Объяснительная грамота при ДТП в старорусском стиле 🙂

Объяснительная грамота при ДТП в старорусском стиле 🙂

Я, раб божий Васильев Дмитрий Михайлович, на 30-й минуте управления
басурманской самодвижущейся повозкою Мазда 323, будучи одержим бесом
высокомерия, впал в грех нарушения заповедей трактового передвижения. На
перекрестке дорог Просвещения и Энгельса (да будет проклят этот
антихрист!) я, пренебрегши тем, что семафор червленный свет показывает,
при повороте одесницу не пропустил пешехода — отрока с божей тварью псом
Тузиком. Нижайше прошу обратить внимание, что Тузик не был намертво
принайтован нашейным вервием. Тузик, одержимый праведным гневом на
басурманскую мою повозку, начал лаяти и под колеса мне бросился.
Обуянный жалостию ко всякой твари божией я применил экстренное
торможение.

В тот момент отроковица на повозке богомерзкой Хьендай Гетц совершала
маневр перестроения за мною, в результате из-за моего экстренного
торможения совершила наезд в мою телегу сзади (схема и список
повреждений прилагается)

От удара повозка моя продвинулась вперед и задавила Тузика нахрен. От
полученных повреждений тварь божия Тузик преставилась на месте.

Признавая за собой грех нарушения пп.1.3 и 1.5 Заповедей готов понести
епитимью и пожертвовать районному храму Воинов Дорог белого быка.

В порче же повозок виновным себя не признаю, поелику отроковица не
соблюдала дистанцию, законом свыше нам данную, и вообще бабой неразумной
является, причиной грехопадения Адамова.

Отправлена в Синодальную богословскую комиссию 9 марта 2001 года

Прим. ред.: документы и комментарии расположены таким образом, чтобы их можно было соотнести друг с другом. С этой целью после каждого обвинения
(или вопроса) расположен соответствующий ответ из корреспондирующего
документа. Иногда к этим текстам добавлен комментарий редакции, содержащий
те или иные фактологические справки. Все особенности орфографии и
пунктуации оригиналов сохранены без изменений.

Из объяснительной записки священника Георгия Кочеткова

Ваши Высокопреосвященства, досточтимые отцы, уважаемые члены Богословской
комиссии!

Смиренно прошу рассмотреть мои объяснения по поводу оценки моих печатных работ в официально переданном мне тексте «Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова» от 15 ноября 2000 г. (далее в тексте – Заключение).

1. Ввиду того, что в тексте Заключения мне предъявлены обвинения в прямых
отступлениях от целого ряда догматов Православной Церкви, считаю своим первейшим долгом публично исповедать свою действительную и безусловную приверженность всему православному вероучению без изъятий. Повторяя в известной степени свое выступление в печати («НГ-религии» № 12(58) от 28.06.2000 г.), я прошу принять мои искренние уверения в том, что я никогда не имел вольного намерения посягать ни на учение Матери-Церкви, ни на ее целостность. Смысл и действительная цель моих публикаций состояли единственно в моем горячем желании содействовать столь ныне необходимому
приобщению наших соотечественников к вере Христовой и спасительной жизни в
Его Святой Церкви. Я подтверждаю свою верность решительно всем догматическим
постановлениям Вселенских Соборов и безусловно отрицаю всякое их искажение в любой форме.

Видя свою скромную задачу только в том, чтобы в соответствии с призывом Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа содействовать научению уверовавших первоосновам христианской веры и жизни, я не мог претендовать и никогда не претендовал на создание какой-либо «вероучительной системы», и потому приведенные в Заключении выводы о том, что в моих книгах подобная попытка прослеживается, вызывает у меня только недоумение и боль.

Свидетельствую по этому поводу свое искреннее сожаление и прошу простить меня за то, что некоторые мои, возможно, неосторожные или недостаточно внятные и продуманные высказывания помимо моей воли могли спровоцировать их соблазнительное понимание и сделаться причиной некоторых недоразумений.
Осмелюсь утверждать, что в действительности тексты моих публикаций не должны были бы служить основанием для выдвинутых в Заключении обвинений.

Из Заключения «московской» комиссии

I. В ТРУДАХ СВЯЩ. ГЕОРГИЯ КОЧЕТКОВА НЕ ТОЛЬКО НЕ ИСПОВЕДУЕТСЯ
ДОГМАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, УТВЕРЖДЁННОЕ
ВСЕЛЕНСКИМИ СОБОРАМИ И ЗАКЛЮЧЕННОЕ В ФОРМУ, СМЫСЛ И
СОДЕРЖАНИЕ НИКЕО-ЦАРЕГРАДСКОГО СИМВОЛА ВЕРЫ, НО В НИХ
ПРЕДЛАГАЮТСЯ СОСТАВЛЕННЫЕ СВЯЩ. ГЕОРГИЕМ КОЧЕТКОВЫМ НОВЫЕ
СИМВОЛЫ ВЕРЫ, В КОТОРЫХ ОТСУТСТВУЕТ ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О
СВЯТОЙ ТРОИЦЕ. ВМЕСТО НЕГО СВЯЩ. ГЕОРГИЙ КОЧЕТКОВ ФОРМУЛИРУЕТ
ОТЛИЧАЮЩЕЕСЯ ОТ ПРАВОСЛАВНОГО УЧЕНИЯ ОБ ОТЦЕ, СЫНЕ И СВЯТОМ
ДУХЕ.

Данный вывод можно проиллюстрировать следующими примерами:

1. В своей диссертации (см. ВВ, 224–225, примеч. 16 и 18) и в КП, 10–11, свящ. Георгий предлагает для оглашаемых «первого и второго этапов» катехизации составленные им краткий (ВВ, 224; КП, 10) и пространный (там же) СИМВОЛЫ ВЕРЫ, в которых нет учения о Святой Троице. Это символы о Едином Боге, Его усыновленном пророке Иисусе, в котором действовала сила Божия, условно говоря, дыхание (или Дух) Бога. Здесь не идёт речь о Святой Троице, Единосущной и Нераздельной. Второй «Символ» можно для наглядности привести весь целиком. Вот он:

