Претензия по-белорусски

Василий Семашко: слушать по-белорусски

Мы публикуем материал, который подготовил для AtomInfo.Ru белорусский журналист Василий СЕМАШКО. Все фотографии в тексте — автора.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Подготовка к строительству АЭС в Беларуси идёт не только на площадке и в кабинетах белорусских чиновников.

Наиболее остро это чувствуется в отношениях с Литвой. Основная официальная причина недовольства соседей — близость будущей АЭС к литовской границе и Вильнюсу.

Несмотря на то, что белорусская сторона многократно доводила до литовских властей информацию о воздействии АЭС на окружающую среду (ОВОС), Литва продолжает выдвигать белорусской стороне претензии.

Интересна предыстория этого конфликта.

29 декабря 1998 года в Беларуси был принят на 10 лет мораторий на строительство АЭС. Но ещё в период действия моратория началась детальная разведка площадки под станцию (тогда это была площадка в Могилёвской области у деревни Красная Поляна).

А решение о строительстве Белорусской АЭС было принято 15 февраля 2008 года, то есть, до истечения срока моратория. Примерно в то же время в Литве было принято решение о закрытии Игналинской АЭС.

20 декабря 2008 года в Республике Беларусь было принято решение о строительстве АЭС на островецкой площадке (поближе к Литве, чем на всех остальных изучавшихся площадках).

Первая информация об оценке воздействия Белорусской АЭС на окружающую среду в соответствии с Конвенцией Эспо была предоставлена всем соседним с Беларусью странам — Украине, Польше, Литве и Латвии, а также проявившей интерес Австрии — в том же 2008 году. Россия как строитель станции в такой информации не нуждается.

Все перечисленные страны, за исключением Литвы, замечаний к ОВОСу не имеют.

Хотя Конвенция Эспо и Орхусская конвенция не обязывают проводить публичные слушания, а требуют лишь предоставлять информацию заинтересованным лицам, Беларусь пошла на проведение слушаний. Первое такое мероприятие состоялось в Островце 9 октября 2009 года.

Тот, кто его готовил, явно перестарался с мерами безопасности. В райцентре — тогда ещё захолустном посёлке — творилось невиданное для жителей зрелище.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Территория, прилегающая к зданию киноконцертного зала, была оцеплена ОМОНом. Проход за оцепление — только после личного досмотра. Ещё один личный досмотр собственно на входе в здание. Последний фильтр из омоновцев стоял у входа в зал. Они решали, кого пускать, а кому будет удобней следить за происходящим в вестибюле, куда из зала был выведен звук.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Такая организация надёжно обеспечила недопущенным в зал невозможность задавать вопросы. А в зале почти все места оказались заняты организованно доставленными из различных регионов Гродненской области представителями трудовых коллективов и ветеранских организаций, а также одетыми в гражданское омоновцами. Даже журналистам, прибывшим «неорганизованными группами», было проблематично попасть на мероприятие.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Но даже столь серьёзная охрана не помешала противникам АЭС. Российский активный борец с атомной энергетикой эксперт объединения «Беллона» Андрей Ожаровский был задержан за попытку пронести в зал свои распечатанные «Критические замечания к «Заявлению о возможном воздействии на окружающую среду белорусской АЭС (предварительный отчет об ОВОС белорусской АЭС)» и по решению местного суда арестован на 10 суток за «вызывающее поведение» с последующим запретом въезда в Беларусь.

Андрей Ожаровский.
Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Позже в приватных беседах организаторы слушаний признали, что арестом Ожаровского они сделали хуже себе. Составители ОВОСа на том же слушании ответили на «Критические замечания», во многом опровергнув их, но у Ожаровского уже создался образ пострадавшего за правду.

Кроме того, составители ОВОСа лишились возможности подискутировать с самым грамотным в профессиональном плане собеседником из числа противников строительства Белорусской АЭС.

Позже «Критические замечания» Андрея Ожаровского были опубликованы в белорусском журнале «Энергетика и ТЭК», в редакционную коллегию которого входят руководящие работники Минэнерго Беларуси.

Следующие слушания проводились вечером 2 марта 2010 года в Литве в Вильнюсском государственном университете и едва не были сорваны.

Примерно через полчаса после начала мероприятия некоторые слушатели заявили, что перевод на литовский язык происходит чрезвычайно медленно и некачественно, и потребовали прекратить слушания.

Переводчица пыталась оправдаться, что она не специалист в атомной области. Не переводить доклады на литовский язык предложила и белорусская делегация. Однако когда участников слушаний спросили, все ли понимают по-русски, около трети, в основном молодые люди, ответили, что нет.

Участники потребовали перенести слушания на другое время. Однако представитель министерства охраны окружающей среды Литвы настоял на продолжении заслушивания докладов с прежним уровнем перевода.

Это вызвало возмущение части присутствующих, которые покинули зал. В их числе был председатель комитета по охране окружающей среды литовского парламента Йонас Шименас.

«Это беседы глухого с немым. Нельзя сегодня говорить, а перевод получать письменно завтра. Мы будем требовать политической ответственности министерства охраны окружающей среды за провал мероприятия», — заявил он.

Белорусская делегация прореагировала на языковой скандал устами своего руководителя, представителя Минэнерго Владимира Боброва.

