Несоблюдение Германией статей Версальского договора

1. После прихода к власти в 1933 нацистский режим начал пересматривать условия Версальского договора, по которому Германия лишалась своих колоний и должна была выплачивать огромные суммы репараций.

2. Октябрь 1933 г. На конференции по вопросам разоружения открывающие Германию в ультимативной форме требовала отменить военные статьи Версальского договора и предоставить ей «равные права» на вооружение. После отказа немецкая делегация покинула конференцию.

3. Октябрь 1933 г. Через несколько дней Германия вышла из Лиги Наций, развязав тем самым руки для вооружений и агрессии.

4. Январь 1935 г. Проведен референдум в Саарской области, которая в течение 15 лет находилась под управлением Лиги Наций, о воссоединении с Германией.

5. 1 марта 1935 г. Саарская область отошла к Германии (за это высказалось 90% населения), которая выплатила Франции полную сумму компенсации за угольные шахты. Промышленная база Германии значительно окрепла.

6. февраля 1935 г. А. Гитлер объявил о создании в Германии военной авиации, что противоречило решению Версальского договора.

7. марта 1935 г. Односторонне нарушив статьи Версальского договора, А. Гитлер ввел общевойсковую повинность. Начались интенсивные военные учения. Было восстановлено немецкий Генеральный штаб и создано пятисоттысячную армию, которая была в 5 раз больше, чем предполагалось мирным договором.

8. В стране проводилась милитаризация экономики, то есть перевод хозяйства на одностороннее военное развитие, расширение производства военной продукции. Велась гонка вооружений, наращивание вооружений, расширение военной промышленности и сокращения гражданского производства.

9. Англо-германское морское соглашение 1935 г открыла немцам путь к увеличению тоннажа военно-морского флота и строительства подводных лодок, что фактически означало двустороннее нарушение Версальского договора.

10. Чтобы отменить все военные ограничения Версальского договора, Германия проводила большую пропагандистскую кампанию о «несправедливости» и необходимости «равенства» как в самой стране, так и за рубежом.

1. В 1936 Германия в одностороннем порядке пересмотрела ряд статей Версальского договора.

2. Шаг за шагом Германия проводила ликвидацию Версальской системы, создавая в Европе новый очаг войны.

3. Версальская система мирных договоров фактически потерпела крах.

4. Односторонний разрыв Германией Версальского договора не встретил должного сопротивления правящих кругов Великобритании, Франции, США.

«.. Когда началось вооружение Германии, другие страны не приняли никаких мер. Нарушение Версальского договора Германии было воспринято совершенно спокойно»

(из выступления бывшего гитлеровского министра экономики Я. Шахта на Нюрнбергском процессе).

5. Западные страны были пассивными. Они пытались предотвратить угрозу от своих государств и направить ее против СССР.

6. Чтобы иметь мировое господство, гитлеровцы усиленно насаждали свою агентуру в странах Ближнего и Среднего Востока, в Латинской Америке, шли на сближение с японскими милитаристами.

Мирный договор нарушение

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ АНГЛИЙСКИМ ОБВИНИТЕЛЕМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПО РАЗДЕЛУ «НАРУШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ»

[Из стенограммы заседания Международного Военного Трибунала от 5—7 декабря 1945 г.]

Файф (Дэвид Максуэлл-Файф — Заместитель Главного обвинителя от Великобритании. — Составители.): Господа судьи! Перед тем как я начну говорить о первом договоре, я хотел бы привести три цитаты. Можно утверждать на основании удручающего перечня разорванных договоров и нарушенных заверений, о которых Трибунал уже слышал, что Гитлер и нацистское правительство даже не создавали видимости того, что необходимо и желательно сдержать данное слово. Однако с внешней стороны они уверяли в обратном..Что касается договоров, то 18 октября 1933 г Гитлер заявил: «Мы сделали все, что в силах, чтобы выполнить то, что м подписали». 21 мая 1935 г. Гитлер заявил: «Германское правительство будет тщательно выполнять каждый добровольно подписанный договор, даже если он был заключен до прихода правительства к власти».

В отношении заверений Гитлер говорил еще более определенно В той же речи в рейхстаге 21 мая 1935 г. Гитлер признал, что заверение является в равной мере обязательством. В то время мир еще не; должен был знать, что на самом деле он не чувствовал себя ни в какой мере обязанным. Вот что он действительно сказал: «И когда теперь я слышу из уст английского политического деятеля, что такие заверения ничего не значат и что единственное доказательство искренности заключается в подписи, которой скреплены многочисленные пакты, то я должен просить г-на Идена помнить, что означает заверение. Иногда гораздо легче подписать договор, зная, что ты пересмотришь свою позицию в решительный час, чем заявить всей стране о своем намерении придерживаться политики, которая служит делу мира и отвергает все, что ведет к войне».

