатели аномального развития с показателями нормы, свойственными для более младшего возраста. То есть, вывод о том, что уровень психического развития 15-летнего олигофрена соответствует 12-летнему возрасту абсурден.

Из этого следует, что решение вопроса о способности подростка нести уголовную ответственность лежит не в плоскости установления его интеллектуального возраста, а связано с выявлением его способности в момент совершения инкриминируемого ему деяния в полной мере осознавать характер и значение своих действий и руководить ими. При этом, сама формулировка вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение экспертизы, такова, что предполагает вариабельность ответов, отражающих действительность. А именно, помимо выводов о том, что подросток в полной мере осознавал значение своих действий и был полностью способен руководить ими, возможны и такие: не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими, или мог полностью сознавать значение действий, но способность руководить ими была ограничена (пример А.). То есть, в действительности эксперты не так уж редко сталкиваются со случаями по сути “уменьшенной вменяемости”. Следует отметить, что вступивший в силу с 1 января 1997 года новый УК РФ впервые в российском уголовном законодательстве вводит понятие собственно уменьшенной (ограниченной) вменяемости в тех случаях, когда “вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. ” Так, обусловить уменьшенную вменяемость могут пограничные дефекты психики, такие как олигофрения в степени дебильности, психопатии различной степени, хронический алкоголизм и т.д. (ст.22 УК РФ) (7, 20). В то же время не следует упускать из виду, что в ряде случаев возможен вывод о неспособности испытуемого осознавать значение своих действий и руководить ими и при отсутствии психического заболевания (в тех случаях, когда, как уже отмечалось, ситуация отличается крайней сложностью, а уровень психического развития подростка, включая интеллект, моральное сознание, эмоционально-волевую сферу, — низкий).

Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних в ювенальной юстиции 1053

Традиционно, когда речь заходит о судебно-психологической экспертизе (СПЭ) несовершеннолетних, у практических работников (следователей, судей, адвокатов, а также экспертов – психологов и психиатров) по ассоциации возникает образ несовершеннолетнего обвиняемого/подсудимого. Однако проблема защиты прав детей (а детьми являются лица в возрасте до 18 лет) не ограничивается только лишь учетом прав несовершеннолетнего обвиняемого или подсудимого. В условиях внедрения ювенальных подходов, а также принципов восстановительного правосудия в практику российского судопроизводства в поле зрения практических работников оказываются также несовершеннолетние потерпевшие и свидетели, которым правонарушением/преступлением причинена психотравма. Это связано с повышенной уязвимостью ребенка в силу незавершенности процесса его физиологического, психического и личностного развития. Именно поэтому дети являются особым объектом защиты их прав. Необходимо отметить, что ребенок в большей степени требует защиты и в сфере гражданско-правовых отношений и в сфере, охраняемой административным правом. Подобные потребности судебной и следственной практики послужили толчком для развития СПЭ несовершеннолетних.

Существующая классификация судебно-психологической экспертизы базируется на «процессуально-предметном» принципе, а потому в ней выделена в качестве самостоятельного вида СПЭ несовершеннолетних обвиняемых. Что касается несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, то они изучаются в рамках других видов – СПЭ свидетелей и потерпевших и СПЭ потерпевших по делам о сексуальных преступлениях, предполагающих экспертизу не только детей. Разделяя традиционный подход к классификации СПЭ, следует отметить, что в случае, когда подэкспертным является ребенок, «предметность» превалирует над «процессуальностью». Это связано с отмечавшейся выше незавершенностью физиологического, психического и личностного развития ребенка, а поэтому юридически значимые факты, относящиеся к его психической деятельности, независимо от процессуального статуса ребенка, требует особого подхода, как к диагностике, анализу, так и их правовой оценке.

В настоящее время, исходя из процессуального положения несовершеннолетнего, можно выделить 3 вида СПЭ: 1. психологическая экспертиза несовершеннолетнего, нарушившего закон (права), т.е. экспертиза правонарушителя; 2. психологическая экспертиза несовершеннолетнего, чьи права были нарушены, т.е. экспертиза потерпевшего; 3. психологическая экспертиза несовершеннолетнего свидетеля нарушения закона (прав).