«Верую во Единого Святого Живого Бога – нашего Небесного (Духовного) Отца и Творца всего мира материального, душевного и духовного;
и в Превечное Живое Творческое Премудрое и Единородное Слово (Логос) Его, Духом и Силой Божьей (см. Деян 10:38) явившееся в мир и воплотившееся в Сыне Человеческом – Родившемся от целомудренной жены (см. Гал 4:4), Девы Марии (Мариам), и Распятом по зависти и неприятию, но Воскресшем (Восставшем) по Любви Божьей и Единству со Отцом – Иисусе (Иешуа) из Назарета, Который был Божьим Пророком, сильным в деле и слове (см. Лк 24:19), и Божьим Сыном – Помазанником (Машиах‘ом, Мессией-Христом), предвиденным древними пророками, и Который стал Судией всех живых и мертвых (см. Деян 10:42) и нашим Единым Господом-Освободителем от рабства миру сему, лежащему во зле (см. 1 Ин 5:19), и немощным и бедным вещественным началам этого мира (см. Гал 4:3, 9), и Спасителем нашим, милосердно прощающим все грехи всем верующим, кающимся и крестящимся во имя Его (см. Деян 10:43; Мк 16:16); и в Животворящего и Пророчественного Святого Духа – Единого Утешителя (Параклита), || стр. 11 КП || Которого Господь вместо Себя посылает от Отца нашего в мир как удостоверение Полноты нашей вечной Жизни в Царстве Божьем Небесном, как Дар Своей
единой, святой, кафолической (соборной) и апостольской Церкви, т. е. миру Божьему, и особенно всем искренне любящим Его и истинно верующим в Него, а через Него, благодатью Божьей, верующим в Личного Бога и в способного к сообразованию с Богом и богоуподоблению всякого человека» (КП, 10–11).

Буквально без перерыва, в следующем абзаце свящ. Кочетков пишет очень ответственно и многозначительно:

«Чтобы эта (подчёркнуто комиссией) вера стала для избранного к Просвещению
оглашаемого христианина духом и жизнью, а не просто умственной или абстрактной картиной, ему надо приложить серьёзное усилие». (там же).
О Никео-Цареградском Символе веры далее речь не идёт. В КК он только упоминается на с. 69, где он назван «несколько эклектичным», и сразу же после этого автор говорит о характерных ошибках в богопознании и восприятии божественных истин. Текст православного Символа веры здесь даже не приведен. Его вообще нет в корпусе катехизических творений свящ. Георгия Кочеткова. Это весьма красноречивое умолчание.

Из Объяснительной записки

Так, например, утверждение, будто в моих трудах не исповедуется «догматическое учение Православной церкви. заключенное в форму, смысл и содержание Никео-Цареградского Символа веры», что «текст православного Символа веры здесь даже не приведен» и что «его вообще нет в корпусе катехизических творений священника Георгия Кочеткова», вероятно, можно объяснить только тем, что из поля зрения авторов Заключения каким-то образом выпала одна из основных моих книг – Катехизис для просвещаемых (указанный, впрочем, в перечне рассмотренных ими моих трудов). В нем на стр. 87–89 полностью приведен текст Никео-Цареградского Символа веры, сопровожденный комментарием трудных мест. При этом оглашаемым в обязательном порядке предлагается выучить его наизусть по-церковнославянски и, для желающих, еще и по-русски. Об этом же говорится в методическом указании Катехизиса для катехизаторов на стр. 68–69: выучить
наизусть, «чтобы принять его (т.е. Символ веры) не только умом, но и сердцем».

Из Заключения «московской» комиссии

Нужно заметить, что исторически составление символов есть прерогатива церковных соборов, исповедания же частных лиц всегда носили наименования «изложений веры». После IV Вселенского Собора, то есть после окончательного принятия всей Церковью Никео-Цареградского Символа веры, изложения составлялись лишь в случае возникновения проблем, не очерченных в Никео-Цареградском Символе веры (например, исповедание свт. Григория Паламы).
Использование же в целях катехизации особых (адаптированных) символов не
соответствует традициям Церкви. Свт. Кирилл Иерусалимский использовал
традиционный для Иерусалимской Церкви символ. Естественно, и сегодня при работе с новоначальными допустимо стремление излагать вероучительные истины на понятном им языке, но при этом недопустимо искажение догматически законообязательного для всех православных христиан Никео-Цареградского Символа.

При рассмотрении содержания символов веры свящ. Георгия Кочеткова нужно
отметить, что здесь Божественное Слово не названо ни Богом, ни Сыном Божиим. Более того, из текста невозможно установить, является ли Слово вообще самостоятельным (ипостасным) и личным Существом, или же это безличная Божественная сила (как у Филона Александрийского или у Павла Самосатского). Здесь также ничего не сказано и об образе происхождения Слова от Отца (в Никео-Цареградском же Символе ясно указано: «от Отца рожденнаго»). По свящ. Георгию Кочеткову, Слово воплотилось «в Сыне Человеческом», а не «стало плотью», как об этом нас учит Евангелие от Иоанна (Ин 1:14). Православное догматическое учение утверждает, что предвечное Слово во времени стало Сыном Человеческим, родившись по человечеству от Марии Девы. В Никео-Цареградском Символе веры прямо утверждается личностная самотождественность Сына Божия до и после Воплощения, Он – Субъект и Предвечного рождения от Отца, и всех действий Иисуса Христа по человечеству (выделено не Комиссией). В символах свящ.
Георгия Кочеткова субъектом всех действий Христа (рождение, распятие и воскресение) является Сын Человеческий, Иисус из Назарета. Несторианское разделение единого Христа выдержано здесь вполне последовательно. Именно этот Пророк именуется в символе свящ. Георгия Кочеткова «Божьим Сыном – Помазанником», откуда явствует, что Богосыновство Христа представляется здесь не в собственном смысле, а лишь по благодати (помазание). Ничего не говорится в символах свящ. Георгия Кочеткова и о предвечном отношении Святого Духа к Отцу (исхождение). Не называется Святой Дух и «Господом». Кроме того, здесь ничего не сказано о равночестности Святого Духа с Отцом и Сыном. Учение о Церкви изложено в символах совершенно невразумительно. Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь отождествляется здесь с неким «миром Божиим» (?!). Именно ей Господь от Отца посылает Святого Духа. Однако «особенно» Дух приходит ко «всем искренне любящим Его и истинно верующим в Него» (непонятно, идёт ли здесь речь о Христе или о Духе).