Далее он приводит в качестве иллюстрации свое заверение Франции. Зная, как Гитлер хотел уверить мир в том, что он придает большое значение договорам, я прошу Трибунал рассмотреть лишь пятнадцать из тех договоров, которые он расторгнул.

Нужно еще коснуться вопроса о положении договора в германском праве. Опубликование текста договора в «Рейхсгезетцблатт» делает этот договор частью законодательства Германии. Это, как мне кажется, является довольно интересным в аспекте тех нарушений, о которых я буду говорить. Первый договор, которого я коснусь, — это Конвенция о мирном разрешении международных споров, подписанная в Гааге 29 июля 1899 г.

29 июля 1899 г. Германия, Греция, Сербия и двадцать пять других стран подписали эту Конвенцию. Германия ратифицировала ее 4 сентября 1900 г., Сербия—11 мая 1901г., Греция — 4 апреля 1901г. Мне кажется достаточным зачитать лишь первые две статьи этой Конвенции.

Статья 1: «С целью избежать, поскольку это возможно, применения силы в отношениях между государствами, подписавшие державы соглашаются сделать все, что в их силах, чтобы обеспечить мирное решение международных споров».

Статья 2: «В случае серьезных расхождений или споров договаривающиеся державы соглашаются, прежде чем прибегнуть к оружию, использовать, поскольку обстоятельства это допускают, услуги или посредничество одной или нескольких дружественных держав».

Далее в Конвенции говорится о самом механизме посредничества. Мне кажется, что нет необходимости говорить об этом подробно.

Второй договор — это Конвенция о мирном решении международных споров, подписанная в Гааге 18 октября 1907 г.

Эта Конвенция была подписана сорока четырьмя государствами. При этом предусматривалось, что Конвенция войдет в силу, если из тридцати одного государства ее подпишут двадцать восемь и три государства присоединятся к ней. Мы считаем, что она действовала в отношении США, Бельгии, Чехословакии, Дании, Франции, Германии, Люксембурга, Японии, Голландии, Норвегии, России и Польши. Согласно статье 91 эта Конвенция заменяет Конвенцию 1899 года. Ввиду того что Греция и Югославия были сторонами Конвенции 1899, но не Конвенции 1907 года, в отношении этих двух стран остается в силе первоначальная конвенция.

Я вновь намереваюсь зачитать лишь статью 1. Статья 1: «С целью избежать, поскольку это возможно, применения силы в отношениях между государствами, договаривающиеся державы соглашаются делать максимальные усилия для того, чтобы обеспечить мирное урегулирование международных споров».

Третий договор — это Гаагская конвенция, касающаяся начала военных действий, подписанная в то же время. Эта Конвенция была в силе в отношении Германии, Польши, Дании, Норвегии, Бельгии,Нидерландов, Люксембурга и России. Она касается порядка сообщения противнику о начале военных действий. Она, повидимому, явилась результатом русско-японской войны 1904 года, когда Япония напала на Россию без предварительного предупреждения.

Как вы заметили, в этой Конвенции не установлен никакой определенный срок между объявлением и началом военных действий, но в этой Конвенции указаны минимальные нормы международного поведения перед началом войны.

Если разрешите, я снова сошлюсь на параграф 1.

«Договаривающиеся державы признают, что военные действия между ними не должны начинаться без предварительного и ясного предупреждения в форме обоснованного объявления войны или ультиматума, обусловленного объявлением войны».

Четвертый договор — это пятая Гаагская конвенция относительно прав и обязанностей нейтральных держав и лиц в случае войны на суше, подписанная в то же время.

Германия подписала Конвенцию, и в результате ратификации этот договор остается в силе между Германией и Норвегией, Дакией, Бельгией, Люксембургом, Нидерландами, СССР и Соединенными Штатами.

. Я продолжаю говорить о пятом договоре, о Мирном договоре между Союзными Державами, с одной стороны, и державами, сотрудничавшими с Германией, — с другой стороны, подписанном в Версале 28 июня 1919 г.

Перед тем как я коснусь отдельных, относящихся к делу частей этого договора, разрешите мне вкратце изложить общую схему договора.