1. Касаясь экспертизы несовершеннолетнего правонарушителя, необходимо отметить, что данный вид СПЭ востребован, прежде всего, уголовным процессом, однако может иметь значение и в гражданском процессе (ст. 1078 ГК РФ), а также в административном процессе (ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ). К числу традиционно решаемых экспертных задач при расследовании преступлений несовершеннолетних следственная и судебная практика добавляет новые – в частности, оценку риска рецидива правонарушения. Предлагаемый подход также позволяет по-иному рассматривать несовершеннолетних правонарушителей, которые к моменту совершения правонарушения не достигли возраста уголовной ответственности и традиционно изучаются в рамках экспертизы свидетелей. Предметом такой экспертизы являются факторы (индивидуально-психологические, социально-психологические), свидетельствующие о случайности/закономерности совершенного правонарушения или обусловливающие вероятность рецидива; «защитные» факторы, способствующие успешной ресоциализации.

2. Психологическая экспертиза в отношении несовершеннолетнего, чьи права были нарушены (потерпевшего) назначается в тех случаях, когда несовершеннолетних становится жертвой преступления. Назначение подобной экспертизы целесообразно в случаях, когда преступлением ребенку причиняется (либо может быть причинена) физическая либо психическая травма. Практика свидетельствует о том, что чаще всего психологическая экспертиза потерпевшего назначается по фактам совершения преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст.ст. 131- 135 УК РФ). Реже назначаются экспертизы потерпевших по фактам преступлений против жизни и здоровья (ст.ст. 111-119, ст.ст. 121-122 УК РФ). Только в последнее время стали назначаться экспертизы при расследовании и судебном разбирательстве дел по фактам совершения преступлений против здоровья населения и общественной нравственности (ст.ст. 230, 240, 242.1 УК РФ). Так же только в последние два года отмечаются случаи назначения психологических экспертиз по фактам совершения преступлений против семьи и несовершеннолетних (ст.ст. 150 – 151, ст.ст. 155-156 УК РФ). Это требует определения новых экспертных задач, решаемых СПЭ, разработки методических подходов к их решению, а также конкретных методов исследования.

3. СПЭ несовершеннолетнего свидетеля нарушения закона (прав) назначается в тех случаях, когда свидетель представляется «ненадежным», т.е. его показания характеризуются неполнотой, внутренней противоречивостью либо противоречат большинству других показаний, собранных по делу, и могут быть вызваны как причинами психологического порядка (невысокий либо недостаточный уровень психического развития вследствие возраста или отставания в психическом развитии; особенности познавательной деятельности, в том числе обусловленные недостатками сенсорных систем; экстремальное эмоциональное состояние и т.д.), так и неблагоприятными условиями восприятия. Следует отметить, что противоречивость в показаниях может быть вызвана и социально-психологической атмосферой, которая складывается вокруг расследования преступления, ее влиянием (чаще негативным) на несовершеннолетнего. Данный вид экспертизы, как правило, назначается по уголовным делам, но может быть востребован в гражданском и административном процессах.

Необходимо особо остановиться на СПЭ детей и несовершеннолетних в гражданском процессе. Помимо упоминавшейся ст. 1078 ГК РФ (экспертиза несовершеннолетнего правонарушителя), экспертиза может назначаться в отношении несовершеннолетних, чьи права нарушены (т.е. потерпевших), в случаях, когда рассматривается вопрос о лишении или ограничении родительских прав (п. 1 ст. 70 и п. 1 ст. 73 СК РФ), а также при разрешении споров о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК РФ); об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ); об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 СК РФ).

Следует особо подчеркнуть, что до настоящего времени не уделяется внимания экспертизе морального вреда, причиненного несовершеннолетнему потерпевшему (прежде всего, по делам о сексуальном насилии). Это важно с учетом наметившегося поворота правосудия к жертве преступления, прежде всего несовершеннолетней, что делает этот вид экспертизы актуальным.

Смотрите так же:  Требования проведения беседы

Таким образом, фокус на особом предмете экспертизы – психике ребенка в юридически значимой ситуации, во-первых, базируется на особых правовых и процессуальных подходах при защите прав детей различного процессуального статуса; во-вторых, позволяет концентрировать усилия на разработке универсальных (для различных видов процесса) методических подходов, конкретных методов экспертного исследования ребенка, с учетом особого предмета экспертизы; в-третьих, требует разработки программы подготовки и самой подготовки экспертов, специализирующихся на экспертном исследовании детей и несовершеннолетних, нуждающихся в защите их прав.

Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых

Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых является разновидностью судебно-психологических исследований и имеет важное, а подчас даже и первостепенное, значение при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними преступниками, так как способствует прояснению мотивов обвиняемого, уточнению состояния обследуемого во время совершения преступления, и так далее. Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых так же способна обнаружить возрастную симуляцию предполагаемого преступника. Возраст наступления уголовной ответственности в Российской Федерации составляет 14 лет, что установлено законодательно. Предполагается, что, достигнув данного возраста, подросток усвоил основные социальные и нравственные нормы, а также способен всецело понимать смысл своих действий и осознавать их возможные последствия. Закон, тем не менее, рассматривает случаи задержки психического развития подростков, причем особо подчеркивается тот факт, что причиной данных задержек не являются разнообразные душевные недуги.

Основополагающей целью экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, таким образом, является исследование способности подростков в полной мере руководить своими поступками и осознавать их истинный смысл и влияние на окружающих. Экспертиза производится, как правило, в отношении подозреваемых лиц, у которых наблюдаются признаки несоответствия календарному возрасту, признаки задержек и отклонений в развитии (как психологическом, так и интеллектуальном), не связанных с психическими заболеваниями. На сегодняшний день разработаны критерии оценки способности человека к осознанию содержания своих действий и способности руководить ими.

Человек полностью осознает значение совершаемых им поступков, если:

  • Правильно трактует содержание своего поведения;
  • Понимает цели предпринятых им усилий и совершенных поступков;
  • Предвидит прямой результат своих действий, а также их косвенные последствия;
  • Производит оценку собственных действий исходя из существующих на сегодняшний день положений закона, а также с точки зрения преобладающей в обществе морали и нравственных принципов.

Способность человека управлять своими действиями выражается в следующем:

  • Возможность свободного и осознанного целеполагания для своих последующих действий.
  • Свобода в выборе способов достижения поставленных целей.

Современная теория развития личности устанавливает, что способность человека к полному осознанию и руководству собственными действиями достигается при достаточно высоком уровне психической и интеллектуальной зрелости, что, в свою очередь, является показателем состояния человека и представляет собой результат его личностного развития.

Задержки в развитии подростков могут иметь самые разнообразные причины, проявляться во множестве форм и видов. Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых в обязательном порядке учитывает общие закономерности развития психики подростка, а именно:

  • Постепенное усложнение психической деятельности;
  • Изменение структуры познавательных процессов – по пути углубления и совершенствования таковых;
  • Формирование более сложной парадигмы отношений с окружающим миром;
  • Совершенствование практической и умственной деятельности;
  • Эволюция сознания и самосознания.

При этом следует понимать, что становление психики ребенка и подростка осуществляется в постоянном контакте с внешним миром и под его непрерывным воздействием. Причины отставания подростка в развитии в обязательном порядке рассматриваются при производстве экспертизы несовершеннолетних обвиняемых.

Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых устанавливает психический возраст обследуемого подростка. Авторы многих теорий развития разделяют жизнь несовершеннолетнего на периоды взросления различным образом. Эти периоды могут быть связаны с условным возрастом обучения в основных школьных ступенях, а также могут базироваться на сугубо возрастном делении в соответствии с теми или иными признаками развития. Основная же задача эксперта лежит вне рамок существующих классификаций. Она заключается в определении факта достижения обследуемым психологического состояния, при котором он способен определять цели своей деятельности, руководить ею и осознавать природу и последствия своих действий.

При проведении экспертных мероприятий, а также в ходе расследования совершенного преступления, во главу угла ставится соблюдение судебными и следственными органами прав несовершеннолетних граждан.