«Обсуждение ОВОС организуется по приглашению принимающей стороны. Мы выступаем в роли приглашённых. Кроме того, документ был распространён на русском, литовском, английском языках. Честно говоря, наш переводчик предназначен не для того, чтобы переводить для аудитории. Она нам нужна, чтобы переводить тет-а-тет. Или мы слушаем по-русски, или, если есть необходимость профессионального перевода, можем оказать помощь в поиске профессионального переводчика», — пояснил Бобров.

После того как часть участников покинули зал, слушания продолжились с переводом на литовский язык.

Начальник управления государственной экологической экспертизы министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь Александр Андреев, являвшийся одним из организаторов прошедших слушаний с белорусской стороны, рассказал, что за полтора месяца до слушаний была достигнута устная договорённость — они будут проходить на русском языке. Позже Андреев сожалел, что не задокументировал эту договорённость.

По итогам слушаний официальными представителями литовской стороны и другими участниками мероприятия был подписан протокол о проведении мероприятия, что также свидетельствует о выполнении Республикой Беларусь процедуры общественных слушаний.

Но официально этот протокол белорусской стороне литовская сторона не передала. Также Литва не опубликовала у себя переведённый на литовский язык ОВОС.

В итоге ОВОС на английском и литовском языках белорусам пришлось размещать на своих ресурсах.

Как и следовало ожидать, обсуждение ОВОСа в Вильнюсе не удовлетворило литовскую сторону, и Литва пожаловалась в комитет по выполнению Конвенции Эспо на то, что Беларусь обсудила только предварительный, но не окончательный отчёт ОВОС, а это есть нарушение международного соглашения.

Комитет весной этого года признал, что Беларусь нарушила ряд положений конвенции при строительстве своей АЭС, и порекомендовал официальному Минску довести до общественности Литвы окончательный отчёт.

Чтобы исключить любые провокации, эти слушания решили провести в Беларуси. Их назначили в Островце на 17 августа 2013 года и пригласили на них всех желающих, включая официальные власти Литвы.

Слушания в субботний день 17 августа в сильно похорошевшем и превратившимся в город Островце проходили в обстановке полной демократии. Уроки из первых островецких слушаний были извлечены.

Около киноконцертного зала пара гаишников помогала парковаться на стоянке. Вход в зал свободный. Около здания зала работала палатка буфета, а в фойе стояли столы с бутербродами, чаем и кофе.

Если в палатке буфета за еду надо было платить, то в фойе та же самая еда предлагалась бесплатно. C улицы можно было свободно зайти покушать. И ни одного омоновца или милиционера в форме! Те, кто был на первых слушаниях ОВОСа в 2009 году, с трудом верили происходящему.

Поскольку слушания проводились, в первую очередь, для жителей Литвы, организаторы желающих приехать в Островец обеспечивали бесплатной визой и страховкой.

К контрольно-пропускному пограничному пункту высылали автобусы, которые бесплатно подвозили людей к месту проведения. Автобусы приходили в Островец почти пустыми. Вероятно, это наилучший показатель того, действительно ли «общественность Литвы выражает обеспокоенность» в связи со строительством Белорусской АЭС.

А по информации газеты «Lietuvos Ritas», из Вильнюса на бесплатном автобусе от белорусского посольства в Островец выехало всего два человека.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Литовские власти слушания демонстративно проигнорировали. Так же поступили движение зелёных Литвы, «Атгайя», центр молодежи Литвы, ассоциация зеленых Zali.lt, партия «Литовский союз крестьян и зелёных».

Из Вильнюса звучали грозные заявления о категорическом нежелании участвовать в «инсценировке общественных обсуждений». Правительству Беларуси предлагалось «для начала диалога» остановить строительство АЭС. Сделать это, естественно, никак невозможно, потому что формально оно ещё не было начато.

Однако все места в зале были заняты. Всего из Литвы прибыло, по приблизительным подсчётам, 102 человека. В основном это были представители многочисленных белорусских общин в Литве, прибывшие на арендованных автобусах, и журналисты. На слушаниях появились также различные белорусские чиновники, имеющие отношение к строительству АЭС. В итоге свободных мест в зале из общего числа 200 осталось немного.

Для журналистов особенный интерес представляла группа из 37 человек из Висагины, добравшаяся на двух автобусах. Многие из этой группы — работники Игналинской АЭС. Они не скрывают своего желания перебраться на белорусскую станцию.

На фоне разгула демократии очень удивило, что прибывшие в «диктаторскую» Беларусь из «демократической» Литвы просили не снимать их на камеру. Люди реально боятся реакции литовских властей на то, что они посмели посетить островецкие слушания.

Другим поводом для удивления стало почти полное отсутствие противников атомной энергетики. От белорусов были только заместитель белорусской партии зелёных Дмитрий Кучук и два широко известных в узких кругах жителя Островца Иван Крук и Николай Уласевич. В иерархии белорусских борцов с мирным атомом они занимают не самый высокий уровень.

Если Андрею Ожаровскому запрещено въезжать в Беларусь, то игнорирование слушаний белорусскими борцами с АЭС выглядит странным. Впрочем, если часть белорусских борцов с АЭС получает средства на существование в том числе и от Литвы, это вполне логично.

Площадка и доклады

Но самое приятное удивление было вызвано открытостью для посещения площадки строительства АЭС. Вообще-то, это строго охраняемая территория, и посмотреть её можно, только имея на руках разрешение на уровне министерства энергетики, которое, в свою очередь, обсуждает допуск журналиста с российской стороной, ведущей строительство.

Смотрите так же:  Сколько лет действует патент на изобретение

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Но в день слушаний желающих по мере накопления групп возили на площадку специальным автобусом. Около котлована под здание реакторного зала оборудовано смотровое место, где установлен знак, запрещающий фото-видеосъёмку. Но в этот день в присутствии сопровождающих все желающие сколько угодно снимали стройку хоть на фото, хоть на видео.

Честное слово — мне, журналисту белорусского негосударственного информационного агентства, стало казаться, что в тот день в Островецком районе сменилась власть, и стало «всё можно», как в конце 80-ых.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Под табличкой в камне отверстие, в котором замуровано послание потомкам от А.Г.Лукашенко.
Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Прибывшие для доклада белорусские и российские чиновники расстояние в несколько десятков метров от машин до зала преодолевали около получаса, попав в окружение журналистов.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Не обошлось и без откровенно провокационных вопросов от литовских журналистов — например, есть ли у заместителя министра по охране природных ресурсов и окружающей среды Беларуси Виталия Кулика «план эвакуации Вильнюса», находящегося в 50 километрах от площадки? Каким образом белорусы (!) будут эвакуировать столицу другого государства (!!), вопрощающий, очевидно, не подумал.

Виталий Кулик во время интервью.
Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Как и в 2009 году, слушания стартовали с длинного доклада. Мне показалось, что выступающие из руководства строительства Белорусской АЭС знают его наизусть.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Что представляет собой будущая АЭС, почему именно под Островцом, какого типа там будут реакторы, чем они отличаются от других (чернобыльских и тех, что на Фукусиме), какие природные и техногенные катаклизмы они выдерживают, каков радиус загрязнения при запроектной аварии, какая роза ветров над площадкой АЭС, откуда будет браться вода для охлаждения и как это повлияет на наполняемость ближайших рек, где будет хранилище РАО, что будут делать с ОЯТ?

Еще в 2007-2008 годах на раннем этапе подготовки к строительству Белорусской АЭС я задавал эти вопросы и получал на них чёткие ответы. Позже эта информация повторялась многократно. То же было и 17 августа.

Впрочем, появилось и кое-что новенькое. Позабавил вопрос о влиянии АЭС на ближайшие памятники архитектуры.

Впервые я услышал этот вопрос от белорусского «зелёного» ещё в 2009 году. Тогда в предварительном ОВОСе эта информация отсутствовала, в чём честно признались его составители. Теперь на этот вопрос был получен подробный ответ.

А озабоченному влиянием станции на памятники архитектуры не мешало бы самому съездить посмотреть площадку и оценить это влияние своими глазами. Да, в той местности много очень красивых костёлов, но площадка расположена в пяти километрах от ближайшего костёла и других памятников архитектуры.

В целом же слушания прошли в спокойной и конструктивной обстановке.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Вопросы и ответы

Если посмотреть на хронику отношений Беларусь-Литва по АЭС, видно, что идёт настоящая информационная война, в которой побеждает явно не Литва.

Основная претензия Литвы — АЭС строится в 20 километрах от её территории. Ответ Беларуси был простым — Игналинская АЭС стоит в нескольких километрах от Беларуси, а новую Висагинскую АЭС Литва собиралась строить вообще в 2600 метрах от Беларуси.

Литва: «Ваша АЭС будет в 50 километрах от нашей столицы Вильнюса, в то время как Висагинскую мы собираемся строить поблизости от малонаселённой территории Беларуси».

Беларусь: «Мы одинаково ценим каждого нашего человека. Кроме того, там одно из лучших мест отдыха в Беларуси — Браславские озёра». Иногда в дополнение неформально напоминают, что до 1939 года Вильнюс был белорусским городом.

Некоторые борцы с Белорусской АЭС предъявляли претензии, что на станции будут реакторы, нигде ранее не применявшиеся. На это отвечали, что Литва после аварии на Фукусиме рассматривала возможность установки на Висагинской АЭС японских одноконтурных реакторов ABWR от «Hitachi» — то есть, реакторов того же типа, что и на Фукусиме.

Если кратко описать новейшую историю Игналинской АЭС и предполагавшейся Висагинской АЭС, получится следующее. Под давлением «мировой общественности» была закрыта Игналинская АЭС, покрывавшая потребности Литвы в электричестве, из-за того, что там работали «небезопасные» реакторы РБМК чернобыльского типа. И вместо неё рядом хотели построить новую АЭС с реакторами фукусимского типа.

Поэтому не удивительно, что граждане Литвы на референдуме по вопросу строительства Висагинской АЭС, прошедшем 14 октября 2012 года, большинством голосов 65%, высказались против. Думаю, если электроэнергия в Литве не была бы столь дорога, то против строительства высказалось бы больше людей.

Литва осталась без своей энергии при том, что цены на коммунальные услуги таковы, что в Вильнюсе часто пенсионеры вынуждены менять трёхкомнатные квартиры на однокомнатные для уменьшения квартплаты. А те, что победнее и имеют квартиры в центре города, иногда несколькими семьями живут на квартире где-то на окраине, сдавая своё жильё внаём.

Если некоторые представители литовских общественных организаций и партий отказались ехать в Островец, памятуя о том, как в 2009 году там арестовали на 10 суток Андрея Ожаровского, то озвученная причина отсутствия литовских властей просто смешна.

19 августа глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что публичные слушания невозможны (вероятно, имея ввиду присутствие на них литовских официальных лиц), пока Беларусь не представила ответы на заданные Литвой вопросы.

То есть, министр не поехал в Островец получать ответы на вопросы, которые мог бы задать, потому что не получил ответы на вопросы, которые когда-то задавал.

После заявления главы МИД Литвы начальник управления государственной экологической экспертизы министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Андреев согласился ещё раз ответить на все претензии Литвы.

Александр Андреев.
Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Первая претензия Литвы. По словам Линаса Линкявичуса, белорусские власти до сих пор не объяснили, почему для строительства АЭС выбрали именно островецкую площадку.

Александр Андреев пояснил, что в Беларуси было исследовано всего четыре площадки — Краснополянская, Кукшиновская, Верхнедвинская и Островецкая.

Вообще, изначально мест, предлагаемых для строительства АЭС, было несколько десятков, но по разным критериям было оставлено всего четыре для более детального исследования.

Исследования показали, что на краснополянской площадке в основании залегают непрочные меловые породы, на кукшиновской — обилие подземных вод, верхнедвинская находится в болотистой местности. Добавлю от себя, что по верхнедвинской это было заметно сразу, и её детальные исследования даже не начинались.

Наиболее подходящей по геологии признана островецкая площадка, расположенная на массиве твёрдой породы. Эта информация публиковалась на многих языках, включая и литовский.

В МАГАТЭ результаты исследований площадок названы «беспрецедентыми», и выбор островецкой площадки был одобрен.

Если сравнивать с Литвой, то там при выборе места строительства Висагинской АЭС каких-либо исследований не проводилось вообще. А по той информации, что можно получить с территории Беларуси, Висагинская АЭС могла быть построена на месте геологического разлома.

Вторая претензия Литвы. Нет ответа на вопрос, почему Беларусь не проводит сейсмические испытания, учитывая, что в конце XIX — начале XX века в этом месте были зафиксированы сильные землетрясения.

На эту претензию Александр Андреевич не знает, как ответить. Сейсмические испытания при выборе площадки не проводятся в принципе, да и непонятно, что значит «сейсмические испытания».

Если речь идёт о проведении необходимых расчётов, испытании оборудования АЭС и т.д., то всё это делается и будет делаться. Многократно указывалось, что строящаяся АЭС выдержит землетрясение до восьми баллов.

Может быть, глава МИД Литвы подразумевает, что надо построить в Беларуси АЭС, а затем близким подземным атомным взрывом вызвать мощное землетрясение и посмотреть, устоит ли станция?

Вообще, в этом районе было зафиксировано только одно землетрясение, причём оно было странным, и фиксировали его отнюдь не приборы.

«Был слышен страшный гром, звенели оконные стекла, создавалось впечатление, что падает дом, животные падали на колени, недалеко образовался глубокий ров с версту в длину, направленный с северо-запада на юго-восток», — так было описано со слов жителей хутора Сержанты под Гудогаем в белорусской газете «Наша нива» явление, происшедшее 28 декабря 1908 года в 2 часа ночи.

Но странно, что событие описано только в газете «Наша нива» и только со слов жителей хутора (ныне не существующего).

Не желая ставить под сомнение профессионализм своих коллег из «Нашей нивы», всё-таки аккуратно обращу внимание на следующее обстоятельство. Не осталось никаких свидетельств от жителей железнодорожной станции Гудогай, находящейся в 1,5 километрах от хутора (информация вдоль железной дороги в те времена распространялась быстро), нет свидетельств жителей посёлка Островец, который менее чем в пяти километрах, и нет информации о землетрясении из крупного тогда городка Ошмяны в 20 километрах.

Ни одним из приборов это землетрясение зафиксировано не было. Но некоторые учёные, оценив написанное в «Нашей ниве», утверждают сегодня, что это землетрясение было силой семь баллов.

А вот про случившееся в то же самое время землетрясение в Италии в Мессини информации сохранилось значительно больше. Там землетрясение оценили в 7,5 баллов, и при этом погибло от 70 000 до 100 000 человек.

Получается, что в один и тот же день случились два почти одинаковых землетрясения. Но в Беларуси его заметили только на одном хуторе, где не было ни одного разрушения или пострадавшего, а в Италии — десятки тысяч погибших, разрушено два города и 20 населённых пунктов, и это землетрясение признано крупнейшим в Европе.

Третья претензия. «Литва всё еще ждёт ответов на вопросы, как будут проводиться работы по охлаждению реактора. Охлаждать станцию предполагается водой из реки Нерис (Вилия в Беларуси), хотя сама площадка находится выше реки и удалена от неё на 10 километров — это повышает вероятность возможных сбоев в работе охлаждающей системы».

Литве в лице Линаса Линкявичуса следует в любом поисковике набрать «Белорусская АЭС», чтобы увидеть градирни на кочующем по выставкам макете или на эскизных рисунках.

Александр Андреев подтверждает, что вода в систему охлаждения будет поступать из Вилии, но система охлаждения из градирен по своему принципу является практически замкнутой, и удаление на 10 километров от реки не влияет на её надёжность.