Часть 1 содержит Устав Лиги наций; часть 2 — устанавливает границы Германии в Европе. Эти границы описаны подробно, но в части 2 нет положения, гарантирующего эти границы. Часть 3 (ст. ст. 31—117) содержит политические статьи для Европы. В этой части Германия гарантирует некоторые территориальные границы в Бельгии, Люксембурге, Австрии, Чехословакии, Франции, Польше, Мемеле, Данциге и т. д.

Может быть, Трибунал найдет удобным коснуться в настоящее время вопроса о связи этого договора со следующим, а именно — с договором о восстановлении дружественных отношений между Соединенными Штатами и Германией.

Части 1, 2 и 3 Версальского договора не включены в договор с США. Части 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 12, 14 и 15 слово в слово совпадают с текстом договора с США. Для Трибунала существенное значение имеет часть 5, которая содержит военные, морские и авиационные статьи. Части 7 и 13 не включены в договор с США.

Часть 1, которой должен коснуться Трибунал, — это статьи относительно Рейнской зоны. Они очень короткие и ввиду того, что они слово в слово повторяются в Локарнском договоре, их, может быть, следует огласить.

«Статья 42. Германии запрещается поддерживать или сооружать какие-либо укрепления, как на левом берегу Рейна, так и на правом его берегу, к западу от линии, проходящей в 50 километрах к востоку от Рейна.

Статья 43. В вышеуказанном районе также запрещается содержание и сосредоточение вооруженных сил как постоянно, так и временно,проведение любых военных маневров, а также содержание всех постоянных укреплений.

Статья 44. В случае, если Германия каким-либо путем нарушит положения статей 42 и 43, она будет считаться совершившей по отношению к державам, подписавшим настоящий договор, враждебный акт, ставящий своей целью нарушить всеобщий мир».

Я хочу обратить внимание Трибунала на документ, который был опубликован германским правительством, а именно на меморандум от 7 марта 1936 г., в котором нацисты излагают свою версию нарушения договора.

Вот часть договора относительно Австрии:

«Германия признает и будет строго уважать независимость Австрии в пределах тех границ, которые будут установлены договором между этими государствами и основными союзными и присоединившимися к ним державами; она соглашается, что эта независимость будет нерушимой, за исключением тех случаев, когда с согласия Совета Лиги наций будут приняты какие-либо изменения в этой связи».

Далее следует относительно Мемеля:

«Германия отказывается в пользу основных союзных и присоединившихся к ним держав от всех прав на территории, расположенные между Балтийским морем, Северо-Восточной границей Восточной Пруссии, в соответствии с частью 2 статьи 28 (границы Германии) настоящего договора, и бывшей границей между Германией и Россией.

Германия обязуется признать решения, вынесенные основными союзными и присоединившимися к ним державами в отношении этих территорий, особенно поскольку это касается гражданства жителей».

Ввиду того что здесь не говорилось о каком-либо официальном документе относительно присоединения Мемеля к Германии, я для удобства прилагаю копию заявления по этому вопросу. Это очень короткий документ. Поэтому разрешите мне его зачитать.

«Уполномоченный по передаче Мемельской территории гаулейтер и обер-президент Эрих Кох 3 апреля 1939 г. во время совещания в Ме-меле произвел окончательное включение бывшей Мемельской территории в национал-социалистское гау Восточной Пруссии и в восточно-прусский административный округ Гумбинен».

Статья 100, касающаяся Данцига. Я зачитаю только первую фразу, потому что остальное касается географических границ:

«Германия отказывается в пользу основных союзных и присоединившихся к ним держав от всех прав на территорию, ограниченную следующим». Далее границы этой территории указываются на немецкой карте, приложенной к договору.

Смотрите так же:  Обгон запрещен штраф сколько

. Статья 81, касающаяся Чехословацкого государства: «Германия, в соответствии с действиями, уже предпринятыми союзными и присоединившимися к ним державами, признает полную независимость Чехословацкого государства, которое будет включать автономную территорию славян к югу от Карпат. Настоящим Германия признает границы этого государства, как они установлены союзными и присоединившимися к ним державами и другими заинтересованными государствами».

А вот «текст» соглашения между фюрером и рейхсканцлером Адольфом Гитлером и президентом Чехословацкого государства д-ром Гаха и министром иностранных дел Чехословакии д-ром Хвалковским,которое было подписано в присутствии фон Риббентропа, имперского министра иностранных дел.