Правовые основы, регулирующие осуществление экспертизы несовершеннолетних обвиняемых

Экспертиза несовершеннолетних обвиняемых назначается и производится в обязательном соответствии следующим законодательным актам:

  • Закон № 120-ФЗ от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».
  • Закон № 124-ФЗ от 24 июля 1998 года «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Вопросы, на которые отвечает специалист, производящий экспертизу несовершеннолетних обвиняемых

Перед проведением экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, специалисту, ее осуществляющему адресуется список вопрос. Эксперт должен дать свои профессиональные ответы на данные вопросы в процессе производства экспертных мероприятий, а также непосредственно после их окончания. Перечень вопросов составляется в каждом конкретном случае проведения исследования и зависит от обстоятельств дела, а также от целей и задач выполняемого анализа. Приведенный список не является полным, он отражает общий круг проблем, над которыми работают эксперты, проводящие данное исследование. В то же время. Не все из приведенных вопросов могут быть адресованы эксперту, так как только часть их будет необходимой и достаточной для достижения цели назначенной экспертизы несовершеннолетних обвиняемых.

  • Установлены ли у наблюдаемого подростка признаки отставания в психологическом или интеллектуальном развитии, не связанные с душевными заболеваниями?
  • В чем выражаются обнаруженные признаки задержки в развитии?
  • Отличается ли обследуемый подросток повышенной внушаемостью?
  • Позволяет ли уровень психического развития обследуемого гражданина руководить собственными действиями?
  • Позволяет ли уровень психического развития обследуемого гражданина полностью осознавать характер и природу совершаемых им поступков, а также возможные их прямые и косвенные последствия?
  • Каковы причины установленной психической отсталости у несовершеннолетнего обвиняемого?
  • Каковы семейные и социальные обстоятельства жизни несовершеннолетнего обвиняемого? Могли ли они оказать воздействие на формирование личности обследуемого человека?
  • Могли ли обстоятельства расследуемого дела оказать эмоциональное воздействие на обвиняемого и повлиять на уровень осознания своих действий?
  • Какие личностные особенности обследуемого подростка обнаружились в ходе производства экспертизы несовершеннолетних обвиняемых?
  • Каким образом выявленные индивидуальные личностные особенности несовершеннолетнего обвиняемого могли оказать воздействие на его поведение во время совершения им противоправного действия?
  • Наблюдаются ли в поведении несовершеннолетнего обвиняемого признаки симулирования задержки психического или умственного развития?
  • Каков психологический возраст несовершеннолетнего обвиняемого? Соответствует ли он его календарному возрасту?

14.5. Особенности судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых

В одних регионах превалирует мнение о ведущей роли психиатров в данном виде экспертиз, в других устоялась точка зрения, что участие в экспертизе психологов и психиатров равнозначно. По мнению В. Исаенко, в таких экспертизах ведущая роль должна принадлежать психологам. У психологов и психиатров при комплексной экспертизе зачастую нет единых подходов к оценке психического состояния несовершеннолетнего, отсюда и разные выводы. Еще не выработаны четкие критерии определения соответствия психологического развития несовершеннолетних их возрасту. Психологи не всегда указывают, какому возрасту соответствует уровень развития испытуемого при установленном факте его отставания. Кроме того, в своем заключении они не используют термины «вменяем» или «невменяем», а дают следователю лишь формулу, что конечно же у правоприменителей вызывает определенные затруднения.

Осознание несовершеннолетним своих действий включает в себя правильное понимание объективного содержания собственного поведения, целей совершаемых действий, предвидение прямых и косвенных последствий, оценку собственного поведения с точки зрения действующих в обществе социальных норм, в первую очередь права и морали. Способность его руководить своими действиями состоит из возможности свободно выбирать цели действий и способы, с помощью которых они достигаются. Это приобретается несовершеннолетним в процессе достижения интеллектуального развития, зрелости личности и является одновременно показателем состояния психического развития. Судебно-психологическая экспертиза помогает вскрыть возрастную симуляцию со стороны несовершеннолетнего.

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА СПОСОБНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ОБВИНЯЕМОГО С ОТСТАВАНИЕМ В ПСИХИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ, НЕ СВЯЗАННОМ С ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ, В ПОЛНОЙ МЕРЕ ОСОЗНАВАТЬ ФАКТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР И ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ СВОИХ ДЕЙСТВИЙ ЛИБО РУКОВОДИТЬ ИМИ

Юридическое значение

Судебно-психологическая экспертиза и КСППЭ несовершеннолетнего обвиняемого являются одними из наиболее сложных предметных видов экспертизы. Это определяется как неоднозначностью их юридического значения, так и необходимостью применения специальных знаний не только в общей, медицинской и социальной психологии, но и в таких теоретических и практических дисциплинах, как психология и патопсихология детей и подростков, психология развития.

