Общественная экспертиза образования за рубежом

КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ ГУМАНИТАРНЫМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационной системы РГНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

Название Проектирование моделей общественной экспертизы в системе оценки качества общего образования

Руководитель Пуденко Татьяна Ивановна, Доктор экономических наук Доцент

Организация финансирования федеральное государственное автономное образовательное учреждение дополнительного образования «Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования», г Москва

Года выполнения 2015 — 2017

Конкурс Основной конкурс 2015 года

Тип проекта а — проект проведения научных исследований, выполняемых научными коллективами или отдельными учеными

Область знания, код классификатора 06 — КОМПЛЕКСНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА; ПСИХОЛОГИЯ; ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ, 06-320 — Специальная педагогика и образование. Предметные области педагогики и проектирование региональных систем образования

Ключевые слова общее образование, оценка качества общего образования, государственно-общественное управление образованием, общественная экспертиза, независимая оценка качества образования

Код ГРНТИ 14.01.21

Номер государственной регистрации

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ

Аннотация Исследование направлено на решение научных задач, обеспечивающих развитие практики независимой оценки качества общего образования в части проведения общественной экспертизы. Участие общественности в оценке качества образования зафиксировано во всех программных документах, отражающих государственную политику в области образования, входит в число стратегических приоритетов развития российского общего образования. Кроме того, масштабные инновации в общем образовании имеют не только педагогическую, но и социальную значимость, порождают конфликты интересов, предотвращение которых требует развития экспертных функций органов общественного управления образовательных организаций. Опыт реализации ПНПО выявил ряд проблем в проведении общественной оценки качества образования, среди которых главная – это концептуальная не проработанность общественной экспертизы:отсутствие четко выделенной специфики и внятно сформулированных, теоретически обоснованных целей, собственного предмета оценки, требований к составу и подготовленности общественных экспертов, эффективных организационных моделей. Как следствие, на практике наблюдается формальное включение представителей общественности в процедуры профессионального педагогического оценивания, что является не эффективным и дискредитирующим саму идею общественной оценки качества образования. В результате исследования будут выявлены и обоснованы принципиальные различия между педагогической и общественной оценкой качества общего образования, определены и обоснованы целевые установки, объект и предмет общественных экспертных оценок, организационные модели, критериальная база оценивания применительно к уровням дошкольного и всем ступеням школьного образования, процедурные и технологические особенности, ограничения и риски проведения общественных экспертиз в системе образования, а также возможности использования их результатов при оценке эффективности деятельности педагогов и образовательных учреждений. Научная новизна исследования заключается в формировании обобщенных представлений о современных формах и механизмах общественной экспертизы в управлении общим образованием, в разработке концепции общественной экспертизы качества общего образования, в проектировании вариативных моделей ее организации. Предполагаемая прикладная ценность результатов проекта состоит в создании комплексного научно-методического обеспечения процедур общественной экспертизы качества общего образования, обеспечивающего возможность его непосредственного использования образовательными организациями, а также включения в общероссийскую систему оценки качества образования (ОСОКО). Результаты проекта предполагается обнародовать посредством публикации: монографии «Развитие общественной экспертизы в системе оценки качества общего образования в России», серия статей по проблеме исследования (не менее 4), комплекта из 4 методических пособий по организация общественной экспертизы качества образования, адресованных руководителям дошкольных и общеобразовательных учреждений, муниципальным органам управления образованием и системе повышения квалификации работников образования.

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ИТОГОВОГО ОТЧЕТА

Краткая аннотация полученных результатов Исследование было направлено на решение научных задач, обеспечивающих развитие практики независимой оценки качества общего образования в части проведения общественной экспертизы. Анализ российской и зарубежной практики, исследований в этой проблемной области показал актуальность тематики. Выявлено, что предметы общественной оценки образования в России и за рубежом, в целом, совпадают – это аспекты качества, доступности, открытости общего образования. Направленность развития процессов общественной экспертизы в России соответствует той, что наблюдается в развитых странах: сдвиг от задач контроля к задачам установления партнерских отношений, диалога между обществом и сферой образования, образовательными организациями в поисках наиболее эффективных решений по повышению качества образования. В России барьером для решения этих задач является слабая информированность педагогического сообщества о сущности и целях общественной экспертизы, отсутствие комплексного научно-методического обеспечения. Сформулированы концептуальные особенности общественной оценки качества образования как гуманитарного исследования, раскрывающего его ценностно-смысловые (относящиеся к социальной функции образования) компоненты в многоаспектной оценке качества образования. Установлено, что профессиональная и общественная (социально-гуманитарная) экспертизы рассматриваются как отдельные виды не по субъекту оценивания, а по совокупности всех признаков этой деятельности, среди которых базовым является позиция эксперта в оценке. Раскрыта и описана специфика общественной экспертизы как системы деятельности: ее принципы (ценностные основания), цели, задачи, объекты и предметы оценки, содержание, организационные формы, а также механизмы и инструменты, которые раскрывают способы выполнения экспертизы, направления использования результатов оценки. Базовыми принципами признаны: выделение общественными экспертами собственного предмета экспертизы при оценке качества общего образования; включенность в целостный цикл экспертного оценивания — от согласования целей и задач, выбора критериев и показателей оценки, сбора и исследования информации до анализа результатов оценки и подготовка экспертных заключений для разных групп пользователей. Объектами общественной оценки могут и должны выступать все элементы системы общего образования, группируясь по блокам: образовательные результаты, образовательная деятельность, условия общего образования, система управления образовательной организацией. К социально-значимым результатам отнесены: личностные и часть метапредметных результатов, формируемых на всех ступенях школы (качество учебной деятельности, личностные смыслы учения, самооценка, эмоциональный интеллект, свобода и способность к выбору, ответственность, толерантность, творческое отношение и др.), готовность к профессиональному самоопределению и продолжению образования в старшей школе, отдельные формируемые компетенции (читательская, финансовая грамотность; информационная, коммуникативная, проектная, общекультурная компетентность и др.), результаты воспитывающей деятельности. Объектами общественной экспертизы могут стать гуманитарные и социально-значимые характеристики образовательной деятельности школы, включая детско-взрослые отношения, интенсивность и напряженность образовательного процесса, качество оценочной деятельности, качество организационной культуры школы в гуманитарном измерении, организация урочной и внеурочной деятельности, факторы образовательного неравенства и т.д. Выявлены две основные группы сложившихся моделей организации общественной экспертизы качества образования — модели экспертной оценки и экспертного сопровождения, в которых оценка играет вспомогательную роль. Обоснована перспективность использования моделей экспертизы качества деятельности образовательных организаций, педагогов, образовательных программ в рамках конкурсных процедур; общественной аккредитации образовательных организаций; общественно-профессиональной аккредитации образовательных программ; общественного наблюдения за аттестационными процедурами; муниципальных независимых систем оценки качества образования; экспертного сопровождения разработки и принятия нормативных актов и программ, общественной экспертизы в рамках внутренних систем оценки качества образования. Обоснованы преимущества формата общественно-профессиональной экспертизы как обеспечивающего более объективную и комплексную оценку качества образования. Разработана технология проектирования вариативных моделей общественно-профессиональной экспертизы по методологии социального проектирования. Сформирован комплекс приоритетных задач руководителей общеобразовательных организаций, органов управления образованием по созданию условий для осуществления общественной экспертизы качества общего образования и использованию ее результатов. Научная новизна исследования состоит в формировании обобщенных представлений о сущности и механизмах общественной экспертизы как элемента общероссийской системы оценки качества общего образования, в разработке концепции общественной экспертизы как системы деятельности, в построении типологии моделей ее реализации и выявлении вариативных организационных форм, в разработке подходов к проектированию экспертизы личностных и социально-значимых результатов общего образования, гуманитарных аспектов образовательной деятельности с участием общественных экспертов в общеобразовательных организациях. Прикладная ценность результатов проекта определяется возможностью их использования заинтересованными образовательными организациями, органами управления образованием, системой дополнительного профессионального образования для оценки социально-значимых результатов и процессов в рамках внутренних систем оценки качества образовательных организаций и в независимой системе оценки качества образования, для развития профессиональной компетентности педагогов, успешной практики социально-педагогического взаимодействия. Результаты проекта представлены в серии статей по проблеме исследования (Потемкина Т.В., Пуденко Т. И. Независимая оценка качества образования: общественная экспертиза в зарубежной и российской практике// Образование и наука. – 2015. — №10; Пуденко Т. И. Общественная экспертиза образовательной программы школы как ресурс гуманистической педагогики и эффективного управления// Человек и образование. – 2015. – №4; Пуденко Т. И., Суева Ю. В. Качество общего образования в России: модели организации общественной экспертизы// Наука и школа – 2016. – №5; Пуденко Т. И., Руднева А. А. Общественная экспертиза качества дошкольного образования: подходы к проектированию и реализации//Инновационные проекты и программы в образовании– 2016. – №6), в подготовленных рукописях монографии «Развитие общественной экспертизы в системе оценки качества общего образования в России» и 4 рукописях методических пособий по организация общественной экспертизы качества общего образования, адресованных руководителям дошкольных и общеобразовательных организаций, муниципальным органам управления образованием и системе повышения квалификации работников образования.