«Фюрер и рейхсканцлер принял сегодня в Берлине по их просьбе президента Чехословацкого государства д-ра Гаха и чехословацкого министра иностранных дел д-ра Хвалковского в присутствии господина фон Риббентропа, министра иностранных дел империи. На этом совещании было подвергнуто всестороннему рассмотрению серьезное положение, которое возникло на бывшей территории Чехословакии в результате событий последних недель. С обеих сторон было высказано единодушное мнение о том, что цель всех их усилий должна заключаться в том, чтобы обеспечить спокойствие, порядок и мир в этой части Центральной Европы. Президент Чехословацкого государства заявил, что для того, чтобы достичь этой цели и добиться окончательного умиротворения, он с уверенностью передает в руки фюрера германской империи судьбу чешского народа и страны. Фюрер приветствовал эту декларацию и высказал свое решение обеспечить чешскому народу под защитой германской империи автономное развитие его национальной жизни в соответствии с его специфическим характером».

Затем следует приказ фюрера германским вооруженным силам от того же числа. Этот приказ сводится к тому, что войска должны двинуться в Чехословакию для выполнения решения германского имперского правительства.

Теперь я перехожу к части 5 Версальского договора. Ввиду того что это является одним из центральных вопросов, я зачитаю введение.

Часть 5: «Военные, морские и авиационные статьи.

Для того чтобы сделать возможным установление общего ограничения вооружений всех стран, Германия обязуется строго соблюдать военные, морские и авиационные статьи, которые заключаются в следующем: Раздел I. Военные статьи. Глава I. «Численный состав и кадры германской армии». Статья 159. «Германские вооруженные силы будут демобилизованы и сокращены, как указано ниже. Статья 160. К сроку не позже 31 марта 1920 г. германская армия не должна состоять более чем из семи дивизий.

После этой даты общее число войск государств, составляющих Германию, не должно превышать 100 тысяч человек, включая офицеров и обслуживающий персонал складов. Армия должна использоваться исключительно для поддержания порядка внутри территории и для контроля над границами.

Общее количество офицеров, включая офицеров штабов, каков бы ни был их состав, не должно превышать 4 тысяч.

Штабы дивизий и корпусов должны быть организованы в соответствии с таблицей 1, прилагаемой к этому разделу.

Количество и состав пехотных, артиллерийских, инженерных и технических частей, указанных в вышеупомянутой таблице, представляют собой максимум, который не должен быть превышен».

Затем идет описание частей, которые имеют собственные склады и дивизии, которые находятся под командованием штабов корпусов.

Имеют некоторое значение следующие два положения.

«Содержание или создание сил в ином составе или под контролем других организаций для командования войсками или для подготовки к войне запрещается.

Центральный германский генеральный штаб и все другие аналогичные организации должны быть распущены и не должны быть восстановлены в какой-либо иной форме».

. Теперь перехожу к шестому договору — к договору между США и Германией о восстановлении дружественных отношений. Я представляю экземпляр документа ТС-11 под номером ВБ-12. Трибунал найдет этот документ предпоследним в папке. Цель этого договора заключалась в том, чтобы официально закончить военные действия между США и Германией, и я уже объяснял Трибуналу, что этот договор включал некоторые положения Версальского договора. Я уже коснулся тех статей Версальского договора, которые дословно повторяются в этом втором договоре.

Далее я перейду к седьмому договору — договору о взаимной гарантии между Германией, Бельгией, Францией, Великобританией и Италией, заключенному в Локарно 16 октября 1925 г.

Я говорил о Локарнском договоре. Может быть, будет целесообразным напомнить Трибуналу о договорах, которые были заключены в Локарно, потому что все они более или менее зависят друг от друга:

В Локарно Германия заключила пять договоров:

a) договор о взаимной гарантии между Германией, Бельгией, Францией, Великобританией и Италией;

b) конвенцию об арбитраже между Германией и Францией;

c) конвенцию об арбитраже между Германией и Бельгией;

d) договор об арбитраже между Германией и Польшей;

e) договор об арбитраже между Германией и Чехословакией.

Статья 10 договора о взаимной гарантии предусматривала, что этот договор должен войти в силу, как только в Женеве, в архиве Лиги наций, будут получены ратификационные грамоты и как только Германия станет членом Лиги наций. Ратификационные грамоты были получены в Женеве 14 сентября 1926 г., и Германия стала членом Лиги наций.