Комиссия констатирует, что предлагаемые свящ. Георгием Кочетковым символы по
своему содержанию не соответствуют уровню даже того церковно-догматического
сознания, которое мы обнаруживаем во II веке церковной истории. Подобные символы никак не способствуют пониманию готовящимися ко крещению тех истин, что содержатся в Никео-Цареградском Символе веры. Напротив, они создают для этого серьёзные препятствия.

Смотрите так же:  Материнский капитал правило получения

Из Объяснительной записки

Относительно же вопроса «использования свящ. Георгием Кочетковым в целях
катехизации особых (адаптированных) символов» можно с неменьшим сожалением
констатировать еще одно явное недоразумение, поскольку названные так в Заключении тексты представляют собой не «новый символ веры», а лишь попытку ориентировочно отразить содержание веры катехумена на начальных стадиях оглашения, прежде систематического изъяснения основ догматического православного учения, но никак этого учения не заменяют. Эти тексты никоим образом не были предназначены для предъявления в качестве вероисповедных формул; никому не вменяется в обязанность их ни читать, ни усваивать, в процессе катехизации они не используются (они и приводятся не в тексте огласительных бесед, а в предисловии к катехизису).

Во-первых, это недоразумение основано на том, что члены комиссии, по-видимому,
так и не поняли, что они имеют дело не с учебником по догматике и даже не с «полным изложением Православной веры». Перед нами – катехизисы второго этапа оглашения, состоящего из трех этапов. Поэтому, действительно, в КК и КП нет изложения догматических истин православной веры, поскольку они излагаются на третьем этапе оглашения, о чем о. Георгий ясно и недвусмысленно предупреждает читателя в предисловии:

«Однако второй этап – еще не последний этап оглашения. Согласно православной
традиции, выраженной и в представленной нами практике, еще существует
завершающий, третий этап (таинствоводство, или мистагогия). На нем делается
акцент не столько на проповеди, на керигме, сколько на догматах Церкви, не столько на этике, сколько на аскетике, не столько на вхождении в обрядовую традицию, прежде всего ритуальную церковную традицию богослужения, сколько на таинствах, которые хотя и имеют свой обряд, но целиком к обряду никогда не сводимы.

Поэтому неудивительно, что в нашем катехизисе почти отсутствует ряд важнейших
вопросов, необходимых для полноты жизни в Церкви, но которые раскрываются
сразу после воцерковления человека, на третьем этапе оглашения, когда он начинает участвовать в таинствах, будучи приобщен к ним лично в связи с его Покаянием, Крещением, Миропомазанием и первым участием в Евхаристии, с его вхождением тем или иным образом в Церковь» (КК. С.6).

План этого третьего этапа с указанием его тем приведен в КП. С. 25-28. Если бы этот план не был опубликован, то, действительно, обвинения о. Георгия в том, что он скрывает от оглашаемых полноту православного учения, имели бы какой-то смысл. Но после опубликования списка тем третьего этапа это невозможно. Такое построение оглашения, при котором на втором этапе не излагаются догматические истины, традиционно для святоотеческих принципов катехизации.

Надо сказать, что когда святые отцы были иногда вынуждены говорить о тайнах веры и таинствах вне (или до) соответствующего этапа оглашения, церковные катехизаторы были вынуждены прибегать к намекам и умолчаниям.

Это старание придерживаться традиционной для Церкви (и, кстати говоря, сохранившейся в Православии, в отличие от западных конфессий, значительно полнее) disciplina arcani, и было принято Комиссией за злонамеренное сокрытие от оглашаемых догматических истин православной веры. То же, что в тексте заключения комиссии называется «использованием свящ. Георгием Кочетковым в целях катехизации особых (адаптированных) символов» – всего лишь иллюстрации, которые никогда и никем не предъявлялись как вероисповедные формулы, никому не вменяется их ни читать, ни усваивать, и более того, они никогда не использовались ни как форма выражения Церковного учения, ни «в целях катехизации».

«Если «правило веры» (как бы «символ веры») оглашаемого 1-го этапа было кратко
и просто (его можно было бы выразить, например, следующими словами: «верую во
Единого Живого Творца мира и человека – Бога, и в Помазанника Духом Божиим –
Иисуса, воскрешенного Богом и соделанного Им Спасителем и Судией всего мира», см. Деян 5:30-31), то «правило веры» (тоже как бы «символ веры») оглашаемого 2-го этапа уже не так просто.

Его можно было бы выразить, например, так: «верую во Единого Святого Живого Бога – нашего Небесного (Духовного) Отца и Творца всего мира. (далее текст, приведенный в «Заключении»).

Обращаем особое внимание на оборот «можно было бы выразить» и вводное
слово «например». Что же касается того, что Никео-Цареградский Символ веры назван в катехизисах «несколько эклектичным», то здесь «Заключение», к сожалению, умалчивает о том, что конкретно имеется в виду:


В древнерусском алфавите буква Х называлась «Хер». От неё произошли слова «херить», «похерить» в значении «перечеркнуть что-то на бумаге крестом». Сначала этими словами пользовались школьники, когда зачёркивали ошибки, затем оно перешло в профессионально-деловой, канцелярский жаргон. Постепенно «похерить» расширило своё значение и превратилось в «ликвидировать», «потерять», «испортить».

В русской классической литературе встречается немало примеров использования этого глагола.

У Тургенева в повести «Клара Милич»:

«Наконец, это ему все надоело — и он решился, как говорится, „взять на себя“ и похерить всю эту историю, так как она, несомненно, мешала его занятиям и нарушала его покой».

У Лескова в очерке «В Москве»:

«Какая свиньища однако же этот Розанов: его тоже непременно нужно будет похерить».

Объяснительная записка

«. Объяснительная записка — письменное сообщение должностного лица вышестоящему руководителю с пояснением какого-либо факта, действия, обстоятельств. «

Источник:

ПРИКАЗ Ростехнадзора от 23.10.2006 N 928

«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ И ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ИНСТРУКЦИИ ПО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВУ В ЦЕНТРАЛЬНОМ АППАРАТЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И АТОМНОМУ НАДЗОРУ»

(вместе с «ИНСТРУКЦИЕЙ. РД-22-05-2006»)

Официальная терминология . Академик.ру . 2012 .

Смотреть что такое «Объяснительная записка» в других словарях:

Объяснительная записка — письменное сообщение должностного лица вышестоящему руководителю с пояснением какого либо факта, действия, обстоятельств. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

объяснительная записка — и. В делопроизводстве: служебный документ, записка, поясняющая содержание отдельных положений основного документа (плана, отчета, проекта), а также сообщение должностного лица, поясняющее какое л. действие, факт, происшествие, представляемое… … Учебный словарь стилистических терминов

объяснительная записка — Жанр официально делового стиля, документ, указывающий на причины, которые привели к нарушениям. Составляется в произвольной форме Используются следующие клишированные синтаксические конструкции: 1) вводящие констатирующую информацию: Сообщаю Вам … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Объяснительная записка — Жанр официально делового стиля, документ, указывающий на причины, которые привели к нарушениям. Составляется в произвольной форме. Используются следующие клишированные синтаксические конструкции: 1) вводящие констатирующую информацию: Сообщаю… … Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА — – разновидность служебной записки, поясняющая какое либо действие, факт, происшествие, представляемое вышестоящему должностному лицу. Требования к подготовке и оформлению служебных записок установлены параграфом 2.1.4 Типовой инструкции по… … Делопроизводство и архивное дело в терминах и определениях

объяснительная записка — делопр. 1) документ, поясняющий содержание отдельных положений основного документа (плана, отчета, проекта); 2) сообщение должностного лица, поясняющее какое либо действие, факт, происшествие, представляемое вышестоящему должностному… … Краткий словарь терминов из области делопроизводства

Записка Объяснительная — документ, поясняющий содержание отдельных положений основного документа или объясняющий причины какого либо события, факта, поступка. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 … Словарь бизнес-терминов

записка объяснительная — Документ, поясняющий содержание отдельных положений основного документа или объясняющий причины какого либо события, факта, поступка. [http://www.lexikon.ru/dict/buh/index.html] Тематики бухгалтерский учет … Справочник технического переводчика

записка — и; мн. род. сок, дат. скам; ж. 1. Листок бумаги, содержащий короткое письмо, вопрос, сообщение и т.п. Оставить, получить записку. Любовная з. З. лектору. 2. Краткое изложение какого л. дела, сообщение о чём л. в официальной форме. Объяснительная… … Энциклопедический словарь

записка — и; мн. род. сок, дат. скам; ж. см. тж. записочка 1) Листок бумаги, содержащий короткое письмо, вопрос, сообщение и т.п. Оставить, получить записку. Любовная запи/ска. Запи/ска лектору. 2) Краткое изложение какого л. дела, сообщение о чём л. в… … Словарь многих выражений

Творческая объяснительная

Самые креативные способы разжалобить начальство, негодующее на опоздания и рабочие факапы.

Человек — существо творящее. Большинство из нас не могут жить без того, чтобы не придумать и не создать что-то интересное. В любых ситуациях. Даже в таких, когда речь о творчестве идти, казалось бы, не может.

«Объяснительная» — мрачный и суровый эпистолярный жанр, не допускающий особых отклонений от общепринятых норм делопроизводства. «Я, такой-то, опоздал на работу по такой-то причине» и виза начальника, отправляющая документ в отдел кадров. И как же здорово, когда люди креативно и с юмором относятся даже к таким занудным вещам.

Чтение летописной статьи

Настоящая методическая разработка может быть использована в работе литературных кружков, при проведении литературных вечеров, на уроках внеклассного чтения, на факультативных занятиях, на уроках в классах с гуманитарным уклоном. Материал статьи излагается в виде «стенографической» записи занятия, что позволит учителю объективно оценить сильные и слабые стороны предлагаемой методики и без особого труда внести свои изменения в нее, а также натолкнуть учителя на творческие поиски своего решения поставленной в нашей работе коренной проблемы: пробудить у школьника интерес к прошлому своего народа и родного языка, вызвать у него стремление проникать в суть вещей и явлений не «понаслышке», а через осязаемые факты.

Практика показала, что на прочтение летописного отрывка требуется 70 минут, если использовать изложенную в настоящей статье методику в полном объеме. Учитель может сократить это время, заменив в отдельных случаях ответы учащихся на поставленные вопросы своими объяснениями или простым переводом на современный язык некоторых слов и фраз, но это, понятно, снизит эмоциональный накал и интерес учащихся к древнему тексту.

При объяснительном чтении следует придерживаться современного произношения: безударное о читать как а, древнерусские окончания глаголов 3-го лица -ть произносить твердо и так далее.

Каждый школьник получает листки с летописной статьей, а на классной доске делается такая запись:

При обсуждении соответсвующих слов в процессе объяснения летописного текста учитель показывает их на доске.

ТЕКСТ ДЛЯ РАЗДАЧИ УЧЕНИКАМ

Корни нашего современного письма, проникая через глубь столетий, доходят до середины IX века – того времени, когда братья Кирилл и Мефодий, проповедники православного христианства, создали славянскую азбуку и сделали переводы священных книг с греческого языка на один из славянских языков. Поскольку в те времена славянские языки мало отличались друг от друга, эти переводы быстро распространились во многих славянских странах, что способствовало формированию славянского быта и национального развития народов этих стран в духе православия, а язык кирилло-мефодиевских переводов стал основой общеславянского литературного языка. Этот язык мы теперь называем старославянским. Книжный старославянский язык сыграл положительную роль в развитии живых славянских языков, он обогатил их лексику и грамматику. Так, например, наряду с исконно русскими словами город, ворота, золотой мы используем и старославянские град, врата, златой.

За просветительскую деятельность среди славян, за создание славянской азбуки, проповедование православия и безмерный вклад в национальное развитие славянских народов братья Кирилл и Мефодий удостоены высшей, какая только возможна, награды – Православной церковью они причислены к лику святых. В память об их подвиге в деле становления славянской письменности, в память о выдающемся событии в культурной жизни славян было установлено 24 мая считать Днем славянский письменности. Этот праздник мы отметим наиболее подобающим ему образом: чтением отрывка из древней русской летописи, созданной девять столетий назад, на заре славянской письменности. Название летописи – «Повесть временных лет». Временных – значит «прошедших», «прошлых».

Смотрите так же:  Европейский совет полномочия состав

Летопись состоит из отдельных статей. Каждая статья, за немногими исключениями, имеет заголовок. Этим заголовком является дата того события, о котором рассказывается в статье. Но отсчет лет идет не от Рождества Христова, как в нашем современном календаре, а от так называемого «сотворения мира». Сегодня мы прочтем статью, датированную 6545 годом. В нашем летоисчислении это 1037 год, время княжения Ярослава Мудрого. Мы увидим, как высоко ценилось уже в ту древность книжное знание, с каким благоговением относились к мудрости книжной наши далекие предки.

Возьмите свои листки с текстом летописной статьи, приступим к чтению.

1–2. В лhто 6545. Заложи Ярославъ город великый. Что сделал Ярослав? Прошу отвечать словами из текста, при этом будьте особенно внимательны к окончаниям слов. (Заложи городъ великый.) Ярослав заложи городъ, чтобы расширить Киев. Читаем дальше.

3. У него же, града, суть Златая врата. Какие врата у града? (Златая врата.)

4–5. Заложи же и церковь святыя Софья. Что еще сделал Ярослав? (Заложи церковь.) Церковь кого? (Святыя Софья, то есть во имя святой Софьи, в честь святой Софьи.) Что еще заложи Ярослав? – смотрим шестую строчку. (Митрополью.) Что потом заложи Ярослав, узнаем, прочитав следующие три строчки.

7–9. И посемь церковь на Золотыхъ воротhхъ святыя Богородица Благовhщенье. Что заложи Ярослав? (Церковь.) Церковь кого? (Святыя Богородица Благовhщенье.) Где заложи церковь? (На Золотыхъ воротhхъ города.) Что потом заложи Ярослав, узнаем, дочитав предложение до конца.

10–12. Посемь святаго Георгия манастырь и святыя Ирины. Манастырь кого? – смотрим строчку одиннадцатую. (Святаго Георгия.) И еще манастырь кого? – смотрим следующую строчку. (Святыя Ирины.)
О слове посемь: оно заменилось наречием потом. Как это произошло, мы узнаем чуть позже. А сейчас перечитаем целиком все предложение вместе с заголовком. (Прочитываются строчки с 1-й по 12-ю.) Читаем дальше.

13–15. И при семь нача вhра хрестьяньска (|хрестьянска|) плодитися и раширяти (|расширяти|). Слово хрестьяньска, надеюсь, понятно: это прилагательное хрестьяньская в краткой форме. А вот понятно ли кому-нибудь из вас выражение при семь? Смотрим строчку 77-ю.

77. Ярослав же сей. Эту фразу пояснять не требуется. Теперь скажите: словосочетание сей Ярослав в предложном падеже как будет? Кто? – сей Ярослав; о ком? – о семь Ярославе. Так как будет в предложном падеже местоимение сей? (Семь.) Думаю, выражение при семь прояснилось: сей Ярослав – при семь Ярославh.

Сей – местоимение мужского рода, местоимение среднего рода – сие. Эти указательные местоимения – сей и сие – в предложном падеже имеют одну и ту же форму – какую? (Семь.) Наречие посемь состоит из двух слов: предлога по и местоимения сие в предложном падеже; наречие потом, которое пришло на смену древнерусскому посемь, имеет ту же конструкцию: оно состоит из предлога по и указательного местоимения среднего рода то в предложном падеже. Выясним, как понимать слова посемь и потом. Скажите: что означает фраза по окончании работы? (После окончания работы.) По истечении срока – как иначе можно сказать? (После истечения срока.) Как видите, равносильны выражения по окончании и после окончания, по истечении и после истечения. А теперь подумайте, продолжив аналогию: наречие потом равносильно какому выражению? (После того.) Наречие посемь равносильно какому выражению? (После сего.)
Ярослав заложи городъ, церковь святыя Софья, митрополью, посемь (то есть после сего) церковь на Золотыхъ воротhхъ, посемь святаго Георгия манастырь и святыя Ирины. И при семь нача вhра хрестьяньска плодитися и раширяти.
Разберем выражение плодитися и раширяти. В соответствии с нормами современного языка следовало бы сказать плодитися и раширятися. Но в древнерусском языке глагольная частица ся была местоимением и имела значение «себя». Выражение плодитися и раширяти понималось так: «плодити себя и раширяти».
Смотрим строчку 16-ю. Черноризьцы – это кто? Слово риза знакомо вам? Ризой мы называем одежду священника, а раньше это слово имело более широкое значение – «верхняя одежда». Черную ризу носит кто? (Монахи.)
Существительное манастырь во множественном числе имело иную форму, нежели теперь: не манастыри, а – смотрите строчку 18-ю – как? (Манастыреве.) Прочитаем предложение целиком.

13–19. И при семь нача вhра хрестьяньска плодитися и раширяти, и черноризьци почаша множитися, и манастыреве починаху быти. Найдите в предложении глаголы нача, почаша, починаху. Неопределенная форма этих глаголов начати, почати, починати. Все эти три глагола происходят от более древнего глагола чати и близки по значению.

Почаша – значит «начали». Черноризьци почаша множитися. Уменьшилось или увеличилось (число) черноризцев при Ярославе? (Увеличилось.) Глагол починаху также означает «начали». Манастыреве починаху быти. Как понимаете выражение починаху быти? (Стали появляться.) Перечитаем предложение еще раз.

20–21. И бh Ярославъ любя церковныя уставы. В современном русском языке слово любя является какой частью речи? (Деепричастием.) Но в древнерусском языке деепричастий не было, здесь любя – древнерусское причастие, означает «любящий». А слово бh – глагол, в переводе на современный язык означает «был, была, было». Итак, выражение бh любя как понималось нашими далекими предками? (Был любящий.) Читаем предложение сначала.

20–22. И бh Ярославъ любя церковныя уставы, попы любяше (любил) повелику. Кого Ярослав любяше? (Попы.) Как любяше? (Повелику.) От какого прилагательного образовано наречие повелику? (От прилагательного великъ.) Продолжим чтение начиная с 22-й строчки.

22–23. Попы любяше повелику, излиха же черноризьцh. Кого еще любяше Ярослав? (Черноризьцh.) Как Ярослав любяше черноризцев? (Излиха.) Назовите однокоренные слова из современного языка к наречию излиха. (Излишек, излишне, лишний.) Следующую строчку смотрим.

24. И книгамъ прилежа. Что делал Ярослав? (Книгам прилежа.) Прилежати – значит «предаваться», «отдаваться». Отсюда наречие прилежно, прилагательное прилежный. Читаем дальше.

25–26. И почитая е часто в нощи и въ (|во|) дне. Местоимение е какое существительное заменяет? (Книгы.) В нощи – старославянское выражение, по-древнерусски было в ночи. Смотрим следующую строчку.

27. И собра писцh многы (|многи|). Что сделал Ярослав? (Собра писцh многы.) Кого собрал? (Писцh.) О том, что сделали писцы, прочтем в 30-й строчке.

30. И списаша книгы (|книги|) многы. Что сделали писцы? (Списаша книгы многы.) Читаем далее.

31–33. Ими же поучашеся вhрнии (|верныи|) людье наслаждаются ученья божественаго. Люди наслаждаются чего? (совр. чем?) (Ученья божественаго.) Заметьте, как сказано: наслаждаются (!) ученья божественаго. А как вы думаете, «верными людьми» назван кто? (Православные христиане.) Теперь обратимся к пропущенным строчкам.

28–29. И прекладаше отъ грекъ на словhньское писмо (|письмо|). Здесь существительное грекъ во множественном числе: от кого? – отъ грекъ. Сравните с современными формами, например: от глаз, от сапог.
Глагол прекладаше отвечает на вопрос что делал? Что делал Ярослав? – прекладаше. Глагол в старославянской форме, на древнерусском языке он звучал так: перекладаше. Скажите: как следует понимать фразу перекладаше отъ грекъ на словhньское писмо? (Переводил с греческого на славянский язык.) Разумеется, не сам Ярослав прекладаше, но те писцы, которых он собрал.
Давайте вспомним местоимение сей. Оно еще не вышло совсем из нашего языка, но теперь мы в том же значении употребляем другое местоимение, – какое? (Этот.) Местоимение сей в древнерусском языке имело и другую форму – сь (|се|). Смотрим строчку 44-ю.

44. Сь же насhя. Что сделал? (Насhя.) Глагол насhя узнали? (Насеял.) Как переведем фразу сь же насhя? (Этот же насеял.) Здесь речь идет о Ярославе, то есть местоимение сь какое существительное заменяет? (Ярославъ.) Ярославъ же насhя. Еще один пример с местоимением сь, – смотрим строчку 39-ю.

39. Тако и сь. Наречие тако узнали? (Так.) Как переведем фразу? (Так и этот.) И здесь речь идет о Ярославе, местоимение сь заменяет имя Ярославъ. Тако и Ярославъ.

Сь – местоимение в форме мужского рода, в среднем роде было се. Вместо се теперь говорим этот; вместо се как скажем? (Это.) Смотрим строчку 34-ю.

34. Яко же бо се. Древнерусское наречие яко в нашем языке заменилось словом как. Яко же бо се значит «как и это». Что в данном случае заменяет местоимение се, что оно заключает в себе, узнаем, прочитав следующие четыре строчки.

35–38. Нhкто землю разореть (|разорет|), другый же насhеть (|насеет|), ини (|ины|) же пожинають и ядять (|пожинают и ядят|) пищю бескудну.

Нhкто землю разореть, другый же насhеть. Глаголы насhеть, разореть на какой вопрос отвечают? (Что сделает?) Проясним значение глагола разореть. Для этого нам придется вспомнить небольшой фрагмент из былины о Вольге и Микуле. Вот Вольга и его дружинушка хоробрая

Услыхали во чистом поле оратая,
Как орет в поле оратай, посвистывает,
Сошка у оратая поскрипывает,
Омешики по камешкам почирикивают.

Скажите: что значит оратай орет? (Пахарь пашет.) Орет – пашет; разореть – что значит? (Распашет.) Нhкто землю разореть. Смотрим строчку 38-ю.

38. И ядять пищю бескудну. Бескудну – это краткая форма какого прилагательного? (Бескудную.) Скудный – значит какой? (Небогатый, бедный.) Пища бескудна – это какая пища? (Богатая, неоскудевающая.) Прочитаем предложение целиком.

34–39. Яко же бо се: нhкто землю разореть, другый же насhеть, ини же пожинають и ядять пищу бескудну, – тако и сь. Еще раз перечитаем предложение, но уже с переводом. Т. будет читать строчки, я – переводить.

Яко же бо се (как и это): нhкто землю разореть (один землю вспашет), другый же насhеть (другой же засеет), ини же пожинають (иные же жнут) и ядять пищю бескудну (и едят пищу неоскудевающую), – тако и сь (так и этот).

Читаем дальше, но предварительно напомню вам, – вы это должны знать из курса истории, – что отцом Ярослава Мудрого был Владимир, который ввел христианство на Руси, крестил русский народ.

40–42. Отець бо сего Володимеръ землю взора и умягчи. Володимер – исконно русское имя, а Владимир – это же имя, исправленное на старославянский лад. Что сделал Володимеръ? (Землю взора и умягчи.) Глагол умягчи узнали? (Сделал мягче, размягчил.) А что значит взора? Орет – «пашет», разореть – «распашет», взора – что сделал? (Вспахал.) Володимеръ землю взора и умягчи, – смотрим далее, – рекше крещеньемь (|крещением|) просвhтивъ (то есть крещением просветил). Читаем начиная с 40-й строчки.

40–48. Отець бо сего Володимеръ землю взора и умягчи, рекше крещеньемь просвhтивъ. Сь же насhя книжными словесы сердца вhрныхъ людий; а мы пожинаемъ, ученье приемлюще книжное.

Чем Ярослав насhя сердца вhрныхъ людий? (Книжными словесы.) Словесы – это существительное словеса в каком падеже? (В творительном.)
Чтобы продолжить чтение статьи, нам необходимо поговорить о грамматике. Глагол быть изменяется по лицам теперь только в будущем времени: я буду, ты будешь и так далее, а прежде глагол быти изменялся по лицам во всех временах. В настоящем времени он имел такие формы. В единственном числе: 1-е лицо – есмь, 2-е лицо – еси, 3-е лицо – есть. Во множественном числе – соответственно есмы, есте, суть. В живой разговорной речи до наших дней сохранилась только форма есть, да и этот глагол нередко опускается, не употребляется. Смотрим строчку 98-ю.

Смотрите так же:  Развод беларусь несовершеннолетние дети

98. Есть поручено Богомъ. Как теперь мы сказали бы? (Поручено Богом, без глагола-связки есть.) В научной речи можно встретить еще глагол суть, например: все медведи суть хищники. Смотрим строчку 57-ю. Бо – усилительная частица: же, ведь.

57. Се бо суть рhкы (|реки|). Как сказали бы мы теперь? (Это ведь есть реки, или проще, без глагола: это ведь реки.) Еще один пример с глаголом суть, – смотрим строчку 59-ю.

59. Се бо суть исходища мудрости. Существительное исходище от глагола исходити в значении «исходить из чего-либо». Исходище значит «источник». Бо, напомню, – «ведь», «же». Вместо се бо суть исходища мудрости как сказали бы мы теперь? (Это ведь источники мудрости.) Смотрим строчку 63-ю.

63. Утhшаеми (|утешаемы|) есмы. Глагол есмы в 1-м лице множественного числа. Так кто утhшаеми: они? вы? мы? (Мы утhшаеми.) Смотрим строчки 51–52.

51–52. Книгами бо кажеми (|кажемы|) и учими (|учимы|) есмы. Кто кажеми и учими: они, вы, мы? (Мы кажеми и учими.) Причастие учими объяснения не требует: от какого глагола оно? (От глагола учить, по-древнерусски учити.) А вот значение причастия кажеми непонятно, выявим его смысл.
Нам известно значение глаголов показать, указать, казать, – хотя последний, глагол казать, в наше время выходит из употребления. Причастие кажеми образовано от глагола казать, по-древнерусски – казати. Так что означает причастие кажеми? Учими – те, которых учат; кажеми – те, которым кажут, показывают, указывают. Книгами бо кажеми и учими есмы чему? – смотрим продолжение фразы. (Пути покаянью.) Покаянью – то есть осознанию своих грехов. Прочитаем кусочек статьи начиная с 49-й строчки.

49–64. Велика бо бываеть полза (|бывает польза|) отъ ученья книжного! Книгами бо кажеми и учими есмы пути покаянью, мудрость бо обрhтаемъ и въздержанье отъ словесъ книжныхъ. Се бо суть рhкы, напаяюще вселеную, се суть исходища мудрости; книгамъ бо есть неищетная (|неисчётная|) глубина; сими бо в печали утhшаеми есмы; си суть узда въздержанью.

Смотрим строчку 62-ю. Местоимение сими какое существительное заменяет? (Книгами.) Книгами бо в печали утеhшаеми есмы. Смотрим строчку 64-ю. Местоимение си какое существительное заменяет? (Книги.) Книги суть узда въздержанью. Читаем дальше.

65–68. Аще бо поищеши въ книгахъ мудрости прилhжно, то обрящеши велику ползу (|пользу|) души своей. Надо объяснять выражение аще поищеши, то обрящеши? (Если поищешь, то обретешь.) Обрящеши ползу чему? (Души своей.)
Опять коснемся грамматики. Современное местоимение тот происходит из древнерусского тъ (|то|), которое употреблялось также и в удвоенном виде тътъ (|тото|). С утратой конечного гласного местоимение тътъ как стало звучать? (Тот.) В нашем тексте мы встретим искаженное написание древнерусского местоимения тъ: с буквой о вместо ъ (ер). Слово иже вышло из употребления, заменилось местоимением который. Продолжим чтение.

69–71. Иже бо книгы (|книги|) часто чтеть (|чтет|), то бесhдуеть с Богомъ (|беседует с Богом|) или святыми мужи.

Беседует с кем? – смотрим строчку 71-ю. (Со святыми мужи.) В христианстве святыми являются люди, посвятившие свою жизнь служению Богу, а после смерти причисленные церковью к лику святых, как, например, славянские просветители Кирилл и Мефодий. Нам для дальнейшего чтения необходимо вспомнить также следующее. Евангелия – это священные книги о жизни Иисуса Христа. Евангелия являются одним из главных источников христианского вероучения. Некоторые из Евангелий написаны апостолами – ближайшими учениками и сподвижниками Христа. Пророки – религиозные проповедники, истолкователи божественной воли. Продолжим чтение.

72–76. Почитая пророческыя бесhды, и еуангельская (|евангельская|) ученья и апостолская, и житья святыхъ отець, въсприемлеть (|восприемлет|) души велику ползу (|пользу|).

Слово почитая в современном русском языке является какой частью речи? (Деепричастием.) А в древнерусском оно было какой частью речи? (Причастием.) Почитая надо понимать как «почитающий», теперь мы сказали бы: читающий. Почитая въсприемлеть. Кто въсприемлеть? (Почитая.)
Обратите внимание: прилагательные пророческыя, еуангельская и апостолская находятся в винительном падеже множественного числа, но имеют разные окончания. Почему? В современном языке окончания прилагательных, причастий и местоимений во множественном числе не зависят от рода; в древнерусском же и старославянском языках зависели от рода. Пророческыя бесhды – прилагательное какого рода? (Женского.) Еуангельская ученья и апостолская – прилагательные какого рода? (Среднего.)
В строках 81-й и следующих найдите глаголы положи, созда, украси. Ярослав что сделал? – положи, созда, украси. Надо объяснять эти глаголы? Теперь смотрим строчку 78-ю.

78. Яко же рекохомъ. Рекохомъ – тоже глагол, имеет тот же корень, что и современный глагол изрекать. Рекохомъ означает «мы сказали». Яко, напомню, значит «как». Переведите фразу яко же рекохомъ. (Как мы сказали.) Смотрим следующую строчку.

79. Любимъ бh книгамъ. Глагол бh не забыли. Перечитаем строчки 20–21.

20–21. И бh Ярославъ любя церковныя уставы. Как дословно переводится выражение бh любя? (Был любящий.) Читаем начиная с 77-й строчки.

77–85. Ярославъ же сей, яко же рекохомъ, любимъ бh книгамъ, и многы написавъ положи в святhй Софьи церкви, юже созда самъ. Украси ю златомь и сребромь (|златом и сребром|) и сосуды церковными.

Чем Ярослав украсил? – смотрим строчку 85-ю. (Сосуды церковными.) Существительное сосуды в каком падеже? (В творительном.) А скажите, что Ярослав украсил златомь и сребромь и сосуды церковными: книги? церковь? (Церковь.) Смотрим строчку 83-ю.

83. Украси ю. Какое существительное заменяет местоимение ю? (Церковь.) Как переведем местоимение ю? (Ее.) Смотрим строчку выше.