Общественная экспертиза образования за рубежом

В соответствии с Положением о конкурсе инновационных продуктов «Петербургская школа 2020» проводится общественная экспертиза инновационных продуктов, допущенных к представлению на очном туре конкурса.

Принять участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи портала «Петербургское образование».

Если Вы уже являетесь зарегистрированным пользователем портала, то Вам для участия в голосовании необходимо авторизоваться.

Прежде чем приступить к голосованию, Вам необходимо заполнить анкету общественного эксперта.

Обращаем Ваше внимание на то, что Вы можете проголосовать в каждой номинации только за один продукт и только один раз . Поэтому просим Вас внимательно ознакомиться с информацией об инновационных продуктах, размещенной на сайтах участников конкурса (ссылки представлены в анкете для голосования).

Окончание голосования 13 ноября 2014 года в 17.00.

Информационно-аналитический журнал

Одной из важных стратегических задач является создание системы гарантии качества в системе непрерывного профессионального образования (НПО). Каким образом сформировать доверие к качеству образовательных программ, реализуемых в сфере НПО? Вот основной вопрос, требующий решения.

Новые условия, цели и задачи

Движущей силой и проводником формирования экономики знаний во многом выступает система непрерывного образования, специфика и тенденции которой определяются социальными, экономическими, культурными особенностями регионов и мировыми тенденциями.

Вступление в силу федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» создало новые условия для развития системы непрерывного образования в стране. Новые условия, в свою очередь, дали импульс развитию общественных организаций, объединяющих руководителей структурных подразделений и организаций дополнительного профессионального образования, а также развитию системы ДПО вузов как нового специфического сегмента, требующего проектного подхода и активизации сетевого взаимодействия образовательных организаций.

К числу приоритетных задач в современных условиях относятся построение эффективного механизма взаимодействия образовательных учреждений, бизнеса, органов власти и использование потенциала системы непрерывного образования, имеющей двойственную природу. С одной стороны, это производная от основных образовательных программ. С другой стороны, реклама и конкурентное преимущество для развития основных образовательных программ.

Новые условия, цели и задачи в развитии системы непрерывного образования определили основные направления совершенствования ДПО:

  • комплексное развитие компетенций участников;
  • приоритет активных методов обучения;
  • вовлечение корпоративных заказчиков на всех этапах реализации программ;
  • максимальная адаптация программ под ожидания участников;
  • сокращение сроков обучения;
  • интеграция модульного и межмодульного обучения;
  • развитие дистанционных форм обучения.

Однако отсутствие в настоящее время государственной аккредитации программ ДПО актуализирует вопросы экспертизы содержания и качества образовательных программ, по которым не установлены федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) и федеральные государственные требования (ФГТ).

Одной из важных стратегических задач является создание системы гарантии качества в системе непрерывного профессионального образования (НПО). Каким образом сформировать доверие к качеству образовательных программ, реализуемых в сфере НПО? Вот основной вопрос, требующий решения.

Преимущества, угрозы и риски

На первое место в оценке качества образования в сфере НПО выходит профессионально-общественная аккредитация. Под ней подразумевается признание высокого качества и уровня подготовки выпускников, освоивших образовательную программу в конкретной образовательной организации. Основные принципы этого вида аккредитации – добровольность и независимость, а проводить ее могут только профессиональные сообщества. Успешное прохождение процедуры профессионально-общественной аккредитации дает явные конкурентные преимущества.

Сейчас, как никогда, возникает угроза появления массы сомнительных программ, под удар ставится качество образования в целом. И если профессионально-общественная аккредитация должна стать основным регулятором по образовательным программам, то возникает ряд вопросов. Какие критерии должны соблюдаться при оценке качества? Готовы ли работодатели принять новые стандарты? Как выбрать нужную программу?