До введения в действие УК РФ СПЭ несовершеннолетнего обвиняемого регулировалась ст. 392 УПК РСФСР 1960 г., где указывалось, что «при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено также, мог ли он полностью сознавать значение своих действий». В постановлении Пленума ВС СССР от 03.12.1976 № 16 добавляется и так называемый волевой критерий: судебно-следственные органы должны выяснять, мог ли несовершеннолетний не только сознавать значение своих действий, но и руководить ими и в какой мере.

Смотрите так же:  Адвокат лишение родительских прав стоимость

Очевидно, что приведенная формулировка изначально была ориентирована только на проведение СПЭ несовершеннолетнего, поскольку упомянуты только те формы умственной отсталости, которые не связаны с психическими расстройствами. Фактически имелась в виду задержка психического развития, обусловленная социальной или педагогической запущенностью.

Однако на практике таких случаев оказалось очень мало, поскольку подавляющее большинство выявляемых форм недостаточности интеллектуального и личностного развития у подростков связано с теми или иными видами психической патологии: психическим и психофизическим инфантилизмом, органическими поражениями головного мозга, олигофренией и др. Именно поэтому в основном освидетельствование несовершеннолетних обвиняемых стало проводиться в рамках КСППЭ. Это обстоятельство не противоречило и подзаконным актам — в постановлении Пленума ВС СССР от 03.12.1976 №16 понятие «умственная отсталость» приводится без уточнения его генеза, не ограничивается только теми формами, которые не связаны с душевным заболеванием.

В соответствии с УК РФ юридическое значение СПЭ и КСППЭ несовершеннолетних обвиняемых (подсудимых) претерпело существенные изменения.

Несовершеннолетними по существующему законодательству считаются лица, не достигшие 18 лет. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, определен 16 годами (ч. 1 ст. 20 УК РФ), но за наиболее тяжкие преступления уголовной ответственности подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления возраста 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК РФ).

В уголовном законе совершенно четко разводятся две формы отставания и отклонения в психическом развитии -связанные и не связанные с психическим расстройством.

Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ если несовершеннолетний достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, «но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности».

Иными словами, если у несовершеннолетнего, обвиняемого в каком-либо преступлении, обнаруживаются признаки задержки психического (интеллектуального и личностного) развития, обусловленные социальной или педагогической запущенностью, и вследствие этого он во время совершения криминальных действий был неспособен в полной мере осознавать значение своих действий и контролировать их, осуществлять их волевую регуляцию, то такой несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности.

УК РФ

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

  • 1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.
  • 2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112). похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), террористический акт (статья 205), захват заложника (статья 200), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207). хулиганство при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 213), вандализм (статья 214). хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229). приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267).
  • 3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасною деяния немог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. он не подлежит уголовной ответственности.

Другие правовые последствия наступают у несовершеннолетних, которые также не в полной мере осознают и регулируют свои противоправные действия, но уже вследствие задержки или отклонения в психическом развитии, связанных с психическими расстройствами, т.е. у подростков с олигофренией, инфантилизмом, органическим поражением головного мозга, психопатией и другими формами психической патологии. В этом случае они подпадают под действие ст. 22 УК РФ: во-первых, они подлежат уголовной ответственности, во-вторых, их психические расстройства учитываются судом при назначении наказания и могут служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Такое двоякое юридическое значение экспертизы несовершеннолетних, влекущее различные, даже противоположные, правовые последствия в зависимости от заключения судебных экспертов — психологов и психиатров, делает необходимым решение целого ряда вопросов, задаваемых экспертам судебно-следственными органами. Следует подчеркнуть, что необходимость выяснения наличия или отсутствия психических расстройств у несовершеннолетнего обвиняемого для решения экспертных вопросов предопределяет предпочтительность назначения не однородных судебно-психологической или судебно-психиатрической экспертиз, а КСППЭ.

14. СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ 14.1. Понятие психологической экспертизы несовершеннолетних

В науке возрастной психологии существовали и существуют различные теории подросткового возраста, поскольку он отличается динамикой, обусловленной уровнем развития общества, социальной принадлежностью подростка, принадлежностью к полу и другими факторами. Кроме того, психологи последнего десятилетия отмечают сдвиг начала подросткового возраста в сторону омоложения — это, как правило, 11—12 лет, конец подросткового возраста, наибольший период среди предлагаемых различными исследователями, — 18—19 лет.

В данной теме мы будем ориентироваться на точку зрения законодателя, имеющего официальное мнение относительно подросткового возраста. В основном действующее законодательство связывает период взросления и обретения совершеннолетия с достижением 18-летнего возраста.

По гражданскому законодательству полная дееспособность, т.е. способность осуществлять самостоятельно свои права, нести и исполнять обязанности, отвечать за их исполнение, наступает именно с 18 лет. Однако закон предусматривает и различные этапы взросления и соответственно расширения прав и обязанностей несовершеннолетнего (до 14 лет; 14—16 лет; 16—18 лет), а также с учетом вышеупомянутых тенденций общественного развития и индивидуальности личностного развития — институт эмансипированного подростка, т.е. приобретение несовершеннолетним прав и обязанностей в полном объеме с 16 лет.

По общему правилу уголовная ответственность у лица наступает с 16 лет, но это специальный возраст уголовной ответственности, а не возраст достижения уголовного совершеннолетия, поскольку согласно ч. 1 ст. 87 УК РФ несовершеннолетним признается лицо, которому исполнилось 14 лет, но еще не исполнилось 18 лет.

По некоторым составам преступлений предусмотрен 14-летний возраст субъекта преступления — это особо тяжкие преступления по последствиям, ими причиняемым. Законодатель считает, что несовершеннолетний в этом возрасте уже должен осознавать характер и общественную опасность своих деяний в полной мере. Таким образом, подростки до 14 лет рассматриваются законодателем в качестве малолетних, в отношении которых закреплен свой правовой статус их в уголовном процессе (прежде всего исключается их статус в качестве обвиняемых и подозреваемых).

Наряду с этим в уголовном законодательстве (ч. 3 ст. 20 УК РФ) существует правовой институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, достигших возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могущего в полной мере осознавать фактический характер своих общественно опасных деяний и руководить ими.

Данное обстоятельство лишает несовершеннолетнее лицо способности сознавать характер совершаемых действий, предвидеть их результаты и руководить ими. Как указывает М.В. Костицкий, между полярными состояниями вменяемости и невменяемости имеется ряд промежуточных состояний, особенно характерных для несовершеннолетнего, где наряду с нормальным развитием личности могут иметь место процессы акселерации и ретардации, определяющие ускоренное или замедленное физическое и психическое развитие личности, т.е. отклонение от нормы в ту или иную сторону. Задержка психического развития несовершеннолетнего может проявляться на уровне общего развития, оценки себя, своих действий и действий других лиц.

В силу психологических и социальных возрастных особенностей личности несовершеннолетнего должен быть особый подход в отношениях с ним в судопроизводстве и в регулировании этих отношений. Особенности психического состояния несовершеннолетнего изучает такой раздел психологии, который стоит на стыке педагогики, изучающей здорового человека, и психиатрии, изучающей патологию как акцентуации характера. Так, для несовершеннолетнего характерны крайние варианты норм поведения, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего у них наблюдается избирательная уязвимость в отношении определенных психогенных факторов и хорошая и даже повышенная чувствительность к другим факторам.

В отношении несовершеннолетних органам, ведущим производство по делу, нередко приходится назначать экспертизу. Судебно-психологическая экспертиза — проведение по постановлению следователя или суда изучения и диагностики различных психологических качеств психики здоровых обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших. Однако особенность такового исследования в отношении несовершеннолетнего состоит в том, что в силу многих возрастных особенностей ее необходимо проводить комплексно как судебно-психолого-психиатрическую экспертизу. Это один из наиболее сложных предметных видов экспертиз в силу неоднозначности их юридического значения и необходимости применения специальных познаний не только в общей, медицинской и социальной психологии, но в патопсихологии и возрастной психологии.

Психологическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых