Полное прохождение: Розовая Пантера. Наследство дядюшки Кука

Он — знаменитый сыщик без страха и упрека. Его любимый цвет — розовый. Новой встречи с ним ждут тысячи поклонников со всего мира. Узнали? Конечно, с вами снова обаятельный и привлекательный агент Розовая Пантера! Что же случилось на этот раз? А вот что: специальный агент Розовая Пантера неожиданно узнал о чудесном наследстве. Его дядя, совсем недавно покинувший этот мир, оставил Пантере свой дом. В нем хранятся сокровища, собранные им за долгие годы странствий! Однако чтобы собрать все ключи и отпереть чердак, на котором находится тайник, агенту придется исследовать все комнаты в доме! И кто знает, куда заведет сыщика это опасное исследование!

Скачать эту и другие классные игры можно здесь: http://farium.ru/
Предлагайте игры для прохождения: https://www.youtube.com/channel/UCimUDxlBl-mmmD5R7R1Eo6w/discussion
Подпишитесь на канал: http://www.youtube.com/channel/UCimUDxlBl-mmmD5R7R1Eo6w?sub_confirmation=1

Pink Panther v. Big Nose at the Arcade! | 56 Min | Pink Panther and Pals

(1) Pinxillated — Big Nose runs an arcade, but refuses to give any prizes out. Pink Panther must play and win tickets in order to finally receive the .

The Pink Panther in «A Very Pink Christmas» | 23 Minute Christmas Special

Happy holidays! Get into the Christmas spirit with this Pink Panther Christmas special! The Pink Panther and Big Nose compete against each other in C.

Полное прохождение: Розовая пантера. Фокус-Покус

Показать панель управления

  • Опубликовано: 1 фев 2015
  • „Фокус-покус“ — это продолжение квеста „Розовая Пантера. Право на риск“. Сынишка богатого дантиста Ван Дер Зуба взял у мага Черносмита книгу с заклинаниями и случайно превратил маленькую симпатичную девочку в страшного и противного монстра. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы в этот миг в дом Ван Дер Зуба не постучался бывший сыщик Розовая Пантера.
    Розовая Пантера отправляется на поиски специальных заклинаний, чтобы расколдовать бедную девочку, которая, к тому же, не хочет снова становиться маленькой девочкой, а хочет быть „бессмертной русалочной принцессой Ниндзя“. Играющему предстоит побывать вместе с бывшим сыщиком на Севере и Юге, повидать разные страны, и найти необходимые предметы, чтобы превратить жуткого монстра в русалочную принцессу!

Скачать эту и другие классные игры можно здесь: farium.ru/
Предлагайте игры для прохождения: ru-clip.net/channel/UCimUDxlBl-mmmD5R7R1Eo6wdiscussion
Подпишитесь на канал: ru-clip.net/channel/UCimUDxlBl-mmmD5R7R1Eo6w

  • Компьютерные игры
  • The Pink Panther Show (Film Series)The Pink Panther: Hocus-Pocusрозовая пантераклассикастарыемайнкрафтminecraftволшебствомагиямагмальчикмонстррусалкамифкартамодсерверкак пройтигдеинтереснаябесплатнаядетскаяиградля мальчиковдля девочекскачатьсмотретьонлайнвсе части подрядвидеомультикмультфильмсериалпрохождениепрохождение игрыwalkthroughplaythroughобзорreviewгеймплейgameplay20142015полноепантера онлайнфильм розоваямультик розовая
  • Наследство кука прохождение

    Войти через uID

    Системные требования:
    Процессор: Pentium 266 MHz
    Оперативная память: 64 Mb
    Видео: c 8 Mb RAM
    CD-ROM: 4x
    Разработчик: Cryo/Wanadoo Edition
    Издательство: Новый Диск
    Размер файла: 125,44 Мб
    Внимание: для установки игры смонтируйте образ в программу, например: Daemon Tools или Alcohol.

    Pink Panther: Pinkadelic Pursuit

    Вы можете задать любой вопрос или попросить совета по этой игре. Это займет совсем немного времени.

    Игрок управляет Розовой Пантерой, которая унаследовала дом с сокровищами. Цель игры — собирать разные бонусы на нескольких уровнях одного эпизода, а главное — 12 ключей, чтобы открыть сокровища. Персонаж может летать на хвосте, атаковать противников «волчком», а также имеет возможность сливаться с окружающей средой, что очень помогает во время погони.

    ТРИ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЯ КУКА

    ТРИ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЯ КУКА

    Окончательный ответ на вопрос о том, существует ли в Тихом океане Южная земля, дал прославленный английский мореплаватель Джеймс Кук (1728–1779). Он совершил три продолжительные экспедиции, маршруты которых пролегали в тех просторах океана, где предполагалось размещение крупного континента, но встретил в этих районах лишь острова и воду. Кук впервые открыл и поместил на карту восточное побережье Австралии, доказав, что австралийский материк значительно меньше простирается на восток, чем это представлялось ранее. Кук подробнейшим образом обследовал Северный и Южный острова Новой Зеландии, впервые отыскал Новую Каледонию и Гавайские острова. И это только самые главные достижения его экспедиций. Мореплаватели, совершавшие плавания после Кука, открывали только мелкие острова и атоллы, уточняли местоположение островов и архипелагов, найденных ранее испанцами и голландцами.

    Первая экспедиция Дж. Кука (1768–1771) замышлялась как ответ на первое французское кругосветное плавание Л.А. де Бугенвиля. Она стала значительным событием в англо-французском соперничестве в Тихом океане. Формальным поводом для отправки экспедиции в Южные моря явилось редкое астрономическое явление — прохождение Венеры через диск Солнца 3 июня 1769 г. Это явление можно было наблюдать у Северного полярного круга и в тропических широтах южного полушария. Адмиралтейство выбрало местом проведения астрономических наблюдений остров Таити, об открытии которого сообщил вернувшийся из плавания 20 мая 1768 г. Уоллис. Более удобной причины и более надежного прикрытия для разведывательных целей экспедиции Кука было трудно найти. В сверхсекретной инструкции, врученной Британским адмиралтейством Куку, говорилось, что после выполнения астрономических наблюдений на Таити экспедиция должна была направиться на поиски Южного материка между островом Таити и 40° ю.ш. В том случае, если земля не будет найдена, надлежало плыть к Новой Зеландии, а там обследовать ее и нанести на карту берега. Инструкция требовала, чтобы все вновь открытые земли объявлялись британскими владениями. Следовало также составлять «инвентарные описи» богатств найденных земель: лесов, руд, драгоценных камней, плодов и семян. Местных жителей нужно было ублажать, «вручая им в дар безделушки, каковые могут быть у них в цене, и привлекая их к торговле». Верхом лицемерия был пункт, по которому обитаемые острова должны были вводиться во владение британской короны с «согласия туземцев».

    Столь разнообразные и широкие задачи, поставленные перед экспедицией, требовали участия в плавании ученых и обширных знаний капитана. Кук обладал бесценным опытом и знаниями в морском деле. Он был превосходным картографом и гидрологом. Составленные им карты отличались особой тщательностью и точностью. Научной частью руководил молодой натуралист Джозеф Бэнкс. В экспедиции участвовали астроном Чарлз Грин, художник Сидней Паркинсон и шведский ботаник Даниэль Соландер.

    26 августа 1768 г. экспедиция в составе девяносто восьми человек отправилась в путь на корабле «Индевр». В Рио-де-Жанейро была сделана остановка с 13 ноября по 7 декабря. Затем «Индевр» направился к югу Америки и 11 января 1769 г. достиг Огненной Земли. Пройдя через пролив Ле-Мера мимо мыса Горн, Кук 25 января вошел в тихоокеанские воды. Далее его путь пролегал по хорошо известному маршруту через архипелаги Туамоту и Общества, 13 апреля Кук бросил якорь в таитянской бухте Матаваи. После наблюдений за прохождением Венеры 3 июня экспедиция оставалась на Таити до 13 июля. Затем Кук приступил к обследованию островов к западу от Таити, и с 16 июля по 9 августа обошел всю группу Подветренных островов в архипелаге, который Кук назвал островами Общества (в честь Лондонского королевского общества).