82. Юже созда самъ. Слово юже состоит из местоимения ю и усилительной частицы же. Как переведем юже? (Ее же.) Ярослав положил книги в церкви, юже созда самъ.
Процесс богослужения в православных храмах проходит по жестко установленному распорядку: строго определенные канонизированные песнопения исполняются в определенной последовательности, каждое в свое время. Вот как этот факт излагается в летописи. Читаем строчки 86–88. Замечу предварительно: существительное годъ могло употребляться в значении «время».

86–88. В ней же обычныя пhсни Богу въздають (|воздают|) в годы обычныя, то есть в церкви святой Софии положенные песнопения (обычныя пhсни) возносят к Богу в назначенное время (в годы обычныя).
Но Ярослав создал не только церковь святой Софии, он – читаем дальше:

89–91. И ины церкви ставляше по градомъ и по мhстомъ. Что делал Ярослав? (Ины церкви ставляше по градомъ и по мhстомъ.) Есть что-либо непонятное в этой фразе? Глагол ставляше надо объяснять? Какие однокоренные слова к глаголу ставляше можете назвать? (Ставить, устанавливать.) Где Ярослав ставляше церкви? (По градомъ и по мhстомъ.) Слова градомъ, мhстомъ узнали? В именительном падеже как будут? (Грады, мhста.)
Смотрим строчку 95-ю. Урокъ – «жалованье, вознаграждение за труд, плата за труд». Смотрим выше: отъ имhнья. Слова имhнье, иметь, имущий, имущество являются однокоренными. Существительное имhнье употреблялось в значении «богатство, состояние, имущество». Смотрим строчку 97-ю: понеже – причинный союз потому что, так как. Читаем начиная с 89-й строчки.

89–99. И ины церкви ставляше по градомъ и по мhстомъ, поставляя попы и дая имъ отъ имhнья своего урокъ, веля имъ учити люди, понеже тhмь (|тем|) есть поручено Богомь (|Богом|), и приходити часто къ церквамъ. Еще раз прочитаем это предложение, но уже с пояснениями.

И ины церкви ставляше по градомъ и по мhстом, поставляя попы (поставляя кого? (попы) и дая имъ (кому имъ? – попам) отъ имhнья своего урок (то есть жалованье, зарплату), веля имъ учити люди (учити кого? – люди), понеже тhмъ есть поручено Богомъ (кому тhмъ? – попам); почему Ярослав велел попам учити люди? (понеже тhмъ есть поручено Богомь), и (веля имъ, попам) приходити часто к церквамъ.
Слова поставляя, дая, веля являются древнерусскими причастиями. Но если их перевести современными причастиями: поставляющий, дающий, велящий – фраза получится искусственной, – так не говорят. Здесь мы наблюдаем тот случай, когда некоторые причастия начинают принимать значение второстепенных сказуемых, то есть преобразовываться в деепричастия. Следующее предложение читаем.

100–101. И умножишася прозвутери (|прозвутеры|) и людье хрестьяньстии (|хрестьянстии|). Прозвутери – священники, те же попы. Умножишася – глагол прошедшего времени в той же форме, что и глаголы списаша, почаша. Смотрим строчку 30-ю. Писцы что сделали? – списаша книгы многы. Смотрим строчку 17-ю: черноризьци почаша множитися. Прозвутери умножишася.
А глагол радовашеся – смотрите строчку 102-ю – стоит в одном ряду с глаголами ставляше, прекладаше, любяше. Что делал Ярослав? – ставляше церкви, прекладаше от грекъ на словhньское писмо, любяше попы, радовашеся. Смотрим строчку 105-ю: зhло – значит «очень», «весьма». Радовашеся Ярославъ зhло. Прочтем предложение целиком.

102–105. Радовашеся Ярославъ, видя множьство (|множество|) церквий и люди-хрестьяны, зhло. Хочу обратить ваше внимание на словосочетание люди-хрестьяны: видя кого? – люди, кого? – хрестьяны.
Глагол сетовать знаете? (Горевать, печалиться, жаловаться.) Читаем последнее предложение.

106–108. А врагъ сhтовашеться (|сетовашется|), побhжаемъ новыми людьми хрестьянскыми (|хрестьянскими|). Ярослав радовашеся, а враг сhтовашеться. Сетовашеться, побhжаемъ новыми людьми хрестьяньскыми. Побhжаемъ – краткая форма причастия побhжаемый от глагола побhжати. Мы знаем глагол побеждать, его древняя форма – побhждати. Но глагол побhждати – старославянский глагол, а исконно русским глаголом является побhжати.
Несколько слов о новых людях. Как вы знаете, древние славяне были язычниками. После крещения Руси церковникам пришлось еще долгое время вести борьбу за привлечение к Христовой вере людей, не желавших расстаться с языческой религией. Так кто это – «новые люди», которыми был побhжаемъ враг христианской церкви? (Это те, которые отказывались от старой, языческой религии и принимали крещение.)
Теперь, когда мы закончили смысловой разбор летописной статьи и нам осталось в заключение перечитать ее целиком, рассмотрим еще одну особенность древнерусского языка, которую мы обошли стороною при чтении статьи. Читая древнерусский текст, мы произносили слова так, как будто бы читали современный текст. Но в древнерусском языке произношение отличалось от современного. Сейчас мы прочитаем летописную статью так, чтобы она прозвучала ближе к древнерусскому произношению. Предварительно обратим внимание на следующее.
Букву о буду прочитывать всегда как [о]: |богородица|, |володимер|, |заложи| и так далее, так как «аканье» в русском языке появилось через несколько столетий после создания «Повести временных лет».
Окончания глаголов 3-го лица были мягкими: бесhдуеть, насhеть, бываеть, пожинають, въздають и так далее. Два глагола: есть и суть – сохранили древнерусские мягкие окончания до наших дней.
В окончаниях прилагательных и местоименный звук [г] не заменялся звуком [в]: |святаго| Георгия манастырь, отъ ученья |книжного|, отець бо |сего| Володимеръ и так далее.
В определенных случаях мягкие окончания существительных и местоимений со временем отвердели. Смотрим строчку 97-ю: понеже тhмь есть поручено Богомь. Теперь мы говорим |тем|, |Богом|.
Учитель гововрит: «Сейчас я вам прочитаю повествование девятивековой давности, а вы следите за мною по своим листкам».
(Читает так, как того требует древнерусское письмо: спокойно, неторопливо, размеренно, не выделяя очень резко главные по смыслу слова. На чтение отрывка требуются три минуты.)

Объяснительная по древнерусски