Смотрите так же:  Эни осаго

Отсутствие системы стандартов гарантии качества образовательных программам ДПО может привести к ценовому демпингу за счет существенного снижения качества программ, что впоследствии ведет к девальвации документов установленного образца, выдающихся по результатам обучения. По логике вопрос должен решаться профессионально-общественной аккредитацией, но неконтролируемость этого процесса со стороны государства не приведет к желаемому результату.

Сегодня экспертных услуг в сфере профессионально-общественной аккредитации предлагается немало. Однако отсутствие требований к отбору аккредитующих организаций не только не способствует решению проблемы гарантии качества, но и, более того, может ее усугубить. Масса предложений от разнообразных профессиональных союзов и общественных объединений может привести к искаженному варианту реализации самой идеи профессионально-общественной аккредитации. Поэтому целесообразно на уровне Минобрнауки РФ произвести отбор наиболее авторитетных аккредитационных агентств, ведущих свою деятельность в соответствии с мировыми стандартами экспертизы качества образовательных программ.

Нужно ли дополнительное профессиональное образование?

Необходима разработка системы стандартов и рекомендаций для гарантии качества программ в сфере НПО, которые, во-первых, создадут единообразную прозрачную основу для профессионально-общественной аккредитации, во-вторых, обеспечат повышение доверия отечественных и зарубежных работодателей к документам установленного образца, выдающимся по результатам обучения вузами и организациями ДПО. Такая система стандартов, в отличие от ФГОС и ФГТ, должна иметь рекомендательный характер и предоставляться образовательным организациям для разработки собственных систем гарантии качества и агентствам, проводящим независимую оценку, а также в обязательном порядке учитывать специфику программ ДПО.

Наличие системы стандартов и рекомендаций для гарантии качества программ в сфере НПО позволит объективно и обоснованно оценивать результаты образования и тем самым гарантировать его качественный уровень, при этом стандарты и рекомендации должны соответствовать мировым[1]. Только в этом случае будут созданы адекватные условия для обеспечения стратегического преимущества отечественной системы НПО и ее интеграции в международную образовательную среду.

Программы ДПО должны стать сопоставимыми и сравнимыми с аналогичными зарубежными программами. Тогда повысится вовлеченность в сферу НПО различных заинтересованных сторон (работодателей, профессиональных и общественных объединений). Слушатели, прошедшие подготовку по программам ДПО в России, должны становиться более мобильными в вопросах трудоустройства, в том числе и за рубежом. Реализация поставленных задач может быть достигнута при наличии системы стандартов и рекомендаций для гарантии качества программ в сфере НПО.

Стандарты и рекомендации для гарантии качества программ в сфере НПО должны затрагивать только области, за которые несут ответственность организации или структурные подразделения ДПО. При этом в качестве основных установок целесообразно принять:

  • наличие условий для непрерывного совершенствования программ ДПО;
  • оформление организационной обособленности структурных подразделений ДПО в системе управления образовательной организации и уровень независимости в реализации принятой стратегии развития поствузовской системы образования;
  • обеспечение прозрачности внешней и внутренней систем гарантии качества программ ДПО.

Поставленные задачи стандартов и рекомендаций для сферы НПО должны способствовать:

  • поощрению вузов, которые стремятся достигать успехов в области НПО, внедрять современные технологии обучения в непрерывном образовании (дистанционное обучение на базе ИКТ, кейсы, компьютерные симуляторы, тренажерные комплексы, деловые игры, проектные методы обучения, стажировки) и развивать интеллектуальный потенциал своих сотрудников и обучающихся;
  • поддержке образовательных организаций и структурных подразделений ДПО вузов в развитии их внутренней культуры гарантии качества образовательных программ;
  • информированию всех заинтересованных сторон (вузов, слушателей, работодателей, органов власти) о процессах и результатах развития системы НПО;
  • формированию информационной базы о гарантии качества программ ДПО различных поставщиков образовательных услуг.

Эффективная оценка качества

Учитывая небольшой жизненный цикл отдельных программ ДПО, целесообразно для сферы НПО заложить в основу кластерный подход, когда аккредитацию получает совокупность родственных образовательных программ, которые можно оценить силами одной комиссии. Это удешевляет стоимость профессионально-общественной аккредитации и является наиболее эффективным способом оценки качества программ в сфере НПО.

Эффективность внешней оценки во многом зависит от внутренней стратегии гарантии качества учебного заведения, обеспечивающего реализацию программ ДПО, с ее особыми целями, механизмами, методами достижения этих целей и инструментов измерения достигнутых результатов. Однако внешняя оценка будет неполной без анализа внешней среды учебного заведения, в которой формируется и реализуется система НПО. Так, например, в настоящее время все развитые государства мира реализуют программы формирования систем непрерывного образования (обучения на протяжении всей жизни – life long learning). Развитые страны Евросоюза смогли обеспечить массовое участие взрослого населения в программах обучения и тренингах или устойчивую положительную динамику в этой сфере. Доля экономически активного населения, участвующего в непрерывном образовании (в процентах, по состоянию на 2007 год): 89,2 – в Австрии, 79,7 – в Дании, 77,3 – в Финляндии, 71 – в Швеции, 68 – в Швейцарии, 51 – во Франции, 41,9 – в Германии, 37,6 – в Великобритании. Доля экономически активного населения Российской Федерации, участвующего в непрерывном образовании, – 22,4 процента [2].

В настоящее время ситуация кардинально не изменилась, причем указанная доля россиян, обучающихся по программам ДПО, в большей степени соответствует столичным городам или крупным промышленно развитым центрам, которые, как правило, ориентированы на развитие сырьевых отраслей. В регионах, где бизнес-среда по большей части представлена малым бизнесом или отделениями, филиалами крупных компаний, лишенными права самостоятельно принимать стратегические решения, в том числе и по развитию кадрового потенциала, указанная доля населения, задействованного в системе НПО, гораздо ниже. Влияние внешней среды во многом обуславливает содержание, качество и потребность в программах ДПО, что существенно отличает условия развития системы непрерывного и системы высшего образования, но практически не учитывается при оценке качества программ.

Препятствующим фактором в развитии – например, программы МВА – является требование к количеству слушателей в группе. Особенно это критично для небольших регионов. Согласно требованиям Консорциума по развитию делового образования России Национального аккредитационного совета делового образования набор на программу МВА должен составлять по меньшей мере 15 слушателей [3]. Это требование не является гарантией качества программы и не может являться критерием при профессионально-общественной аккредитации, поскольку бизнес-среда большинства регионов (с низким платежеспособным спросом населения на образовательные услуги) часто не позволяет собирать группы с таким количеством слушателей на дорогостоящую программу, дающую элитное бизнес-образование. Однако при оценке качества программ МВА на этот показатель обращается внимание.

Таким образом, эффективная оценка качества программ ДПО должна отражать специфику развития системы непрерывного образования, релевантность содержания и качества образовательных программ требованиям внешней среды. По этой причине при экспертизе качества программ ДПО целесообразно учитывать, помимо наличия внутренней системы гарантии качества программ вуза, уровень развития конкурентной образовательной среды региона и ее насыщение разнообразными образовательными услугами, а также наличие инфраструктуры непрерывного образования и уровень ограничений в финансовом механизме реализации программ ДПО для оперативного обеспечения необходимыми ресурсами. В этом случае деятельность аккредитационных агентств по гарантии качества программ в сфере НПО будет отражать комплекс правовых, социальных и культурных требований среды, в которой реализуются программы ДПО.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Стандарты и рекомендации для гарантии качества высшего образования в европейском пространстве. – Йошкар-Ола: «Аккредитация в образовании», 2008. – 58 с.
  2. Образование в Российской Федерации: 2007. Статистический ежегодник. – М.: ГУ – ВШЭ, 2007. – Раздел 9, с. 455-460.
  3. Национальные аккредитационные критерии и требования к общему содержанию и условиям реализации программ уровня МВА от 14.06.2012 г.

Общественная экспертиза образования за рубежом

Два десятилетия реформ стали серьезным испытанием для российского образования. Причем, никто и никогда не делал серьёзного анализа результатов проведённых экспериментов. Участникам образовательного процесса предлагался единственный вариант — верить на слово реформаторам, что «всё будет хорошо». Но бессмысленно продолжать делать тоже самое и ждать иных результатов. Общественная палата РФ решила запустить экспертизу реформ образования. Члены экспертной группы оценят преобразования прошедших лет — чего удалось достичь и на какие вызовы предстоит ответить?

Секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев, открывая заседание круглого стола по теме: «Проблематика и методика проведения общественной экспертизы реформы российского образования», сказал: «Нужно серьёзно отнестись к проведению общественной экспертизы. Для этого необходимо создать группу общественных экспертов, определить, что мы будем подвергать экспертизе, разработать техзадание, которое позволит ответить на интересующие нас вопросы. Дискуссий очень много по поводу того, что происходит в российском образовании: какие успехи ? Какие недостатки ?

Тема школы стоит особенно остро. Она затрагивает всех — родителей, дедушек, бабушек. Кто-то ругает ЕГЭ — просто изрыгает проклятия, кто-то говорит — ЕГЭ позволил детям из провинции на равных с жителями столичных городов участвовать в конкурсах при поступлении в вузы. Аргументы высказываются разные, но зачастую нет поля, на котором можно содержательно дискутировать. Важно, чтобы дискуссии приводили к результатам. Нет документа, где была бы дана профессиональная общественная оценка того, что случилось с российским образованием. Как профессионально провести общественную экспертизу, чтобы результаты этой экспертизы стали ценностью для принятия решений?».

Профессор кафедры математического анализа ЛГПИ — РГПУ имени А.И. Герцена, народный учитель России Сергей Рукшин, основываясь на результатах исследований и опросов, в том числе и Комитета по общественным проектам Администрации президента, высказал своё мнение о негативном влиянии системы Единого государственного экзамена (ЕГЭ) на российское образование.

«ЕГЭ согласно первоначальным намёткам должен был избавить нас от коррупции приемных комиссий и дать школьникам возможность поступать в удалённые вузы, не тратя деньги на дорогу – сказал Сергей Рукшин. — Справился ли ЕГЭ с этой задачей ? К сожалению, нет. Он перенёс коррупцию из приёмных комиссий вузов в совершенно другие сферы. Во-первых, это невиданное расширение и удорожание репетиторского рынка. Во-вторых, это сфера олимпиад. То, чем страна гордилась, что было максимально честным и прозрачным, превратилось в коррупциогенный фактор. Известная история, когда руководитель Департамента общего образования Минобрнауки Елена Низиенко в течение 5 лет выдавала документы строгой отчётности победителей финала всероссийских олимпиад тем, кто в них даже не участвовал. Это в прошлом, но сейчас имеют место другие факты. Когда вузы, проводящие рейтинговые олимпиады, силами своих преподавателей, готовят к ним участников — этот фактор, как минимум, коррупциогенный.

Единый государственный экзамен поставил среднюю школу на грань, за которой начнется тотальная подготовка к ЕГЭ вместо прохождения школьных программ. Сегодня вузы фактически лишены права выбирать себе контингент учащихся, за который отвечают. Обязаны брать тех, кого ЕГЭ пошлет. Это очень странная ситуация, когда вуз, отвечающий за качество подготовки специалистов, не имеет никакого влияния на право выбирать себе абитуриентов. Исчезает целевой контингент – выпускник поступает не туда, куда хотел, а туда, куда по баллам ему удаётся поступить».

«ЕГЭ, действительно, уничтожает образование», — считает доктор физико-математических наук Александр Иванов. Он рассказал о сокращении высокобалльников по профильной математике: количество получивших выше 80 баллов за год сократилось на треть. В Республике Карелии всего четыре человека набрали больше 90 баллов. При этом всё больше выпускников выбирают «тест на дебильность» – базовый ЕГЭ по математике.

Но у ЕГЭ есть не только оппоненты, но и сторонники. Вице-президент Российской Академии наук Алексей Хохлов и ректор РГСУ Наталья Починок считают, что их коллеги слишком пессимистично оценивают ситуацию. «…К ЕГЭ я не стал бы так негативно относиться, — сказал Алексей Хохлов ( до недавнего времени проректор МГУ). – Да, есть проблема с олимпиадами школьников, но благодаря ЕГЭ у нас в ведущих вузах, я сужу по МГУ, учатся студенты, которые иначе бы не поступили».

Алексей Хохлов также высказал мнение о том, что общественная экспертиза должна проводиться строго специалистами системы образования. Затрагивая тему реформирования аспирантуры, отметил, что аспирантура это на сто процентов проектный способ обучения, но ни в коем случае, не высшая ступень образования.