Смотрите так же:  Иск целевого назначения

Предвидя опасения Литвы в том, что на охлаждение АЭС уйдёт вся вода из Вилии и Вильнюс останется без речной артерии, Андреев уточняет, что по расчётам даже в самый маловодный период максимальный водозабор из Вилии для АЭС не превысит 3% от стока в месте забора.

Почти сразу за местом водозабора в Вилию впадает белорусская река Страча, потом на протяжении 40 километров до границы с Литвой Вилия ещё пополняется небольшими речками, так что последствия водозабора для АЭС в Литве заметить будет невозможно.

Тем более в Вильнюсе, до которого от места водозабора река течёт 90 километров, постоянно пополняясь притоками.

Претензии из Белоруссии

К претензиям главы МИД Литвы я добавил претензии, которые слышал от белорусских борцов с АЭС. На них Александр Андреевич тоже обстоятельно ответил.

Так, председатель Совета ОО «Экодом» Ирина Сухий утверждает — их организация проигнорировала слушания в Островце из-за того, что, по мнению «Экодома», ОВОС не был представлен в полном объёме.

Андреев пояснил, что из представленного публике ОВОСа были исключены приложения о детальных исследованиях остальных трёх разведанных площадок.

По его словам, эти геологические и другие исследования представляют коммерческую ценность, как, например, спутниковые снимки высокого разрешения. Всё, что касается Островецкой площадки, имеется в свободном доступе.

Ещё одна из претензий — в Беларуси будет новый реактор, который нигде не эксплуатируется. На это Александр Андреев отвечает, что реактор ВВЭР-1200 является усовершенствованием давно и хорошо зарекомендовавшего себя реактора ВВЭР-1000, установленного на многих АЭС разных стран.

Реакторы типа ВВЭР-440, в котором заложены основные технические решения, перешедшие в ВВЭР-1000 и ВВЭР-1200, эксплуатируются с 1977 года в Финляндии. А финнов сложно обвинить в пренебрежении к экологии.

Уже сейчас ВВЭР-1200 строится на Нововоронежской АЭС, планируется его использование на АЭС в Турции и Китае.

По словам Андреева, основные усовершенствования в ВВЭР-1200 — дополнительные системы безопасности, к примеру, ловушка для расплава.

Всё это открытая информация, которая многократно доводилась до заинтересованных лиц с 2008 года и сейчас имеется в свободном доступе. Всё это время на многочисленных специализированных выставках, на обсуждениях ОВОСа специалисты-атомщики многократно, терпеливо и в доступной форме отвечали на любые самые острые вопросы.

Позиция Литвы в отношении Белорусской АЭС понятна. Подготовка к строительству АЭС в Беларуси ведётся быстро, чётко, без сбоев, как и положено при сильной государственной власти.

В этом деле Беларусь словно демонстрирует всему миру достоинство диктатуры президента. По тому, как сейчас ведётся подготовка к строительству, можно уверенно утверждать, что Белорусская АЭС будет построена в срок.

В Литве ситуация другая. Сейчас Игналинская АЭС остановлена, и атомщики, которые ещё не уехали, остались без работы. После обнародования информации, что на новой Висагинской АЭС хотят поставить такие же реакторы, как на Фукусиме, не удивительно, что большая часть населения Литвы высказалась против АЭС. Это означает, что и в дальнейшем Литве придётся закупать электроэнергию из-за границы.

За возможность продавать Литве электроэнергию идёт большая война, в которой «хороши» все средства.

Сейчас Литва предложила 25 октября провести у себя очередное обсуждение ОВОСа. Беларусь ответила отказом, мотивируя его тем, что все желающие обсудить ОВОС могли приехать 17 августа 2013 года в Островец и в настоящее время имеют право подать свои замечания до 18 октября, а до 21 октября 2013 года представители литовских государственных органов могут приехать в Минск для консультаций.

После этого тема обсуждения с Литвой ОВОСа Белорусской АЭС будет закрыта окончательно.

Щёлкните левой клавишей мыши для просмотра.

Альянс оспорил выводы анализа, сделанного для USEC.

Доклад GAO по литию-7 подготовлен, не пока не опубликован из-за бюджетного кризиса в США.

Замещение по-белорусски

С 2014 года Беларусь увеличила поставки рыбопродукции на наш рынок примерно в 15 раз

В прошлом году российскую общественность сильно удивили масштабные поставки белорусских креветок на российский рынок. Понятно, что они не водятся в реках и озерах Полесья, поэтому наши обыватели быстро смекнули: товар явно санкционного происхождения. Но реальный ущерб российской рыбоперерабатывающей отрасли нанес вовсе не этот членистоногий деликатес. Удар пришел, откуда не ждали. Введенными в 2014 году антисанкциями по рыбе воспользовались как белорусы, так и российские рыбаки, поставив в очень тяжелое положение отечественных рыбопереработчиков. По крайней мере, так описывают ситуацию они сами.
Текст: Сергей Плетнев