    В изучении островов Общества большую помощь Куку оказал молодой полинезиец Тупиа, уроженец острова Раиатеа. Тупиа принадлежал к сословию жрецов-хранителей мифов, преданий, генеалогий знатных вождей. Полинезийцы обладали знаниями об островах, удаленных на значительные расстояния, великолепно читали карту звездного неба и, ориентируясь по звездам, направлениям постоянных ветров и течений, приводили свои каноэ к нужным островам. Тупиа щедро поделился с Куком сведениями о местоположении многих островов архипелага, которые еще не были известны европейцам. Эти сведения очень пригодились Куку во время второго плавания в Тихом океане.

    Покинув Раиатеа 9 августа 1769 г., «Индевр» достиг Новой Зеландии 7 октября. Кук проследовал маршрутом, указанным в секретной инструкции Адмиралтейства. Однако никаких признаков существования Южной земли не было обнаружено. Шесть месяцев, до апреля 1770 г., велись исследования Новой Зеландии, впервые открытой Тасманом в 1643 г. Кук установил, что Новую Зеландию образуют два острова — Северный и Южный, разделенные проливом, названным проливом Кука в честь первооткрывателя. Были обследованы и положены на карту все побережья Новой Зеландии, собраны ценные этнографические сведения о населявших острова маори, составлены коллекции и изучен природный мир. 9 ноября были проведены астрономические наблюдения за прохождением Меркурия через солнечный диск. Кук доказал, что Новая Зеландия не является частью Южного материка.

    Пребывание англичан было омрачено преступлением, совершенным лейтенантом Джоном Горном, который застрелил маори за его отказ обменять местную материю на таитянскую. Горн не понес никакого наказания.

    Как и на Таити, Кук объявил открытые земли владением британской короны, что явилось основанием для колонизации Новой Зеландии англичанами через 70 лет (1840 г.). Конечно никакого согласия местных жителей на этот акт, как то предписывала инструкция Адмиралтейства, Кук не получал.

    Задачи, поставленные перед экспедицией, были полностью выполнены, можно было возвращаться в Англию. Однако Кук предпочел продолжить плавание на северо-запад от Новой Зеландии с тем, чтобы отыскать восточную границу Австралийского материка, носившего тогда название Новая Голландия. За девятнадцать дней, с 1 по 19 апреля 1770 г., «Индевр» совершил переход от Новой Зеландии к восточному побережью Новой Голландии. 20 апреля корабль вошел в широкий залив, который Кук назвал Ботаническим (Ботани-Бей). Здесь семнадцать с половиной лет спустя англичанами было основано первое поселение, перенесенное вскоре в Порт-Джексон. Кук обследовал почти все восточное побережье Австралии и назвал его Новым Южным Уэльсом. В опасных водах Большого Барьерного рифа «Индевр» наскочил на коралловый риф, на ремонт потребовалось два месяца. 22 августа Кук высадился на небольшом острове Поссешн в восточной части Торресова пролива и объявил весь открытый им восточный берег владением британской короны. Пройдя далее к Новой Гвинее, Кук подтвердил открытие Торреса, обнаружившего, что новогвинейский остров отделен от австралийского материка широким проливом. В Австралии участники экспедиции повстречались с аборигенами, собрали этнографическую коллекцию, сделали важные наблюдения о жизни этих людей каменного века. Большую ценность имели коллекции, в которых был представлен уникальный растительный и животный мир Австралии.

    На обратном пути в Англию Кук посетил остров Тимор, Батавию и Капстад. Возвращение было трудным. Многих моряков поразила тропическая лихорадка и эпидемия дизентерии, от которой только за одну неделю (25 января — 1 февраля 1771 г.) скончались семь человек.

    Первая кругосветная экспедиция Кука завершилась 13 июля 1771 г., а уже 28 ноября того же года он был назначен командиром новой экспедиции, снаряжавшейся для продолжения поисков Южной земли в высоких широтах южного полушария. Торопливость Адмиралтейства объяснялась англо-французским соперничеством в открытиях новых земель. До Англии доходили известия, что в 1769–1771 гг. три французские экспедиции были направлены в Тихий океан с целью отыскания Южного континента.

    Вторая экспедиция Кука отправилась на двух судах: «Резолюшн» с экипажем в сто одиннадцать человек под командованием Кука и «Эдвенчер», на борту которого было восемьдесят человек во главе с капитаном Тобайсом Фюрно. В состав экспедиции были включены ученые: астрономы Уильям Уэйлс и Уильям Бейли, немецкий ученый-естествоиспытатель Иоганн Рейнгольд Форстер и его сын Георг восемнадцати лет, ставший впоследствии видным натуралистом, просветителем и общественно-политическим деятелем.

    Второе плавание Кука продолжалось с 13 июля 1772 г. до 30 июля 1775 г. Согласно инструкции Адмиралтейства экспедиции следовало вначале отправиться в Южную Атлантику на поиски мыса Сирконсизьон, открытого в 1739 г. французским мореплавателем Жаном-Батистом Буве де Лозье на 54° ю.ш., и принятого им за выступ Южного материка. В действительности это был мелкий островок, который вторично отыскали только в 1898 г. Куку предписывалось пройти на юг как можно дальше, а затем, продвигаясь на восток, продолжить розыски в водах Индийского и Тихого океанов. Для отдыха команд и ремонта судов разрешалось следовать на острова в тропической зоне Тихого океана.

    Кук тщательно обследовал пятидесятые южные широты и даже впервые в истории мореплавания 17 января 1773 г. пересек Южный полярный круг. Поиски не дали результата, и экспедиция направилась к Новой Зеландии. По пути корабли расстались. Капитан Фюрно на «Эдвенчере» прошел вдоль берегов Земли Ван-Димена и прибыл к Новой Зеландии, где стал ожидать Кука. 18 мая корабли соединились и направились к Таити по 41–16° ю.ш., с тем чтобы обследовать район, где мог бы находиться Южный континент. 16 августа экспедиция прибыла на Таити. Проведенные исследования позволили сделать Куку следующий вывод: «Поскольку в предыдущем плавании я, как и теперь, пересекал этот океан на пространстве от 40° S и выше, то могу составить суждение….что Южного материка не существует». 17 сентября Кук распрощался с Таити и направился к архипелагу Тонга, острова которого были впервые открыты Тасманом в 1643 г. С 1 по 7 октября Кук побывал на главном острове тонганского архипелага Тонгатабу и острове Эуа. Экспедиция встретила здесь такой же радушный прием, какой был раньше оказан Тасману. Кук назвал архипелаг Островами Дружбы. Далее путь пролегал к Новой Зеландии, где 30 октября корабли Кука и Фюрно окончательно расстались. До 24 ноября Кук тщетно ожидал «Эдвенчер». Затем он отправился на юг для завершения обследования полярных широт. Второй раз за время плавания «Резолюшн» пересек Южный полярный круг и 24 декабря достиг 67° ю.ш. Дальнейший путь к Южному полюсу преградили плотные льды. Последнюю, третью по счету, попытку прорваться на юг Кук предпринял 11 января 1774 г. Он пересек Южный полярный круг 26 января и к 30 января находился на 71°10? ю.ш. и 106°54?з.д. Двигаться дальше мешал сплошной ледяной барьер, и Кук повернул к северу. Лишь 200 км отделяли «Резолюшн» от Антарктиды, а Кука от славы ее первооткрывателя. Эта неудача Кука надолго отвратила мореплавателей от дальнейших поисков земли в южных приполярных морях.

    Как и в первом плавании, Кук выполнил главную задачу, поставленную перед экспедицией Адмиралтейством, и мог бы с сознанием исполненного долга вернуться в Англию. Однако он решил продолжить плавание в Океании и наметил дополнительную программу исследований.

    11 марта 1774 г. Кук прибыл к острову Пасхи, самому известному и загадочному из полинезийских островов Океании, открытому голландцем Роггевеном в 1722 г. Участники экспедиции были восхищены каменными скульптурами, но они отметили также, что островитяне переживали не лучшие времена, и со времени Роггевена произошли какие-то события, приведшие к упадку культуры и общества. 16 марта экспедиция направилась к Маркизским островам, открытым Менданьей в 1595 г., но оставшимся малоизученными. Кук обследовал архипелаг, подробно и красочно описал его обитателей. Затем 11 апреля был взят курс на Таити для отдыха команды и пережидания зимы Южного полушария. 22 апреля «Резолюшн» бросил якорь в знакомой бухте Матаваи.

    Живой, неподдельный интерес к жителям островов Океании был всегда характерен для талантливого мореплавателя. Кук старался понять эту, столь отличающуюся от европейской, культуру. Правда, объяснения давались им в привычных «западных» терминах: верховные вожди назывались «королями», родовая аристократия — «феодалами». У таитян не было моногамных браков, и Куку казалось, что женщины ведут себя легкомысленно. На многих островах Океании отсутствовала частная собственности на землю, и это повергался европейцев в изумление.

    ГЕОРГ ФОРСТЕР. «ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА» (1777) О ПРЕБЫВАНИИ ЭКСПЕДИЦИИ КУКА В НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ

    «Со времени отплытия с мыса Доброй Надежды наши матросы не имели дела с женщинами, так что они весьма усердно заинтересовались ими, и по тому, как принимались их ухаживания, было видно, что в здешних местах не очень заботятся о стыдливости и что победа должна быть делом не слишком трудным. Однако благосклонность этих красоток зависела не только от их желания. Сначала надо было спросить разрешения у мужчин, имевших над ними полную власть. Если с помощью большого гвоздя, рубах или тому подобного удавалось купить их согласие, то женщины могли удалиться со своими кавалерами, а после попросить еще подарок для себя. Должен при этом заметить, что некоторые лишь с крайней неохотой позволяли использовать себя для столь постыдного промысла, и мужчинам часто приходилось пускать в ход весь свой авторитет, даже угрозы, прежде чем те соглашались уступить вожделениям парней, которые бесчувственно смотрели на их слезы и слушали их стенания. Кто заслуживает большего отвращения: наши люди, которые считали себя принадлежащими к цивилизованной нации, но могли вести себя столь по-скотски, или эти варвары, принуждающие своих собственных женщин к столь постыдным делам? На этот вопрос я не могу дать ответа. (…)

    Смотрите так же:  Сцепленное с полом наследование

    Достаточно печально само по себе уже то, что все наши открытия стоят жизни многим невинным людям. Но как ни тяжки они для маленьких нецивилизованных народов, это поистине сущая мелочь по сравнению с невосполнимым ущербом, который причиняет им разрушение нравственных основ их жизни. Если бы сие зло в какой-то мере компенсировалось тем, что их научили бы действительно полезным вещам или искоренили бы среди них какие-либо безнравственные либо пагубные обычаи, тогда мы могли бы по крайней мере утешать себя мыслью, что, потеряв в одном, они приобрели в другом. Боюсь, однако, что наше знакомство с жителями Южного Моря принесло им только вред; так что, на мой взгляд, лучше всего убереглись от него как раз те народы, которые держались подальше от нас».

    14 мая Кук отправился для обследования еще одного загадочного открытия испанцев — Южной земли Святого Духа, найденной Киросом в 1606 г. и объявленной частью большого материка. В действительности оказалось, что эта цепь островов, вытянутая с севера на юг. Бугенвиль в 1768 г. обследовал северные острова архипелага, назвав их Большими Кикладами. Кук с 17 июля по 20 августа 1774 г. прошел вдоль всего архипелага и открыл ряд островов в его центральной и южной частях. Всему же архипелагу он дал название Новые Гебриды.

    Далее был проложен курс на юго-запад, и экспедиция оказалась в районе, где до Кука не бывал ни один европейский мореплаватель. 4 сентября 1774 г. была замечена земля на 20° ю.ш. и 165° в.д. После Новой Гвинеи и Новой Зеландии третьим по величине в Океании является остров, впервые найденный Куком. Он был назван Новой Каледонией. В каноэ, подошедших к кораблю, находились темнокожие люди, похожие на островитян Новых Гебрид. Их язык отличался от знакомых европейцам полинезийских языков. Как было установлено впоследствии, новокаледонцы и многие другие островитяне Западной Океании принадлежат к меланезийским народам.

    От Новой Каледонии Кук 3 октября направился к Новой Зеландии, чтобы оттуда совершить бросок через Тихий океан к мысу Горн и обследовать моря к югу и юго-востоку от мыса. 19 октября «Резолюшн» вошел в бухту Шип-Коув в проливе, разделяющем Северный и Южный острова. 10 ноября Кук отправился из Новой Зеландии к Огненной Земле. В конце декабря 1774 и начале января 1775 г. «Резолюшн» обогнул Огненную Землю и вошел в воды Южной Атлантики. Здесь были открыты остров Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова. Затем Кук направился к Кейптауну и достиг его 19 марта. Стоянка здесь продолжалась до 12 мая, а 30 июля Кук завершил второе кругосветное плавание в гавани Спитхед на юге Англии.

    Подводя итоги исследований в Тихом океане и приполярных областях Атлантического и Индийского океанов, Кук писал: «Я обошел теперь Южный океан в высоких широтах и пересек его таким образом, что не осталось пространства, где мог бы находиться материк, кроме как вблизи полюса, в местах, недоступных для мореплавания… Таким образом, я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; южное полушарие достаточно обследовано, и положен конец дальнейшим поискам, проводившимся ради Южного материка, который на протяжении почти двух прошедших столетий неоднократно привлекал внимание морских держав и во все времена привлекал внимание географов.

    Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или земля значительных размеров. Напротив, я держусь мнения, что такая земля там есть, и, вероятно, мы видели часть ее. Чрезмерные холода, множество островов и обширные массы плавающих льдов — все это служит доказательством, что земля на юге должна быть и что эта Южная земля должна находиться или простираться дальше всего к северу против Южного Атлантического и Индийского океанов…». 13 января 1820 г. русские мореплаватели Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев открыли Антарктиду, подтвердив тем самым догадку Кука.

    Итак, после двух первых кругосветных экспедиций Кука окончательно выяснилось, что Южного материка, сопоставимого с Евразией, в Тихом океане нет. Однако оставалась еще одна крупная географическая задача — отыскание прохода в Тихий океан на севере американского материка. В Англии в 1745 г. была даже назначена премия в размере 20 тыс. фунтов стерлингов за открытие Северо-Западного прохода. Если бы его удалось разведать, то путь в страны Востока значительно бы сократился и стал более быстрым и удобным, чем маршруты, проложенные мимо мыса Доброй Надежды через Индийский океан или от Южной Америки через Тихий. Беспокойство англичан вызывала также активность России в исследовании островов и западного американского побережья на севере Тихого океана. Экспедиции Беринга и Чирикова в 1728–1741 гг. добились немалых успехов в исследовании пролива между Азией и Америкой, Камчатки, Алеутских и Диомидовых островов, а также северо-западного американского побережья до 49° с.ш. Английский географ Дж. Кэмпбелл в 1748 г. писал: «Если русские продолжат эти открытия, они, возможно, смогут сделать открытия величайшей важности и, вероятно, также скроют это к большой пользе для себя и к большому вреду для остального мира, и особенно для британской нации».

    Третья экспедиция Дж. Кука (1776–1779) была направлена на север Тихого океана с главной целью — отыскать Северо-Западный проход. В плавании участвовали два корабля: «Резолюшн» под командованием Кука со 112 человеками на борту и «Дискавери» с капитаном Чарлзом Кларком и командой в 88 человек. В составе экспедиции находились натуралист Уильям Андерсон, астроном Уильям Бейли и художник Джеймс Вебер. «Резолюшн» покинул Англию 12 июля, несколькими днями спустя в путь отправился «Дискавери». Корабли встретились в Капстаде и 30 ноября продолжили путь через Индийский океан на юго-восток.

    28 января 1777 г. экспедиция прибыла на Землю Ван-Димена. Здесь впервые англичане увидели жителей острова — тасманийцев, которые показались Куку более примитивными, чем австралийские аборигены. Островитяне не имели одежды, добывали огонь трением, пользовались грубыми каменными рубилами, вели бродячий образ жизни в поисках дикорастущих плодов и моллюсков. Через четыре дня корабли отправились к Новой Зеландии и 12 февраля бросили якоря в гавани Шип-Коув — постоянной базы экспедиций Кука. 25 февраля экспедиция продолжила путь на северо-восток. Были открыты маленькие острова, населенные полинезийцами, Мангаиа, Атиу и атолл Такутеа в южной группе островов Кука.

    Исключительно дружеский прием был оказан экспедиции на островах архипелага Тонга. Здесь Кук впервые посетил острова Хаапай, где еще никогда не бывали европейцы, а также главный остров Тонгатабу и Эуа. Пять недель моряки пробыли в Тонга. Здесь Кук получил сведения о девяносто семи островах, расположенных на громадном пространстве между островами Общества и Новыми Гебридами. 17 июля 1777 г., покинув Тонга, экспедиция направилась на Таити. По дороге 8 августа был открыт остров Тубуаи.

    На Таити Кук оставался более трех месяцев до 8 августа 1777 г. и затем направился к северу. 24 декабря открыли остров Рождества из архипелага Центральных Полинезийских Спорад. 18 января 1778 г. были замечены Гавайские острова. Открытие Гавайского архипелага — последнее значительное достижение Кука. В Океании после этого не находили сколько-нибудь крупных островов и больших островных групп.

    Кук отметил тот неподдельный интерес, который проявляли полинезийцы к любой мелочи на кораблях: «Никогда еще в прежних и нынешних плаваниях я не встречал туземцев, которые, поднявшись на корабль, столь всему удивлялись, — писал Кук. — Их глаза непрерывно перебегали с одного предмета на другой, и дикость взглядов и жестов свидетельствовала, что им совершенно неведомо все, что они видят, и это нам решительно доказывало, что их никогда не посещали европейцы и что им не знакомы наши товары, за исключением железа; о последнем, однако, им, бесспорно, было известно либо понаслышке, либо по той малости, которая попала к ним в очень давние времена». Участники экспедиции видели у островитян три больших корабельных гвоздя и обломки широких ножей. Возможно, что эти предметы попали на Гавайи от японских рыбаков, чьи суденышки прибивали к островам тропические штормы. Сохранились предания, что в XVI–XVII вв. дважды или трижды море выбрасывало на берег лодки и плоты с какими-то чужеземцами. Очень смутные сведения сохранились о возможном посещении Гавайев испанцами.

    За тринадцать дней, что экспедиция провела на Гавайских островах (Кук назвал их Сандвичевыми в честь лорда Сандвича, главы Адмиралтейства), были обследованы и тщательно описаны центральные острова архипелага — Оаху, Кауаи, Ниихау, Лехуа и Каула. Кук собрал исключительно ценные сведения о гавайцах, их быте, социальной структуре, земледелии и ремеслах. 2 февраля 1778 г. корабли отправились в северную часть Тихого океана к берегам Америки для выполнения главной задачи экспедиции.

    К Гавайским островам экспедиция вернулась в конце ноября 1778 г., чтобы переждать здесь зиму. Кук обследовал восточные острова архипелага — Мауи и самый крупный остров Гавайи. 17 января 1779 г. корабли вошли в бухту Кеалакекуа. Кук был принят с необыкновенными почестями. Жрецы объявили о пришествии в его лице бога Лоно, мудрого и доброго, способного сделать жизнь островитян счастливой и изобильной. Церемониальные пиршества и потребности моряков в свежей провизии вскоре привели к сокращению запасов еды у местных вождей и многих знатных островитян. 4 февраля экспедиция покинула Гавайи, но уже 11 февраля корабли вернулись, так как путь был затруднен из-за встречных ветров.

    Смерть капитана Кука 15 февраля 1779 г. Гравюра с картины Дж. Уэббера. 1784 г.

    Здесь Кука и его спутников ожидала разительная перемена в поведении гавайцев. Островитяне при виде кораблей не бросились к ним на каноэ и не собирались толпами на берегу. Оказалось, что вожди наложили запрет (табу) на берега бухты. 14 февраля произошла первая стычка англичан с гавайцами, и Кук приказал зарядить ружья на случай новых столкновений. Рано утром следующего дня обнаружилось, что украдена шлюпка, стоявшая на якоре у «Дискавери». Кук отдал приказ задерживать и уничтожать все каноэ, которые покажутся в бухте. Для этого были спущены шлюпки с вооруженными матросами и солдатами морской пехоты. На берег отправился сам Кук в сопровождении лейтенанта М. Филипса и девяти солдат морской пехоты. В селении главного местного вождя Кук был принят с почестями: народ пал ниц перед ним и принес свои обычные дары — маленьких свиней. Кук потребовал, чтобы его проводили в дом вождя. Вождь вежливо принял Кука и согласился проследовать с ним на корабль. Два сына вождя, взятые в заложники, уже были посажены в шлюпку. На берегу, куда под конвоем привели вождя, собралась толпа островитян. В это время была открыта стрельба из шлюпок по каноэ в бухте. Раненный англичанами гаваец подбежал к вождю и, встав на колени, умолял его не плыть на корабль. Возбужденная толпа набросилась на конвой, сопровождавший вождя. По другой версии Кук, видя, что вождя не удастся взять без кровопролития, отпустил его и направился к шлюпке. Но тут в бухте раздался новый залп из шлюпок по каноэ. Был убит один из вождей высокого ранга. Это привело гавайцев в ярость. Отбивая нападение, Кук выстрелил и убил одного из островитян. В матросов полетели камни, они отвечали ружейным залпом, но это не испугало гавайцев, набросившихся на англичан. Четверо матросов были убиты, лейтенант Филипс серьезно ранен, а Кук был убит, когда, повернувшись спиной к нападавшей толпе, попытался отдать приказ о прекращении огня.

    Экспедицию возглавил капитан Кларк. Он привел корабли на Камчатку в Петропавловск, где вскоре и умер от приступа чахотки. Руководство перешло к Джону Гору, первому помощнику Кука на «Резолюшн». Русские тепло встретили английских мореплавателей, снабдили их свежими продуктами. В благодарность за приют и помощь участники экспедиции подарили много предметов, полученных на островах Океании. Эта коллекция была доставлена в Санкт-Петербург и положила в Кунсткамере начало собранию океанийских редкостей. В дальнейшем коллекция пополнялась уже российскими мореплавателями и путешественниками.

    Три экспедиции Кука и его открытия вызвали в Европе колоссальный интерес к Океании. За последнюю четверть XVIII и первые годы XIX в. в водах Океании и Австралии побывало больше кораблей, чем за предыдущие два с половиной столетия. Основными соперниками в изучении и овладении Тихим океаном оставались Англия и Франция. Активизировалась также Испания, вспомнив о своих правах на «испанское озеро».

    Вице-король Перу Мануэль де Амат направил несколько экспедиций в Южные моря. Испанцев интересовал остров Таити, архипелаги в Восточной и Центральной Полинезии, где можно было бы организовать опорные базы по образцу существующей на Гуаме. На Таити в 1772 и 1774 гг. побывала экспедиция Доминго де Бонечеа. В 1775 г. на остров прибыла экспедиция капитана Каэтано Лангара. Испанские мореплаватели проявили интерес к архипелагу Туамоту и посетили многие острова и атоллы. В 1775 г. Томас Гаянос и Хосе де Андиа-и-Варела плавали в районе Аустральных островов, к югу от Таити. На севере Океании ряд открытий в Каролинском архипелаге совершил в 1773 г. испанский капитан Фелипе Томпсон. Однако планы испанской экспансии в Океании были сорваны из-за англо-испанской войны 1779–1783 гг. и восстания индейцев в Перу в 1780–1781 г. Последним в XVIII в. плаванием испанцев в Океании стал вояж Антонио Маурелье в 1780–1781 гг. Отправившись из Манилы, он совершил переход к Новой Гвинее, посетил архипелаг Адмиралтейства, открыл в архипелаге Тонга группу островов Вавау и нашел еще ряд островов в Центральной Океании.

    Франция также не забывала о своих притязаниях на Океанию, хотя время прямых колониальных захватов наступило значительно позже (в 40-х годах XIX в.). В 1772 г. на Новую Зеландию прибыли два корабля, снаряженные на собственный счет Марком-Жозефом Марион-Дюфреном. Здесь 8 июня 1772 г. у Дюфрена произошла стычка с маори, в ходе которой он сам и 26 его спутников были убиты, а затем съедены. Причина этой трагедии до сих пор не установлена. По одной версии, занимаясь ремонтом мачт, люди Дюфрена срубили деревья, защищенные табу, тем самым вызвав гнев туземцев. Согласно другой гипотезе, Дюфрен высадился на берег в том самом месте, где Сюрвиль в декабре 1769 г. сжег селения маори за похищенный ялик. Таким образом, убийство Дюфрена и его людей могло рассматриваться и как возмездие за прошлое преступление белых. Как бы то ни было, капитан Дюклесмёр, возглавивший экспедицию после смерти Дюфрена, в свою очередь жестоко отплатил маори. Были убиты несколько сот жителей и сожжены три деревни. Дюклесмёр оставил Новую Зеландию 14 июля 1772 г. и в ходе дальнейшего плавания побывал на центральных и северных островах архипелага Тонга. Морская активность Франции сократилась в период ее участия в Войне за независимость США, т. е. в 1778–1783 гг. Однако позднее французские корабли обследовали побережье Азии от Суэца до Кореи; в 1784–1789 гг. Франция организовала десять экспедиций в Индийский и Тихий океаны.

    Смотрите так же:  Документы на пособие многодетным семьям

    Наблюдения прохождения Венеры по диску Солнца

    Приходилось ли вам когда-нибудь видеть частное солнечное затмение? Да — скажет абсолютное большинство любителей астрономии. Приходилось ли вам видеть полное солнечное затмение? Да — скажут некоторые счастливчики. Приходилось ли вам видеть прохождение Венеры по диску Солнца? Нет — ответит вам любой, кого бы вы ни спросили. И в этом нет ничего удивительного. Ведь последнее прохождение Венеры по диску Солнца было в 1882 году, а следующее произойдет. Однако об этом чуть позже. Пока же рассмотрим суть явления.

    Внутренние планеты — Меркурий и Венера, проходя в момент нижнего соединения между Землей и Солнцем, могут при определенных условиях проецироваться на солнечный диск. Если бы планеты обращались в плоскости орбиты Земли, то прохождение планеты по диску Солнца происходило бы при каждом нижнем соединении. Но поскольку орбита Меркурия наклонена к плоскости эклиптики на 7°, а орбита Венеры — на 3°, то прохождение планеты будет наблюдаться только в тех редких случаях, когда нижнее соединение совпадает с пересечением планетой эклиптики, т.е. когда планета находится вблизи одного из узлов орбиты.

    Земля проходит около этих точек в строго определенное время. Поэтому прохождения Меркурия происходят в начале ноября (вблизи восходящего узла) и в начале мая (вблизи нисходящего узла), а Венеры — в начале декабря (вблизи восходящего узла) и в начале июня (вблизи нисходящего узла). Что же касается периодичности этого явления, то она не одинакова для этих планет. Так, прохождения Меркурия наблюдаются в среднем 14 раз в столетие, в то время как прохождения Венеры — не более двух раз, разделенных восьмилетним промежутком. Они чередуются следующим образом: через 105.5 года, через 8 лет, через 121.5 года, через 8 лет, вновь через 105.5 года и т.д.

    Как видим, прохождения Меркурия по диску Солнца происходят сравнительно часто и поэтому не являются чем-то особенно уникальным. Прохождений же Венеры за всю историю астрономии со времен изобретения телескопа было всего лишь шесть. О них и пойдет речь в этой статье.

    Впервые явление прохождения Венеры по диску Солнца было предсказано Иоганном Кеплером в 1629 году. Составляя астрономические таблицы по наблюдениям Тихо Браге, которые тот оставил ему в наследство, Кеплер обнаружил, что в 1631 и 1761 г. «Венера видима будет в Солнце».

    Прохождение 7 декабря 1631 г. в Европе не наблюдалось (его видимость пришлась на восточные районы). Многие тогда посчитали, что предсказание Кеплера не сбылось. Вполне возможно, что и прохождение 1639 г. также осталось бы незамеченным, если бы не молодой английский астроном-любитель из Ливерпуля Иеремия Хоррокс. Он был выходец из бедной семьи, и его основным занятием была деятельность священника. Пытливый ум и природная склонность к астрономии сделали Хоррокса неутомимым исследователем. Составляя эфемериды по таблицам Ландсберга, он случайно обнаружил, что 14 декабря 1639 года Венера должна пройти по диску Солнца. Однако, посчитав таблицы Ландсберга недостаточно точными, Хоррокс решил получить подтверждение ожидаемого явления по расчетам Кеплера. К его удивлению, таблицы Кеплера тоже предсказывали прохождение Венеры, но десятью днями раньше. Об этом открытии Хоррокс сообщил астроному Крэбтри, с которым состоял в дружеских отношениях.

    Не надеясь на точность таблиц, Хоррокс, начиная с 3 декабря, стал непрерывно наблюдать за Солнцем. На следующий день, когда Солнце уже клонилось к закату, Хоррокс наконец-то увидел, что «Венера лишь только начала вступать в Солнце и краем своим касалась уже до краю солнечного». К сожалению, наслаждаться этим явлением ему пришлось недолго. Менее чем через час Солнце с находящимся на нем черным кружком Венеры скрылось за горизонтом. Все, что успел сделать Хоррокс, — это несколько раз измерить угловое расстояние от центра солнечного диска до планеты и ее диаметр.

    Крэбтри в тот день тоже наблюдал прохождение Венеры и тоже делал измерения. Это было первое в истории астрономии наблюдение этого редкого явления, а Хоррокс и Крэбтри — первые и до 1761 г. единственные люди на Земле, видевшие собственными глазами «медление Венеры в Солнце».

    Шли годы. Астрономия, тесня средневековую инквизицию, быстро набирала силу и вскоре стала официальной наукой. Перед астрономами появлялись все новые задачи, одной из которых стала задача определения расстояния от Земли до Солнца. Эту величину, которую мы теперь называем астрономической единицей, можно рассчитать, зная солнечный параллакс (угол, под которым с Солнца виден экваториальный радиус Земли).

    В XVII веке по наблюдениям Венеры и Марса параллакс Солнца был оценен как не превышающий 12″ (современное значение 8.79″). Естественно, возникала необходимость определить эту величину более точно, а для этого были нужны более точные методы. И вот, в 1691 г. такой метод был найден. Его предложил знаменитый английский астроном Эдмунд Галлей после того, как в 1677 г. на острове Святой Елены он наблюдал прохождение Меркурия по диску Солнца. Метод заключался в точном определении промежутка времени между вступлением планеты на солнечный диск и схождением с него. При наблюдении из нескольких достаточно удаленных друг от друга мест Земли, зная это время, можно было вычислить параллакс Солнца, а значит и расстояние до него. В применении к Меркурию такой способ давал большую погрешность из-за его большого удаления от Земли, но, «ежели видимая планета в Солнце будет Венера» — утверждал Галлей — «то через наблюдения ее расстояние Земли от Солнца с крайней точностью определено быть может».

    Наблюдения Хоррокса и Крэбтри, вследствие своей малой точности, не могли быть использованы для этой цели, поэтому нужно было ждать следующего прохождения Венеры по диску Солнца, которое должно было произойти 6 июня 1761 г. Галлей, зная, что не доживет до этого дня (он умер в 1742 г.), завещал определение солнечного параллакса следующим поколениям астрономов.

    Позже, в XVIII веке француз Жозеф Никола Делиль, один из первых членов Петербургской академии наук, предложил еще один способ определения параллакса Солнца из наблюдений прохождений Венеры. Способ Делиля состоял не в определении продолжительности прохождения, а в определении моментов входа или выхода планеты с диска Солнца. Этот способ имел то преимущество, что представлял гораздо больший простор для выбора наблюдательных пунктов, увеличивая тем самым параллактический эффект, но зато требовал точного знания географической долготы места наблюдения и времени. Способ же Галлея мог быть применен только в тех местах, где явление видно все целиком, однако он был удобен тем, что не требовал точного знания ни места, ни времени наблюдения. В скором времени оба эти способа нашли свое применение.

    Приближался 1761 год. В Европе вовсю шли приготовления к наблюдениям долгожданного астрономического явления. Более ста астрономов из разных стран были разосланы по всему земному шару в 40 с лишним наблюдательных пунктов по всему миру.

    Не осталась в стороне и Российская Империя. Петербургская Академия наук организовала наблюдения в тогдашней столице, а также снарядила две экспедиции в Сибирь: в Иркутск и Якутск. Последней руководил ученик Леонарда Эйлера 27-летний адъюнкт математики Степан Яковлевич Румовский. Отправившись из Петербурга в январе 1761 года, Румовский к концу марта смог добраться только до Иркутска. Здесь он понял, что доехать до Якутска в срок он явно не успеет. Можно было остаться в Иркутске, но это место было предназначено для Н. И. Попова — руководителя первой экспедиции. Тогда Румовский предпринимает попытку добраться хотя бы до Нерчинска. Однако, переехав озеро Байкал, он увидел, что и в Нерчинск попасть тоже невозможно, т.к. по другую сторону Байкала к тому времени зимний путь совсем прекратился. Оставался последний выход — следовать в ближайший город Селенгинск. Рискуя жизнью, Румовский продолжил свой путь по льду реки Селенги, которая вскрылась через два дня после прибытия астронома в Селенгинск.

    Наступил день прохождения, но, как это часто бывает, погода оставляла желать лучшего. Небо было затянуто тучами, временами шел дождь, и лишь иногда, когда сильный ветер разрывал облака, Солнце с медленно ползущей по нему Венерой показывалось на несколько минут. Тем не менее, несмотря на такие неблагоприятные условия, Румовскому удалось (правда, сквозь облака) наблюдать выход Венеры из Солнца и засечь моменты третьего и четвертого контактов.

    Не повезло и Попову, наблюдавшему явление в Иркутске. Солнце там «беспрерывно облаками похищаемо было».

    Зато в Петербурге в тот день погода была хоть куда. И именно в этом городе произошло одно из ярчайших открытий XVIII века. Наблюдениями в Петербурге руководил Михаил Васильевич Ломоносов. Он организовал наблюдательный пункт на университетской обсерватории, где за ходом явления следили адъюнкт астрономии майор А. Д. Красильников, известный своей 13-летней Камчатской экспедицией, и поручик Н. Г. Курганов. Сам Ломоносов наблюдал прохождение у себя дома на Мойке сквозь «весьма не густо копченое стекло» в небольшую трубу, дававшую хорошее изображение только около центра поля зрения. Поручив астрометрическую работу Красильникову и Курганову, Ломоносов «любопытствовал у себя больше для физических примечаний». Он решил «только примечать начало и конец явления и на то употребить всю силу глаза; а в протчее время прохождения дать ему отдохновение».

    Прохождение началось в 4 часа 7 минут утра. Ожидая вступления Венеры в течение сорока минут (эфемериды, рассчитанные академиком Эпинусом, оказались неточными), Ломоносов, наконец, увидел, что край солнечного диска слегка прогнулся и стал «неявственен и несколько будто стушеван, а прежде был весьма чист и везде равен». В момент «внутреннего прикосновения» (второго контакта) ему показалось, что сзади Венеры на краю солнца образовался выступ. Еще мгновение — и выступ исчез, а Венера начала свой путь по диску Солнца. Шесть часов понадобилось планете, чтобы пройти от одного края Солнца до другого, так что времени для «отдохновения глаза» было предостаточно.

    В четверть одиннадцатого Венера приблизилась к противоположной границе солнечного диска. При выхождении Венеры, когда до края Солнца оставалось «около десятой доли Венерина диаметра, появился на краю Солнца пупырь, который тем явственнее учинялся, чем ближе Венера к выступлению подходила. Вскоре оный пупырь потерялся, и Венера показалась вдруг без края. Полное выхождение, или последнее прикосновение Венеры заднего края к Солнцу при самом выходе, было также с некоторым отрывом и с неясностью солнечного края».

    Появление светового ободка вокруг диска Венеры Ломоносов объяснил преломлением солнечных лучей в верхних слоях атмосферы Венеры. В своем отчете он заключил: «По сим примечаниям господин советник Ломоносов рассуждает, что планета Венера окружена знатной воздушной атмосферой, таковой (лишь бы не большею), какова обливается вокруг нашего шара земного».

    Само по себе явление световой каймы вокруг Венеры получило (правда, уже в XX веке) название «явление Ломоносова». Разумеется, это явление видели и другие наблюдатели. (Так, например, Румовский писал, что при выходе «край Венерин светлым кольцом окружен казался».) Однако только Ломоносов смог правильно истолковать увиденное, впервые открыв, таким образом, атмосферу у другой планеты.

    Но, как известно, ничто в науке не проходит гладко, и наряду с великими открытиями случаются и неудачи. Не являются исключением и прохождения Венеры по диску Солнца. Подтверждением этому служит следующая грустная история.

    В 1760 году Парижская Академия наук для наблюдения прохождения командировала в Индию своего члена Гийома Лежантиля. Однако вспыхнувшая между Англией и Францией война помешала ему достигнуть места назначения вовремя. Явление застало его в море, и все что ему удалось сделать, — это лишь несколько грубых зарисовок с качающейся палубы фрегата. О точных измерениях не могло быть и речи.

    Следующее прохождение должно было произойти 3 июня 1769 г. Чтобы не опоздать снова, Лежантиль решил не уезжать и остался в городе Пондишери, куда он не успел попасть в 1761 году. Восемь лет длилось томительное ожидание. Астроклимат в этой точке Земли был отменным — пасмурные дни в году насчитывались единицами.

    Так было и 2 июня 1769 г. Весь день погода стояла ясная, и Лежантиль уже не сомневался в успехе завтрашнего мероприятия. Но, увы, на следующий день небо оказалось затянуто облаками. Теперь ближайшего прохождения нужно было ждать 105.5 лет.

    На обратном пути Лежантиль терпел кораблекрушения, попадал к пиратам и, в конце концов, в 1771 году, испытывая всяческие лишения, чудом вернулся домой. Но оказалось, что за 11 лет его отсутствия ученого сочли погибшим, его место в академии было занято, а наследники поделили имущество.

    Рассуждая о превратностях судьбы французского астронома, мы незаметно перешли к прохождению Венеры по диску Солнца 1769 года. Приготовления к его наблюдениям, по сравнению с 1761 г., были поис-тине крупномасштабными. Царствовавшая в то время императрица Екатерина II понимала значимость предстоящего явления для науки, и поэтому подготовка к наблюдениям в России началась еще в 1767 году.

    Для наблюдения вхождения Венеры Академия определила северные города Колу, Кемь и Кандалакшу, а также Соловецкий монастырь. Летом в этих местах Солнце не заходит, и все явление можно наблюдать от начала до конца. Окончание прохождения должно было быть видно практически по всей России, но наилучшие условия приходились на юг страны. Исходя из этого, Академия остановила свой выбор на городах Гурьев, Оренбург и Орск.

    Еще одну экспедицию было решено послать на восток, где явление было видно полностью. Для этой экспедиции, исходя из удобства сообщения, погодных и прочих условий, лучше всех подходил город Якутск.

    Однако, если выбор южных и восточного пунктов наблюдения не вызывал трудностей, то северные точки пришлось пересмотреть, учитывая их труднодоступность, малонаселенность и низкое положение Солнца над горизонтом. В частности, одним из необходимых условий было отсутствие гор с северо-восточной и северо-западной стороны. Губернатор Архангельска Е. А. Головцын по повелению Екатерины II приказал осмотреть назначенные Академией места и дал свой ответ, что Кандалакша, Кемь и Соловецкий монастырь для наблюдений не годятся, а также, что нигде, кроме Колы, Поноя, Умбы и острова Кильдюйна, да и то с большим трудом, обсерватории построить невозможно. Эти места Академия и утвердила как окончательные.

    Теперь дело оставалось за инструментами, которыми в нужном количестве Академия не располагала. На закупку инструментов и снаряжения из государственной казны было отпущено шесть тысяч рублей. Инструменты были заказаны в Англии и Франции.

    Многие европейские ученые, видя столь серьезные приготовления к наблюдениям прохождения в России, предложили Академии свои услуги. Знаменитый математик Леонард Эйлер направил для наблюдений своего сына Христофора Эйлера, а Даниил Бернулли — своего ученика Андрея Малле. Для проведения наблюдений Академия уже вовсю обучала штурманов, присланных из Адмиралтейства, но не была уверена, что их можно назначить начальниками экспедиций. Поэтому Академия с радостью приняла этих и других молодых ученых из Европы.

    Смотрите так же:  Служебная записка для чего она нужна

    Тем временем было уже пора посылать астронома в Якутск. Инструменты из-за границы еще не пришли, но у Академии нашлось нужное количество инструментов, чтобы снабдить хотя бы одну экспедицию. Пожелавший поехать в Якутск европейский астроном Лопиц не успел приехать в Россию, и чтобы не терять времени. Академия назначила начальником экспедиции капитана Ивана Исленьева, который обучался при Академии прикладной астрономии. В феврале 1768 г. Исленьев отправляется в путь.

    К концу лета инструменты из Англии и Франции наконец-то прибыли в Санкт-Петербург, а в начале 1769 г. астрономы разъехались по назначенным для них пунктам.

    С. Румовский (теперь уже академик) был направлен в Колу, А. Малле — в Поной, Л. Пикте — в Умбу, Г. Ловиц — в Гурьев, X. Эйлер — в Орск и Л. Крафт — в Оренбург. Всем участникам на время экспедиции было положено двойное жалование, а губернаторам, через чьи губернии пролегал путь экспедиций, было приказано выделить солдат для охраны ученых и имущества, а также «чинить им всякое потребное вспоможение». Перед отъездом в дальний путь Екатерина II удостоила астрономов личным приемом и прощанием.

    Все экспедиции благополучно достигли своих мест, за исключением острова Кильдюйна, сообщение с которым открылось всего за неделю до прохождения, и посылать туда наблюдателей уже не было смысла.

    В Петербурге была специально отремонтирована и подготовлена к наблюдению прохождения академическая обсерватория. Проведение наблюдений было поручено знаменитому впоследствии астроному из Мангейма Христиану Мейеру со своим помощником Шталем. Вместе с ними наблюдали русский астроном С. К. Котельников и академики Л. Эйлер и А. И. Лексель.

    Екатерина II пожелала быть не только покровительницей всех приготовлений, но и собственными глазами видеть редкое явление. Чтобы не мешать наблюдениям на обсерватории, императрица выехала в Ораниенбаум и разместилась на возвышении в семи верстах от летнего ораниенбаумского дворца в деревне Верхняя Бронная, где специально для нее была сооружена наблюдательная площадка. В Петербурге и других северных пунктах Европы явление можно было наблюдать 3 июня при заходе Солнца (вступление Венеры) и на следующее утро при восходе (окончание явления). Вечером западный горизонт покрылся легкими облаками, что помешало Екатерине видеть вступление планеты на солнечный диск. Но к утру облака рассеялись, и императрица смогла насладиться зрелищем. Уже до восхода Солнца она находилась на месте и наблюдала не только прохождение, но и частное солнечное затмение, бывшее через несколько часов после него.

    Астрономы на академической обсерватории тоже не спали, но только для них, в отличие от Екатерины II, наблюдение прохождения являлось работой, а не зрелищем. Солнце взошло, когда Венера уже приближалась к выходу, поэтому прохождение длилось в Петербурге не более 50 минут. Тем не менее, несмотря на небольшую высоту Солнца, 3-й и 4-й контакты Мейер и остальные видели отчетливо.

    Повезло с погодой и на юге России. Во всех трех южных пунктах наблюдения схождения Венеры с диска Солнца прошли успешно. В Якутске и на севере страны погодные условия были не столь идеальными, но все же благоприятными, и лишь в Умбе было пасмурно, и шел дождь.

    После окончания наблюдений астрономы из северных городов вернулись в Петербург, а остальные должны были продолжить свои экспедиции для определения географических координат населенных пунктов на юге России. К сожалению, за эти данные для российской науки некоторым участникам пришлось заплатить слишком дорогую цену. Так, адъюнкт астрономии Вольфганг Людвиг Крафт, руководивший Оренбургской экспедицией, получил предложение ехать в Молдавию. Проехав для этого через Киев и Каменец, он был остановлен свирепствовавшей здесь эпидемией холеры, которая оставила его без помощников, умерших от этой болезни. Крафт попросил Академию освободить его от продолжения работ. Академия удовлетворила его просьбу, и в 1771 г. Крафт вернулся в Москву.

    Еще более трагически закончилась экспедиция для профессора Георга Морица Ловица. После наблюдения прохождения в г. Гурьеве Астраханской губернии Ловиц и его помощник адъюнкт (впоследствии академик) Петр Борисович Иноходцев должны были отправиться в Астрахань, а потом по Волге — в Царицын, Дмитриевск и Саратов для определения широты и долготы этих городов. Затем возле Тулы они должны были встретиться с Орской экспедицией Христофора Эйлера, занимавшейся тем же самым в других городах. Но этой встрече не суждено было случиться. Производя свои измерения в 1774 г. в районах, охваченных восстанием Пугачева, Ловиц был убит повстанцами недалеко от Саратова. Ездивший с ним его 12-летний сын Товий Ловиц и Иноходцев случайно избежали этой участи, и им удалось спасти некоторые инструменты и все записи сделанных экспедицией наблюдений.

    Как видно, наблюдения прохождения Венеры по диску Солнца 4 июня 1769 г. прошли в нашей стране, что называется, с «российским размахом». Однако не стоит забывать, что и другие страны тоже принимали участие в этом мероприятии. Так, например, английское адмиралтейство вменило в обязанность наблюдение прохождения Венеры молодому путешественнику капитану Джеймсу Куку. Ему был выделен фрегат «Усердие», переделанный из судна для перевозки угля в превосходный военный корабль. В августе 1768 г. Кук отправился в свое первое кругосветное плавание.

    Наблюдение прохождения осуществлялось английскими учеными с астрономической площадки, оборудованной Куком на острове Таити. Кругосветное путешествие Джеймса Кука заняло три года, и в 1771 г. корабль «Усердие» вернулся в родной порт.

    Пришла пора подвести итоги прохождений Венеры по диску Солнца 1761 и 1769 гг. Стоит сразу сказать, что метод уточнения величины астрономической единицы по наблюдениям прохождений не оправдал возлагавшихся на него надежд. Поскольку у астрономов не было опыта проведения подобных наблюдений прохождение 1761 г. не дало желаемого результата и, главным образом, послужило для них хорошей школой.

    Наблюдения прохождения 1769 г. хотя и были более удачными, но все же оставляли желать лучшего. Ошибка регистрации моментов контактов вместо ожидавшейся секунды доходила до минуты, что было отчасти обусловлено оптическими явлениями, связанными с наличием у Венеры атмосферы.

    Кроме уже упоминавшегося «явления Ломоносова», точной регистрации мешали появления затенений и так называемой «черной капли» (небольшой темной перемычки между планетой и краем солнечного диска, сохраняющейся в течение нескольких десятков секунд после 2-го контакта). Наконец, определение географических координат наблюдательных станций по затмению Солнца, бывшему в тот же день, и затмениям спутников Юпитера оказались недостаточно точными для получения хороших результатов.

    Тем не менее, расчет солнечного параллакса по наблюдениям 1761 и 1769 гг., произведенный Леонардом Эйлером, дал результат в 8.62″, что соответствовало расстоянию от Земли до Солнца 152.6 млн. км. Позже, уже в XIX веке, наблюдательный материал был вторично обработан Повалки, который вывел новое значение солнечного параллакса в 8.83″ (149.99 млн. км). Естественно, это значение было несравненно ближе к истинному (149.6 млн. км), чем все предыдущие, но все же требовало дальнейшего уточнения.

    Прошло 100 лет. Осенью 1869 года Академией наук была учреждена ученая комиссия для подготовки к наблюдению прохождения Венеры по диску Солнца 9 декабря 1874 г. Инициатором ее создания был директор Пулковской обсерватории Отто Васильевич Струве (сын основателя обсерватории В. Я. Струве). На заседании Физико-математического отделения Академии наук О. В. Струве заявил, что задачу наблюдения явления в русских владениях он считает «ученым наследием России после вечнопамятного участия ее в наблюдениях подобного явления во время царствования Екатерины II».

    Полоса видимости прохождения 1874 г. простиралась дугообразно по всей территории России от Владивостока до Тифлиса, захватывая южную часть Сибири, Туркестанскую и Астраханскую губернии. Полностью явление было видно в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Наблюдения в крайних пунктах могли быть использованы для определения параллакса Солнца, и упустить такой шанс российские астрономы не могли.

    Общее руководство по осуществлению всей программы экспедиционных наблюдений было возложено на Пулковскую обсерваторию. На этот раз не пришлось прибегать к помощи иностранных ученых, т.к. нашлось необходимое количество отечественных наблюдателей. Все они должны были пройти стажировку в Пулкове для освоения методики наблюдений на специальном устройстве, имитирующем прохождение, созданном специально для этой цели старшим астрономом обсерватории А. Ф. Вагнером.

    Устройство представляло собой большое двояковыпуклое стекло, освещенное сзади лампой. Перед ним со скоростью, соответствующей угловой скорости движения Венеры, перемещался черный жестяной кружок нужного размера. Прибор был соединен с гальванической батареей, и в момент, когда происходило действительное прикосновение между краями «солнечного диска» и «Венеры», замыкалась электрическая цепь, отклоняющая магнитную стрелку. Сравнивая истинный момент прикосновения с моментом, записанным наблюдателем, можно было выявить величину личной ошибки наблюдателя и погрешность применяемого инструмента.

    Кроме того, комиссия произвела учет средств наблюдений, имеющихся на обсерваториях страны, и приняла меры к заказу новых специализированных инструментов, т.к. старые методы наблюдений были дополнены фотографическими и прямыми микрометрическими измерениями положений Венеры относительно края Солнца.

    Поздний осенний сезон не предвещал благоприятной погоды. Поэтому наблюдения было целесообразно организовать по всей полосе видимости явления, включая пункты, расположенные в других странах, где вероятность ясной погоды была намного выше. Для этого Общество любителей естествознания Московского университета направило экспедицию под руководством В. К. Деллена в Египет, а полковник И. И. Стребницкий был послан в Тегеран. Всего же, с учетом стационарных обсерваторий, комиссия Академии наук организовала 32 наблюдательных пункта.

    Основная часть экспедиций была сосредоточена на восточном и западном концах зоны наблюдаемости для обеспечения максимальной удаленности между пунктами. Остальные экспедиции были разбросаны по всей полосе, что называется, «для подстраховки». Однако для того чтобы рассчитать по результатам наблюдений солнечный параллакс, необходимо было знать точные взаимные расстояния между пунктами или их географические координаты. Последняя задача легла на геодезистов и военных связистов. В короткие сроки они навели телеграфную связь и определили долготы основных пунктов на всем протяжении Сибири и Дальнего Востока.

    Летом 1874 г. все было готово к наблюдениям, и экспедиции разъехались по назначенным точкам. За остававшиеся до прохождения несколько месяцев нужно было не только добраться до места назначения, но и соорудить временные обсерватории и, разумеется, как следует подготовиться к явлению, которое астрономическая общественность всего мира ждала столько лет.

    Наступило 9 декабря. Но, как и ожидалось, небо в большинстве пунктов было покрыто плотной пеленой облаков. «Из 32 русских станций лишь на двух, и именно на расположенных вне пределов России, погода позволила пронаблюдать весь ход явления, на 9-ти других удалось наблюдать отдельные фазы прохождения, а на всех остальных пасмурность, дождь и снег были причиной полной неудачи», — писал О. В. Струве после того, как получил рапорты со всех наблюдательных пунктов. Наиболее удачными оказались наблюдения в Фивах (в Египте). Дел-лен видел все прохождение при совершенно ясном небе. Во время входа и выхода Венеры он отчетливо наблюдал «явление Ломоносова» и другие оптические явления, вызванные атмосферой планеты. Причем Деллен тщательно изучал их влияние на регистрацию моментов контактов. Хорошая погода была также в Тегеране. В России более-менее удовлетворительные результаты были получены лишь в нескольких пунктах на востоке страны.

    К сожалению, наблюдения прохождения Венеры 1874 г. принесли большое разочарование. Снова появилась неоднозначность в определении контактов, а фотографический метод ввиду несовершенства фотографии того времени оказался недостаточно точным. Пожалуй, главным итогом всего предприятия стало установление телеграфной связи между станциями наблюдений. Дело, сделанное геодезистами на пользу астрономии, обратилось еще более полезным для самой геодезии.

    Следующее прохождение Венеры 6 декабря 1882 г. на российской территории нигде видно не было, поэтому в его наблюдении Россия прямого участия не принимала. Область видимости этого прохождения попала на западное полушарие Земли с его огромными океанскими просторами. Естественно, западным морским державам было проще доставить своих наблюдателей с инструментами на избранные для них станции. В связи с этим Пулковская обсерватория предоставила два гелиометра, оставшихся от наблюдений 1874 г., Французской Академии наук и шестидюймовый рефрактор — Копенгагенской экспедиции.

    Результаты наблюдений прохождения 1882 г. были более удовлетворительными, чем прохождения 1874 г., но обработка полученных данных растянулась на многие годы. В результате в 1896 г. на международной конференции в Париже, которая ввела во всеобщее употребление единую систему астрономических постоянных, для параллакса Солнца было принято значение 8.80″.

    В настоящее время астрономическая единица определена с достаточной точностью современными радиолокационными методами, и наблюдение прохождений с целью уточнения солнечного параллакса утратило свое значение. Но как уникальное астрономическое явление, увидеть которое человек может в лучшем случае дважды в своей жизни, прохождение Венеры по диску Солнца не потеряет своей актуальности никогда.

    Нетрудно посчитать, прибавив к дате последнего прохождения 121.5 года, что ближайшее прохождение Венеры произойдет в июне 2004 года, а парное ему — всего через 8 лет, т.е. в июне 2012 года. Таким образом, нашему поколению астрономов природа предоставляет шанс два раза полюбоваться этим феноменом. Стоит отметить, что парное прохождение с восьмилетним промежутком в каждом узле имеет место только в настоящую эпоху, т.к. Венера в момент прохождения оказывается на достаточном удалении от узла. Если же прохождение происходит вблизи узла, то видимый путь планеты пролегает через центр солнечного диска. При этом длительность прохождения максимальна и может достигать 8.6 часа. Однако через 8 лет, во время следующего нижнего соединения вблизи узла, Венера пройдет уже выше или ниже Солнца, и прохождения будут чередоваться с периодом в 243 года для каждого узла. Именно такая ситуация сложится в конце четвертого тысячелетия, когда в обоих узлах будет только по одному прохождению. Так что у жителей Земли далекого будущего не будет возможности дважды в жизни увидеть столь редкое явление (разве что только продолжительность человеческой жизни к тому времени значительно увеличится).

    Но не будем забегать так далеко вперед, а остановимся в начале XXI века. Прохождение Венеры 8 июня 2004 г. будет видно от начала и до конца почти на всей территории России. Лишь на Дальнем Востоке и Камчатке Солнце зайдет немного раньше, чем Венера «покинет» его. На европейской территории России явление начнется около 9 утра по московскому летнему времени и будет продолжаться 6 часов.

    Прохождение 5-6 июня 2012 г. «компенсирует» жителям востока нашей страны неполноту предыдущего явления, но зато «обделенной» окажется европейская часть России. Здесь Солнце взойдет, когда Венера уже пройдет почти половину своего пути по солнечному диску. Исключение составят только Кольский полуостров и Архангельская область, где, благодаря полярному дню, все явление можно будет наблюдать целиком.

    Но до этого прохождения еще сравнительно далеко, а вот 8 июня 2004 г. уже не за горами. В этот день, где бы вы ни находились, не забудьте обратить свой взор на наше дневное светило. Комфортные летние условия и высокая вероятность ясной погоды в начале июня сделают ваши наблюдения незабываемыми. А вид венерианской атмосферы при вступлении планеты на диск Солнца заставит вас вспомнить о «пупыре» и даст возможность почувствовать некую причастность к великому открытию. Осталось ждать не так уж долго. И кто знает, может быть именно вы окажетесь тем первым человеком из всех ныне живущих на Земле людей, кто наконец-то увидит это одно из редчайших астрономических явлений!

    Наследство кука прохождение