По мнению научного редактора журнала «Эксперт» Александра Привалова: « Общественная палата решила запустить экспертизу реформ образования – это прекрасно, но общественная экспертиза того, что происходит в образовании, идёт ежедневно в социальных сетях. Особенно на тех ресурсах, где «тусят» преподаватели вузов и учителя школ. За одну неделю два президента РАН – бывший и нынешний – разными словами сказали о вредоносности стержня образования – ЕГЭ. Это тоже общественная экспертиза. Это не дворники сказали, а два президента Академии наук».

Смотрите так же:  Можно ли вернуть деньги за ремонт квартиры

Главная проблема, по мнению журналиста, не в отсутствии общественной экспертизы, а в отсутствии интереса к ней со стороны чиновников, принимающих решения в сфере образования. Он также посетовал на то, что процесс принятия решений в сфере образования непрозрачен. Общественность не знает — где рождаются реформы, кто их автор, как они обретают форму документов… Не знает фамилий главных конструкторов нашего образования. Повышение статуса учителя должно стать главным результатом общественной экспертизы, считает научный редактор журнала «Эксперт».

«Когда говорят о нынешней школе как о зоне социальной катастрофы – это, наверное, преувеличение. Но статус учителя очень низок – ниже плинтуса. Есть в Москве профсоюз «Учитель», который распространил сведения о том, что ещё два года назад московский Департамент образования, возглавляемый Исааком Калиной, организовал ресурс — «облачный реестр кадров». В этом реестре есть графа, в которой, при увольнении учителя, директор школы ставит «Да» или «Нет». Если поставили «Да», то с последующим трудоустройством проблем не будет. Если поставили «Нет», то этот человек в московской системе образования работу не получит. Слово «Нет» означает, что на вашей карьере поставлен крест.

Вы серьезно полагаете, что ученики не понимают и не видят, что сегодня об учителей вытирают ноги ? А школа должна воспитывать подрастающее поколение личным примером. Как это сделать, если в обществе тиражируется образ учителя-«лузера». Педагог сегодня абсолютно бесправен» – подчеркнул Александр Привалов.

Директор Департамента стратегии, анализа и прогноза Министерства просвещения Анна Хамардюк сказала, что «при всех федеральных органах власти существуют общественные советы. И чиновники на них должны представлять все свои планы и концепции. И только после получения экспертной оценки, документ должен обретать юридическую силу. Это защита от тех грабель, на которые мы наступаем в последние годы». Заместитель министра науки и высшего образования Марина Боровская выразила надежду, что общественная экспертиза поможет системе образования, и заявила о готовности к сотрудничеству.

Подводя итоги, Валерий Фадеев сообщил, что в ближайшие две недели будет решен вопрос по формированию экспертной группы, а также попросил участников круглого стола прислать свои предложения в рамках определения проблематики и методики проведения общественной экспертизы реформы российского образования. «Мы должны по результатам такой экспертизы указать точно и конкретно, что именно можно сделать для того, чтобы учитель начал дышать», — подытожил спикер.

«Экспертиза катастрофы» — реформам образования наконец дадут оценку

Общественная палата запускает экспертизу реформ образования. Члены экспертной группы оценят преобразования прошедших 10-20 лет.

Профессор кафедры матанализа ЛГПИ РГПУ имени Герцена, народный учитель России Сергей Рукшин напомнил о последствиях реформ последних 10-20 лет: не оправдавшем себя ЕГЭ, болонской системе, разрыве образовательного пространства.

«20 лет назад нам обещали, что по результатам ЕГЭ будут даваться кредиты на полное или частичное погашение платы за обучение, но обещанных сертификатов не было, все о них забыли. Сфера олимпиад – то, чем страна гордилась, то, что было честным и прозрачным, превратилось в коррупциогенный фактор. Некоторые вузы сами готовят участников своих олимпиад! Что касается поступления в столичные вузы, то в итоге ЕГЭ требует приезда: человека зачисляют, когда он напишет личное заявление на зачисление», – сказал Сергей Рукшин.

Новая система лишила вузы права самим выбирать себе студентов и вынудила брать тех, «кого ЕГЭ пошлет», образовательное пространство страны перестало быть единым из-за вариативности учебников, а учитель потерял высокий социальный статус из-за низких зарплат, кипы бумажной работы и электронного документооборота, добавил профессор.

«Позавчера произошло страшное для нашего технологического развития событие – ни одна страховая компания не согласилась страховать запуски двух ближайших «Союзов». Сейчас запуски под угрозой. Когда мы знали такое за советской, а потом российской экономикой и сферой технологий?» – заметил Рукшин.

«Мы получаем бакалавров, которые подготовлены хуже, чем выпускники техникумов, и магистров, которые не знают производства», – заявил Сергей Рукшин, рассуждая о наследии болонской системы.

При этом в образовательных ведомствах – кризис управления, считает профессор. Отраслью управляют три структуры – Министерство просвещения, Министерство науки и организация, которая «ни за что не отвечает, но проводит аттестацию и дает вузам аккредитацию».

«Контролирует тот, кто не отвечает за качество работы», – сказал докладчик про Рособрнадзор.

Нужно проводить экспертизу решений в образовании, заявил научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов.

«За одну неделю два президента РАН – бывший и нынешний – разными словами сказали о вредоносности стержня образования – ЕГЭ. Это тоже общественная экспертиза. Нужно экспертировать принятие решений в образовании – она [отрасль] уникально герметична. Карта размещения ядерных сил РФ гораздо менее закрыта, чем решения в образовании! Главных конструкторов нашего образования не знает никто».

ЕГЭ, действительно, уничтожает образование. Известный критик единого госэкзамена, доктор физико-математических наук Александр Иванов рассказал о сокращении высокобалльников по профильной математике: количество получивших выше 80 баллов за год сократилось на треть. В Республике Карелии всего четыре человека набрали больше 90 баллов. При этом все больше выпускников выбирают «тест на дебильность» – базовый ЕГЭ по математике.

Журналист, соавтор проекта «Последний звонок» Константин Семин предложил Общественной палате архив из сотни писем от школьников, студентов, преподавателей и родителей со всей страны, которые рассказывают о проблемах в образовании.

«Речь идет о сотнях и сотнях писем. Вы могли бы попытаться найти хотя бы десяток писем, которые поддерживали бы режим», – сказал журналист.

Общественная палата ничего не изменит, уверен Константин Семин, но важно использовать любую площадку для заявлений о проблемах в образовании.

«Мы не строим иллюзии, мы прекрасно понимаем, что Общественная палата ничего не изменит, и что компромисса, взаимодействия между двумя оппонирующими силами быть не может. Это разнонаправленные силы – это «или – или»: лечащий врач и человек, который занимается эвтаназией, не могут договориться. Это два противоположных вектора, поэтому никакого примирения с реформаторами – людьми, которые представляют уже не Министерство просвещения, а теневые круги в различных министерствах и ведомствах, в околовластных институтах, таких как Высшая школа экономики, – быть не может. Только конфликт до победы одной из сторон. Пока мы понимаем, что шансы на нашу победы ничтожны, понимаем, что кризисное состояние отечественного образования является отражением кризиса в обществе и экономике, и излечиться от одной проблемы невозможно. Нельзя починить образование, не касаясь всего остального – науки, экономики и политической организации», – участник обсуждения Константин Семин.

О СИСТЕМАХ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Маслова Л.Д.

Главный специалист, эксперт Учебно-научно-технического комплекса сертификации и проблем качества Дальневосточного федерального университета

Гаффорова Е.Б., доктор экономических наук, доцент, зав. кафедрой менеджмента Дальневосточного федерального университета

О СИСТЕМАХ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Аннотация

В настоящей работе проведен аналитический обзор действующих государственных и общественных систем оценки качества высшего образования (их элементов, целей, задач, критериев) как в России, так и за рубежом. Данный анализ может способствовать созданию единой системы независимой оценки качества высшего образования, являющейся естественным дополнением системы государственной аккредитации и способствующей повышению престижа российского высшего образования и его интеграции в международное научно-образовательное пространство.

Ключевые слова: независимая оценка, образование, качество, компетентность, выпускник.

Key words: independent evaluation, education, quality, competence, graduate.

Высшие учебные заведения создают свои системы гарантий и оценки качества образования, основанные на соответствии их учебных программ, материальных ресурсов, научно-методического обеспечения, кадров и структуры управления определенным требованиям, предъявляемым со стороны общества, личности и государства. В мировой практике применяются различные подходы к оценке качества работы вузов [2, 4, 6, 7, 8]. Исторически сформировались «английская модель», в основе которой лежит внутренняя самооценка вузовского академического сообщества, и «французская или континентальная модель», основанная на внешней оценке вуза с точки зрения его ответственности перед обществом и государством. Симбиозом указанных подходов явилась «американская модель» аккредитации образовательных учреждений и образовательных программ, представляющая собой наиболее удачное сочетание идей «английской» и «французской» моделей. Представленный далее анализ основных принципов и инструментов «американской модели» необходим для осмысления возможности ее применения в российской практике оценки качества высшего образования.

Аккредитация в США представляет собой систему контроля качества образования, которая позволяет учесть интересы всех заинтересованных в развитии образования сторон и сочетает общественную и государственную формы контроля. Основные цели аккредитации состоят в том, чтобы [3]:

– обеспечить прогресс в высшем образовании за счет разработки критериев и принципов оценки эффективности образования;

– стимулировать развитие образовательных учреждений и совершенствование образовательных программ путем непрерывного самообследования и планирования;

– гарантировать обществу, что учебное заведение или конкретная образовательная программа имеют правильно сформулированные цели и условия их достижения;

– обеспечить помощь в становлении и развитии вузов и в реализации образовательных программ;

– защитить учебные заведения от вмешательства в их образовательную деятельность и ущемления их академических свобод.

Аккредитацию образовательных учреждений в США следует рассматривать как систему коллективной саморегуляции для сохранения баланса между правами учебных заведений на академическую свободу и их ответственностью перед государством и обществом.

Стандарты (показатели) институциональной аккредитации, т.е. оценки учебного заведения в целом как общественного института, являются содержательной основой измерения эффективности деятельности университета в соответствии со своим назначением. Общепринятыми являются девять критериев оценки, представленных на рисунке 1.

Рисунок 1 – Критерии институциональной аккредитации ВУЗов в США

Аккредитация университета подтверждает, что он имеет обоснованные цели, ресурсы (необходимые для достижения целей), доказательства достижения целей, перспективы достижения целей в будущем.

В центре внимания специализированной аккредитации (т.е. аккредитации отдельных образовательных программ), как правило, находится только содержательная сторона процесса обучения: фундаментальные знания, специальные знания, практические навыки, навыки проектирования, использование компьютеров. Важно отметить, что если при институциональной аккредитации некоторые недостатки деятельности университета могут компенсироваться за счет других преимуществ, то специализированная аккредитация следует принципу – образовательная программа сильна настолько, насколько сильно ее самое слабое звено. Программа аккредитуется только в том случае, если все ее блоки соответствуют критериям.

Основными функциями специализированной аккредитации являются следующие: оказание помощи абитуриентам в выборе учебного заведения, содействие правительственным органам в принятии решений по поддержке образовательных учреждений, оказание помощи частным предприятиям и организациям по размещению инвестиций в образовательную сферу.

В качестве примера специализированной аккредитации проанализированы критерии системы оценки качества образования американской компании Accreditation Board for Engineering and Technology (ABET), которая представляет собой федерацию 28 профессиональных инженерных и технических обществ и является наиболее авторитетной организацией, аккредитующей образовательные программы в области техники и технологий. Основными требованиями к качеству подготовки специалистов в области техники и технологий в соответствии с ее критериями являются следующие [4]:

– знание и понимание современных научно-технических, общественных и политических проблем;

– умение применять естественнонаучные, математические и инженерные знания на практике;

– умение применять навыки и изученные методы в инженерной практике;

– способность проектировать процессы или системы в соответствии с поставленными задачами;

– способность планировать и проводить эксперимент, фиксировать и интерпретировать данные;

– способность работать в коллективе по междисциплинарной тематике;

– способность эффективно взаимодействовать в коллективе;

– профессиональная и этическая ответственность;

– широкая эрудиция, достаточная для понимания глобальных социальных последствий инженерных решений;

– понимание необходимости и способность учиться постоянно.

В Европе на сегодняшний день отсутствует единая система институциональной оценки деятельности образовательных учреждений, аналогичная системе аккредитации в США. В каждой стране существуют свои подходы к обеспечению и оценке качества высшего образования. Однако следует отметить и общую тенденцию – в последнее время в Европе все более популярной становится внешняя оценка качества высшего образования. Основными принципами создания внутривузовских систем обеспечения качества образования в университетах, функционирующих в режиме самоуправления, с позиции внешней оценки являются:

Смотрите так же:  Требования к агрохимикатам

– регулярные проверки уровня соответствия деятельности и содержания образовательных программ основным целям и задачам университета;

– наличие ответственного лица или структуры для проведения экспертных оценок деятельности и планирования развития университета;

– наличие обширной и эффективной информационной системы для поддержки процедур самообследования;

– регулярная самооценка деятельности (служб управления, программ) и экспертная оценка для проверки результатов самообследования университета;

– своевременная реакция на результаты внешних экспертиз путем совершенствования методов и структур управления, образовательных программ, перераспределения материальных и финансовых ресурсов, введения в практику системы поощрений и санкций.

Анализ методов обеспечения и оценки качества высшего образования за рубежом свидетельствует о различных подходах и традициях в различных странах. Однако, так или иначе, в разных подходах и системах оценки основное внимание уделяется целям, критериям, ресурсам, процессам и результатам. Различия касаются того, чему уделяется больше внимания и в какой степени. Основными способами оценки в рамках американской системы являются оценка ВУЗов профессиональными экспертами, оценка через специализированную аккредитацию и самооценка, а в рамках Европы – это оценивание и аккредитация, часто со стороны государственных агентств, таких как Финский Совет по Оценке Высшего Образования (Finnish Higher Education Evaluation Council), Национальный Комитет по Оценке Франции (Comite Nationale d’Evaluation), Национальное Агентство Высшего Образования Швеции (National Agency for Higher Education (Hogskoleverket), Научный Совет Германии (Wissenschaftsrat) и др. [8].

Следует отметить, что существуют международные проекты по независимой оценке качества образования с участием России. AHELO является одним из таких приоритетных и инновационных проектов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в области образования. Конечная цель проекта – разработка комплексного, объективного и научно обоснованного подхода к оценке результатов обучения в системе высшего образования, получение международно сопоставимой информации о результатах обучения на уровне вузов, факультетов, образовательных программ. В рамках проекта осуществляется оценка принципиальной возможности международного измерения уровня знаний, а также практических навыков студентов вузов, обучающихся в различных языковых, культурных и институциональных контекстах; разработка соответствующих инструментов измерения для оценки общих знаний и компетенций, а также специальных знаний и компетенций для двух пилотных дисциплин – Экономика и Инженерные науки.

В настоящее время в проекте AHELO участвуют 16 стран: по направлению экономики к проекту присоединилось 19 вузов, по инженерному направлению планируется участие не менее 15 вузов [1]. Кроме того, в рамках проекта проводятся исследования по оценке таких общих навыков студентов, как умение критически мыслить, анализировать информацию, принимать решения и письменно изъясняться. Также учитывается контекст обучения – личные данные студента, его изначальные знания и умения, силы, которые он отдаёт учёбе, преподавательский состав, учебная программа.

Для России участие в проекте AHELO представляется важным, поскольку перед нашей страной, как и перед большинством экономически развитых стран ОЭСР, стоит задача обеспечения качества образовательных результатов в высшем образовании с учетом международных стандартов, оценки качества образования в российских вузах на основе системы объективных и сопоставимых с международными критериев, развития экспорта образовательных услуг и повышения привлекательности российского высшего образования для иностранных студентов и преподавателей. Участие в проекте AHELO также позволяет использовать передовой международный опыт в ходе разработки Министерством образования РФ новых контрольно-измерительных материалов для выпускников российских вузов.

В системе высшего образования России более развита внешняя оценка качества, ориентированная на стандарты и показатели эффективности. Основными элементами этой системы являются стандартизация и процедуры лицензирования, аттестации и аккредитации, а также комплексное оценивание образовательных учреждений в целом и отдельных специальностей на основе рейтинговой системы. Все эти процедуры включают проведение внутренней проверки. Основой объективной оценки качества образования являются Федеральные государственные образовательные стандарты и федеральные государственные требования, а также образовательные стандарты, устанавливаемые университетами.

Если лицензия предоставляет ВУЗам право на реализацию образовательным программ, прием абитуриентов, то такая процедура как государственная аккредитация позволяет учебным учреждениям выдавать документы государственного образца об образовании. Помимо государственной, высшие учебные заведения могут получать общественную аккредитацию, которая представляет собой признание уровня деятельности высшего учебного заведения, отвечающего критериям и требованиям соответствующих общественных образовательных, профессиональных, научных и промышленных организаций. Общественная аккредитация не влечет за собой финансовых или иных обязательств со стороны государства. Система общественной аккредитации призвана выявлять приоритеты в высшей школе России, обеспечивающие уровень подготовки специалистов, превышающий требования Государственного образовательного стандарта по соответствующему направлению.

Несомненный интерес представляет первый опыт создания системы оценки качества высшего образования на основе общественной аккредитации, независимой оценки.

В 2002 году Минобразование РФ и Ассоциация инженерного образования России заключили соглашение о сотрудничестве в области развития национальной системы независимой аккредитации программ в области техники и технологий и разработали критерии общественно-профессиональной аккредитации образовательных программ подготовки бакалавров в области техники и технологий. Рассмотрим эти критерии более подробно [6].

1. Цели программы. Каждая образовательная программа, представляемая к аккредитации, должна иметь:

– четко сформулированные и документированные цели, согласующиеся с миссией вуза и соответствующие запросам потенциальных потребителей данной программы, а также механизм оценки достижения целей и их корректировки;

– учебный план и рабочие программы дисциплин, задачи которых соответствуют сформулированным программным целям;

– механизм, обеспечивающий непрерывный контроль выполнения учебного плана и решения поставленных задач, а также обратную связь для совершенствования образовательной программы.

2. Содержание программы. Содержание образовательной программы должно соответствовать ГОС ВПО РФ и обеспечивать широту подготовки специалиста в соответствии с наименованием программы и необходимую глубину подготовки в области, определяемой специализацией.

3. Студенты. Важным фактором при аккредитации образовательной программы является уровень подготовленности, качество учебы и готовность студентов к профессиональной деятельности.

4. Профессорско-преподавательский состав, обеспечивающий реализацию программы, должен быть представлен специалистами во всех областях знаний, охватываемых образовательной программой. Уровень их квалификации может быть подтвержден следующими компонентами: базовое образование, широта дополнительного образования (повышение квалификации, стажировки), инженерный опыт, опыт работы в соответствующей отрасли промышленности, способность к коммуникации, стремление к совершенствованию программы и повышению эффективности обучения, участие в профессиональных обществах, получение стипендий и грантов, присвоение званий в области науки и техники и др. Количество преподавателей, имеющих ученую степень, должно составлять не менее 60 % от общего числа ППС. Текучесть преподавательских кадров не должна превышать 40 % за аккредитованный период.

5. Подготовка к профессиональной деятельности. В результате освоения образовательной программы выпускники должны приобретать:

– способность применять естественнонаучные, математические и инженерные знания;

– умение планировать и проводить эксперимент, фиксировать и интерпретировать данные;

– способность проектировать процессы или системы в соответствии с поставленными задачами;

– готовность работать в коллективе по междисциплинарной тематике;

– умение формулировать и решать инженерные проблемы;

– способность осознавать профессиональные и этические обязанности;

– навыки эффективного взаимодействия в коллективе;

– широкую эрудицию, необходимую для понимания глобальных и социальных последствий инженерных решений;

– понимание необходимости и умение учиться постоянно;

– знание современных общественных, политических и научно-технических проблем;

– умение применять навыки и изученные методы в инженерной практике.

6. Материально-техническая база. Аудитории, лаборатории и их оснащение должны быть современны и адекватны программным целям. Студентам необходимо предоставить достаточные возможности для самостоятельной учебной и исследовательской работы. ВУЗ обязан постоянно обновлять, совершенствовать и расширять материально-техническую базу не ниже лицензионных показателей.

7. Информационное обеспечение должно соответствовать требованиям программы. В распоряжение студентов и преподавателей требуется предоставить библиотеку, содержащую все необходимые для обучения материалы: учебную, техническую, справочную и общую литературу, различные периодические издания и т.п., компьютерные классы и терминалы с доступом к информационным ресурсам (локальная сеть, Интернет). ВУЗ должен постоянно обновлять, совершенствовать и расширять информационную базу.

8. Финансовое обеспечение. Финансовые ресурсы требуется направлять на качество и преемственность образовательных программ, привлечение и обеспечение постоянного профессионального роста высококвалифицированного ППС, на поддержание и обновление материально-лабораторной базы.

9. Выпускники. В ВУЗе должна существовать система трудоустройства, изучения востребованности и качества знаний и умений специалистов, сопровождения их карьеры и профессионального роста, непрерывного образования и повышения квалификации выпускников вуза. Данные, полученные при помощи этой системы, должны использоваться для дальнейшего совершенствования образовательных программ.

В 2003 году АЦ АИОР с использованием новых критериев выполнил «пилотную» аккредитацию образовательных программ в ряде ведущих российских технических университетов. Для участия в «пилотной» аккредитации были приглашены в качестве наблюдателей представители соответствующих аккредитующих организаций – Accreditation Board for Engineering and Technology (США), The Institution of Engineers Australia (Австралия), Japan Accreditation Board for Engineering Education (Япония), Engineering Council of South Africa (ЮАР), а также Министерства образования РФ. В результате была проведена общественно-профессиональная аккредитация 12 образовательных программ подготовки бакалавров в области техники и технологий в шести университетах [6]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что система оценки качества Аккредитационного центра Ассоциации инженерного образования является достаточно емким, обоснованным инструментом национальной системы общественно-профессиональной аккредитации.

В дополнение к выше обозначенной негосударственной системе оценки качества высшего образования проанализирована инициатива Министерства образования и науки, заключающаяся в разработке концепции центров сертификации и профессиональной квалификации, принимающих совместно с работодателями экзамены у студентов колледжей и вузов уже после получения диплома в образовательном учреждении с целью независимой оценки профессиональных квалификаций выпускников. Оценка будет проходить не только в формате экзаменов, но и включать в себя проверку практических навыков, полученных во время обучения. Независимость оценки обусловлена тем, что центры не будут находиться в подчинении Минобрнауки, для заявителей процедура оценки будет бесплатной; предполагается, что их финансирование будет осуществляться за счет средств работодателей, представляющих 15 отраслей. Уже в 2012 году сдавать подобные экзамены смогут выпускники, обучающиеся по направлениям: атомная промышленность, железнодорожный транспорт, медико-биологическая и фармацевтическая отрасль, управление персоналом, юриспруденция, педагогика, информатика, нанотехнологии, аэрокосмическая промышленность и авиастроение, машиностроение, добыча полезных ископаемых, металлургия, энергетика, сервис и туризм [5]. Иначе говоря, Министерство образования и науки реализует и укрепляет выстаиваемую модель федеральной целевой программы развития образования, согласно которой все образовательные учреждения регионов будут в большей степени ориентированы на ведущих работодателей.

Проведенный анализ показал, что в настоящее время в России существует множество разрозненных систем оценки качества образования на региональном, федеральном уровнях, при этом проблему общественной независимой оценки качества образования нельзя считать решенной. Для повышения престижа российского высшего образования и его интеграции в международное научно-образовательное пространство решение данного вопроса должно быть системным. Для этого может быть использован успешный опыт общественной аккредитации и создания систем независимой оценки качества высшего образования, накопленный в странах Европы и США, с необходимой адаптацией под реалии российской системы образования.

Литература

1. AHELO [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.hse.ru/ahelo/about.

2. Болотов, В.А. Система оценки качества российского образования / В.А. Болотов, Н.Ф. Ефремова [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М.: [б. и.] 2005 – Режим доступа: URL: http://www.den-za-dnem.ru/page.php?article=150.

3. Звонников, В.И. Контроль качества обучения при аттестации: Компетентностный подход. / В.И. Звонников, М.Б. Челышкова. – М.: Университетская книга; Логос, 2009. – 272 с.

4. Информационно-просветительский портал. Педагогический контроль и оценка качества образования. [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М.: 2010 – Режим доступа: URL: http://www.eduhmao.ru/info/1/3693/23155/.

5. После защиты диплома выпускников снова ждет экзамен [Электронный ресурс]. Стандарты и качество – Электрон. дан. – М.: [б. и.] 2011 – Режим доступа: URL: http://ria-stk.ru/news/detail.php?ID=54872 &SECTION_ID=.

6. Похолков, Ю. Обеспечение и оценка качества высшего образования / Ю. Похолков, А. Чучалин, С. Могильницкий // Высшее образование в России – 2004. – № 2 – С. 12-27.

7. Салми, Д. Российские вузы в конкуренции университетов мирового класса / Д. Салми, И.Д. Фрумин // Вопросы образования. – 2007. – № 3. – С. 5-45.

Общественная экспертиза образования за рубежом