С креветкой как раз все более-менее нормально. Этот белорусский товар и раньше был на наших прилавках, о чем россиянам с удовольствием рассказал президент Беларуси Александр Лукашенко. Под санкции не попали, к примеру, Вьетнам и Индонезия, где их можно купить напрямую и российским рыбопереработчикам. Но вот при этом Александр Григорьевич ни словом не обмолвился о норвежских лососе и сельди, которые просто изменили направление и пошли в Россию не с Севера, а с Запада. Это же, впрочем, касается и многих других сельскохозяйственных товаров. Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев на итоговой коллегии Россельхознадзора заявил, что Минск с момента введения в 2014 году продовольственного эмбарго увеличил долю в поставках продовольствия на российский рынок с 1% до 15%, таким образом, став крупнейшей перевалочной базой для санкционной продукции. Однако претензии к нашему союзнику можно предъявить только моральные, а для высокодоходного бизнеса, как известно еще по Карлу Марксу, никакой морали не существует. Но, как говорит генеральный директор торгового дома самого крупного российского рыбоперерабатывающего предприятия «Меридиан» Светлана Федосеева, учение великого немецкого экономиста оказалось не чуждо и нашим же рыбакам. Правительство предполагало, что переработчики перейдут на дальневосточную дикую красную рыбу, которая даст сто очков форы перекормленному химикатами и лекарствами норвежскому лососю. Но отечественная рыба вдруг резко подскочила в цене!

«Если до эмбарго наша горбуша стоила 60-70 рублей за килограмм, то сейчас — 160-170, если нерку три года назад покупали за 175 рублей, то сейчас за 350, — перечисляет Светлана Федосеева. — У нас есть прекрасная рыба кижуч, но его не хватает. Мало того что он подорожал вдвое, его еще и не найти. В прошлом году мы так и не смогли купить нужных нам 500 тонн».

Причина проста: российские рыбаки начали массово отправлять красную рыбу на экспорт, получая за нее все больше рублей из-за резко подорожавшего доллара. Внутренний рынок оказался для них малоинтересен. Результат известен: падение в прошлом году потребления рыбы на 10 процентов.

Беларусь при этом на рыбе выгадала даже дважды. С одной стороны, ее крупнейшее рыбоперерабатывающее предприятие «Санта Бремор» оказалось, что называется, «в шоколаде». Оно получило возможность, имея легальный доступ к дешевому норвежскому сырью, официально поставлять его в Россию в переработанном виде. Естественно, как белорусский продукт. С другой стороны, отечественные переработчики ринулись в Беларусь в поисках красной рыбы. Вариант был один: найти где-нибудь полузаброшенную промплощадку, заключить с какой-нибудь местной компанией договор, по которому она поставляла бы норвежскую рыбу на эту площадку, далее шла элементарная переработка, упаковка, и — вперед, в Россию. Повышенным спросом пользовалась также норвежская сельдь. Дальневосточная менее жирная, имеет другой вкус и более темное мясо, а наш покупатель пока не привык к такому продукту. Получалось, что нужно платить белорусской фирме, содержать площадку для переработки, оставлять налоги в Беларуси. Кроме того, удлинялись логистика и сроки доставки, а это тоже немалые деньги. А в магазинах продукты того же «Меридиана» и «Санта Бремор» продавались по одной цене с той лишь разницей, что у российской компании резко возросли издержки.

Почему же импортозамещение с большим успехом прошло в других отраслях: овощеводстве, производстве мяса и молочных продуктов, других продовольственных товаров? Во-первых, в этих сферах изначально не было экспортного потенциала, а во-вторых, ранее, еще даже до антисанкций, им была оказана заметная господдержка. В результате цены на мясо не выросли столь значительно, и объем его потребления остался прежним. Конечно, результаты импортозамещения по рыбе тоже есть. Доля российской рыбы на прилавках превысила 83%, импорт упал до минимума. В стране появились магазины, где наконец можно купить качественный продукт в широком ассортименте. Да, дорого, еще многим не по карману. Но вылов растет, а значит, со временем продукция станет доступнее.

Впрочем, по мнению рыбопереработчиков, которые действительно попали в сложное положение, решить проблему могли бы меры, которые бы обязывали рыбаков больше рыбы поставлять на российский берег. Но правительство не хочет идти на такие радикальные шаги, предпочитая более длинный, но рыночный путь. Рыбакам необходимо аккумулировать средства на инвестиции в новые отечественные и более эффективные суда. Если обязать поставлять какую-то часть рыбы на внутренний рынок по более низким ценам, то и денег у них будет меньше. Рыбопромышленники еще только должны построить современные производства, для чего под это строительство выделяется определенная доля квот. Для того чтобы выстроить этот непростой механизм, понадобилось время. Но вскоре он заработает.

1 колготки

См. также в других словарях:

Колготки — (от чеш. kalhoty) вид нижнего белья, представляющий собой пару чулок, соединённую с трусами. Изготавливается из ра … Википедия

КОЛГОТКИ — (от чешск. kalhoty штаны брюки), чулки рейтузы из шерсти, хлопка или синтетических материалов, предназначенные преимущественно для женщин и детей. Первые колготки появились в России в нач. 1960 х гг. из Чехословакии … Большой Энциклопедический словарь

КОЛГОТКИ — КОЛГОТКИ, ток. Трикотажное изделие, плотно облегающее всю нижнюю часть тела и ноги, трусы и чулки вместе. Детские, женские к. | прил. колготочный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

колготки — колготок, мн. ( … Словарь иностранных слов русского языка

колготки — сущ., кол во синонимов: 3 • богемизм (7) • колготочки (2) • колготы (2) Словарь с … Словарь синонимов

колготки — колготки, род. колготок … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

Смотрите так же:  Имеет право быть избранным гражданин с 18 лет

колготки — Чулочно носочное изделие, покрывающее нижнюю часть туловища и ноги. [ГОСТ 17037 85] Тематики швейные и трикотажные изделия Обобщающие термины чулочно носочные изделия … Справочник технического переводчика

КОЛГОТКИ — Видеть во сне колготки означает, что вам предстоят долгие походы по магазинам в поисках необходимого товара. Старые или порванные колготки говорят о том, что вам предъявят претензии лицемерные ханжи, которые сами были бы не прочь оказаться в… … Сонник Мельникова

КОЛГОТКИ — ток, ткам; мн. [от чешск. kalhoty штаны] Чулки, соединённые со штанами (трусами). Женские, детские к. Шерстяные, капроновые к. * * * КОЛГОТКИ КОЛГОТКИ (от чешск. kalhoty штаны, брюки), чулки рейтузы из шерсти, хлопка или синтетических материалов … Энциклопедический словарь

КОЛГОТКИ — Двигать колготками. Жарг. мол. Шутл. Быстро идти, шагать. Вахитов 2003, 44, 129, 203. Скрести колготками. Жарг. мол. Шутл. Обижаться на кого л. Максимов, 189. Шевелить колготками. Жарг. мол. Быстро идти, шагать. Максимов, 486. В махровых… … Большой словарь русских поговорок

Колготки — (от чешск., kolhoty штаны) чулки, соединенные с трусами (штанами); обычно трикотажные хлопчатобумажные, шерстяные или из химических волокон. К., как правило, бывают цветные, разной толщины. Различают детские, женские и мужские колготки.… … Энциклопедия моды и одежды

«8 сакавіка» и белорусский национализм: кого оскорбили «московские шнуры»?

За последнее время в Белоруссии произошло достаточно много, на первый взгляд, незаметных событий, которые в своей совокупности свидетельствуют о том, что белорусская политическая, научная и общественная элита страны все больше стала впадать в своеобразный идеологический ступор на фоне разгорающейся в последнее время борьбы местной оппозиции и властей республики за «национальное возрождение». Дискуссия вокруг белорусского языка и необходимости пересмотра некоторых аспектов местной историографии, в первую очередь, связанных с Белорусской народной республикой, изменение отношения к ранее негласно запрещенной символике (бело-красно-белому флагу), а так же «случайные» факты обеления коллаборационистов и немецких захватчиков времен Первой и Второй мировых войн уже стали абсолютно обыденным делом для информационного пространства Белоруссии. Об этом можно прочитать не только на выраженно националистических, но и на вполне нейтральных, склонных транслировать государственную точку зрения сайтах и информационных порталах. И как бы многие эксперты сегодня ни говорили, что активные пользователи интернета и, в первую очередь, социальных сетей, это далеко не все население страны, происходящее в виртуальной реальности серьезным образом влияет на все общество в целом. Очередным этому подтверждением стал взорвавший белорусское медиа-пространство клип группы «Ленинград» «8 сакавіка» («8 марта»), который за несколько дней просмотрели более 8 млн человек, а само видео получило на YouTube метку «№ 1 в трендовых».

Данный клип, который российская группа записала совместно с резидентом Comedy Club, гражданином Белоруссии Вадимом Галыгиным, рассказывает довольно простую историю о том, как «обыкновенный мужик» 8 марта собирается поздравить свою женщину, но по пути заходит на совхозный мехдвор, чтобы одолжить у приятеля галстук, похвастаться подарком для любимой и выпить. В итоге «возлюбленная» главного героя празднует Международный женский день в одиночестве, а ее мужчина пьяный спит в гараже. Параллельно с этим в качестве фона показывается поющий женский хор, который руководит известный в Белоруссии деятель искусств Анатолий Ярмоленко. В конце клипа женщины набрасываются на художественного руководителя с поцелуями, срывая с него одежду. Основной идеей клипа является то, что некоторым женщинам не хватает партнера, в том числе и для плотских утех. Припев же композиции — «8 сакавіка — лезе ў трусы рука» — и вовсе стал самым популярным в белорусском интернет-пространстве слоганом, быстро превратившись в интернет-мем.

Казалось бы, что особенного в данном клипе, если принять во внимание характер всего творчества «Ленинграда»? Однако в медийном пространстве Белоруссии он произвел эффект разорвавшейся бомбы, который на белорусском уровне можно сравнить с тем, что происходило в России в связи с появлением фильма «Матильда». Кто-то увидел в клипе иронию и умение посмеяться над собой, кто-то рекламу белорусских пищевых продуктов, а кто-то даже глубокий философский смысл. Однако наименее адекватной стала реакция местных национал-радикалов, которые во весь голос заявили, что «8 сакавіка» — оскорбление белорусского народа, его культуры и языка. Причем необходимо отметить, что в клипе звучит не литературный белорусский язык, а так называемая трасянка — своеобразная смесь белорусского и русского, который многие в Белоруссии считают основным языком общения, особенно в глубинке.

К обсуждению клипа присоединились не только обычные пользователи байнета, но и общественные деятели, а также политики. При этом, что самое важное, в защиту клипа «Ленинграда», кроме пользователей социальных сетей и снимавшихся в нём звёзд местного шоу-бизнеса, фактически никто не выступил. В тоже время негатив и обвинения в насаждении «имперского влияния» и оскорбления белорусов как нации без перерыва звучат уже несколько дней. В этом плане особое усердие демонстрируют националистические группировки и информационные порталы Белоруссии, такие, как, например, «Наша Нива». Основной смысл комментариев многочисленных радикалов и тех, кто считает себя «истинными патриотами», сводится к следующему:

«омерзительный клип. Здесь все: оскорбление белорусского языка (чего только стоит перевод на великий и могучий), оскорбления самих белорусов (мужчины у нас алкаши, женщины недо3245ые б42ди), страны в целом (колхоз и местечковость)…»

«„русский мир“ деградации в действии, — посмотрите этот кліп с точки зрения уважающего себя белоруса…»

«принижение бел. языка через трасянку, маты, смысл текста…»

«ну Галыгин — понятно, беспринципный шут гороховый, ждущий, когда моя страна станет губернией России…».

Интересно то, что подобные оценки можно было бы списать на неадекватность восприятия не только клипа, но и реальной обстановки в Белоруссии у националистически настроенной части белорусского общества, если бы обсуждение не пошло дальше и в него не включились общественные деятели и даже политики. Так, председатель Белорусского союза художников Рыгор Ситница разместил на сайте организации официальное заявление, в котором отметил, что он «не припомнит когда еще нас, белорусов, настолько низко опускали». «Алкаши, дебилы, деграданты, придурки с трасянковой лексикой олигофренов, которая переводится в титрах на „правильный высококультурный язык“… Вот такими нас, белорусов, видят московские „шнуры“ так и местные лакеи, готовые за три панские копейки потоптаться по собственному достоинству, которого, похоже, нет, а может никогда и не было… Сейчас мне хотелось бы услышать соответствующую реакцию от Министерства культуры и Министерства информации нашей страны», — гневается Ситница. И в данном случае вряд ли стоит ожидать, что белорусские ведомства останутся глухи к восклицаниям главы Белорусского союза художников. Тем более, что о необходимости принять меры заявили и местные оппозиционные политики, с которыми сегодня власти Белоруссии предпочитают «дружить».

Например, один из основателей печально известной в республике националистической партии «Белорусский народный фронт» Винцук Вячорка на свое странице в Facebook заявил, что увидел в клипе «кроме общего позорного уровня — еще и оскорбление в адрес белорусского языка и всех белорусскоязычных». «Если убогая пошлятина, которую „поют“ по-белорусски, „переводится“ субтитрами на русском, но языковыми средствами поэтического, высокого стиля, это значит, что белорусский язык — он для мусора, которую на русский и перевода адекватному не поддается. Матрица для закладыванием в подсознание не новая. Со своего детства, с черно-белого советского телевизора помню двух клоунов — Тарапуньку и Штепселя. Недалекий Тарапунька говорил, конечно же, по-украински. А хитрый и неглупый Штепсель — по-русски. Но такого падения, как я отныне увидел, все же еще не было… Это же рассчитано на вирусный перепост. Сейчас представление о белорусском языке у среднего россиянина будет формироваться вот этим. А значит, и в наркозависимых от русского мира белорусов…», — сообщил Вячорка. Пожалуй, данный комментарий как нельзя лучше обозначает отношение части белорусского общества к тому, что представил на всеобщее обозрение «Ленинград». При этом на волне прошедших в недавнем прошлом уголовных процессов, связанных с «разжиганием межнациональной вражды», где за собственное мнение и идеи о необходимости интеграционных процессов между двумя странами трое публицистов получили реальные тюремные сроки, нельзя исключать того, что у правоохранительных органов Белоруссии может возникнуть желание предъявить свои претензии и авторам клипа. В том числе и по статье 130 УК Белоруссии «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни».

Нынешняя ситуация с клипом «8 сакавіка» прекрасно демонстрирует происходящие сегодня в Белоруссии процессы, в которых небольшая группа националистически настроенных граждан стремится навязать свою точку зрения на отношения между Белоруссией и Россией всему обществу. При этом данная группа, которая называет себя «истинными патриотами», считает, что любые взгляды, не совпадающие с их собственными, являются предательством национальных интересов. И в данном случае необходимо отметить, что не клип «Ленинграда» и его содержание является средством формирования нетерпимости между жителями Белоруссии и России, а реакция на него со стороны так называемых «патриотов». Большинство белорусов с иронией восприняли данное творение, от души посмеялись и восприняли с тревогой не то, что в клипе можно усмотреть оскорбление белорусского языка, а трагичность сложившейся ситуации в глубинке, где действительно существует проблема пьянства и, как результат, дефицит нормальных отношений между мужчинами и женщинами. С национальной же точки зрения увидеть оскорбление белорусов как нации или белорусского языка в клипе могут только те, кто идеологически настроены против всего, что связано с Россией, и при этом склонны оперировать сложными и понятными только им самим логическими конструкциями.

По всей видимости, нынешняя истерия националистов вокруг всего, что связано с белорусской историей, языком, культурой и традициями, является итогом их тотальной неуверенности в себе, а поэтому любое слово из России, сказанное о Белоруссии, воспринимается и будет восприниматься ими чуть ли не как подготовка к её захвату. Любой информационный повод, связанный с Белоруссией, представленный на российском телевидении, в прессе или в интернет-пространстве и дальше будет раздуваться до невиданных размеров с одной лишь целью — в очередной раз обвинить Кремль в «имперских амбициях». При этом ничего подобного в отношении западных соседей со стороны «патриотов» как не наблюдалось, так и не будет наблюдаться.

Западная редакция EADaily

Претензия по-белорусски