Две конвенции об арбитраже и два договора об арбитраже, которые я назвал, предусматривают, что они войдут в силу на тех же условиях, что и договоры о взаимной гарантии. Это статья 21 конвенций об арбитраже и статья 22 договоров об арбитраже. Самое важное из пяти соглашений — это договор о взаимной гарантии. Одна из его целей — увековечить границы между Германией и Бельгией и Германией и Францией. Он не содержит какого-либо положения о денонсации договора или выхода из него и предусматривает, что он будет оставаться в силе до тех пор, пока Совет Лиги наций не решит, что Лига наций обеспечивает достаточную безопасность всем договаривающимся сторонам, чего никогда не произошло. В этом случае договор о взаимной гарантии должен потерять свою силу через год.

Общий план договора о взаимных гарантиях следующий.

Статья 1 предусматривает, что стороны гарантируют границы между Германией и Францией, между Германией и Бельгией и демилитаризацию Рейнской зоны.

Статья 2 говорит о том, что Германия и Франция и Германия и Бельгия согласны, что они не будут нападать или вторгаться на территорию друг друга.

Статья 3 предусматривает, что Германия и Франция и Германия и Бельгия согласны решать все возникающие между ними споры мирным путем.

Первым крупным нарушением этого договора о взаимной гарантии было вступление германских войск в Рейнскую зону 7 марта 1936 г.

Обращаю внимание Трибунала на статью 5, потому что в ней упоминаются положения Версальского договора, о которых я говорил. Статья 5 гласит: «Положения статьи 3 настоящего договора подлежат гарантии Высоких Договаривающихся Сторон, как это предусмотрено следующими условиями. Если одна из сторон, упомянутая в статье 3, отказывается передать спор на мирное урегулирование или подчиниться арбитражному или судебному решению и нарушит статью 2 настоящего договора или статьи 42 и 43 Версальского договора, то должны быть применены положения статьи 4 настоящего договора».

Следующий договор — договор об арбитраже между Германией и Чехословакией. Это — один из группы Локарнских договоров. Я не намереваюсь возвращаться к этому документу, но мне кажется, что единственная статья, на которую следует указать,—это статья 1, которая является наиболее важной статьей и в которой говорится о порядке разрешения споров.

«Любые споры, вызывающие конфликт между Германией и Чехословакией по поводу их соответственных прав и которые не будет возможности решить дружественным путем, обычными методами дипломатии, будут передаваться на решение либо арбитражного трибунала, либо Постоянной палаты международного правосудия, как установлено ниже. Стороны соглашаются, что среди споров, предъявленных таким образом, будут, в частности, те, которые указаны в статье 13 Устава Лиги наций».

Это положение не касается споров, возникающих из событий, состоявшихся до или во время подписания настоящего договора.

«Споры, порядок решения которых установлен другими соглашениями, действующими в отношении Высоких Договаривающихся Сторон, будут регулироваться в соответствии с положениями тех соглашений».

Статьи 2—21 касаются процедуры арбитража, а вторая фраза статьи 22 говорит о том, что этот договор войдет в силу и будет действовать на тех же условиях, что и договор о взаимной гарантии.

Это как будто бы все, что следует сказать об этом договоре.

Девятый договор, которого я должен коснуться, — это конвенция об арбитраже между Германией и Бельгией, заключенная в Локарно 16 октября 1925 г. Это в основном касается нападения на Бельгию, Нидерланды и Люксембург.

То же самое относится и к десятому договору, упомянутому в пункте 10 приложения «С» Обвинительного заключения, а именно договору, который я прошу Трибунал принять без доказательств под номером ВБ-16. Этот договор будет освещен более подробно полковником Гриффитом Джонсом, когда он будет говорить о Польше.

. Документ С-126 совершенно секретный приказ, подписанный Гитлером 31 августа 1939 г. и озаглавленный: «Директива № 1 по ведению войны».

. «1. Теперь, когда исчерпаны все политические возможности мирного урегулирования нетерпимого для Германии положения на восточной границе, я принял решение выйти из положения путем применения силы.

Нападение на Польшу должно быть осуществлено в соответствии с «планом Вейс», с теми изменениями для армии, которые были внесены в связи с завершением расстановки сил.

Задания и оперативные цели остаются без изменений.

Начало атаки—1 сентября 1939 г. Время атаки — 4.45 утра. (Это вписано красным карандашом.)

Это время также относится к операциям под Гдыней, в Данцигском заливе и у моста Даршау. »

В 9 часов вечера того же дня германское радио передало текст предложений, которые немцы якобы были готовы обсуждать с польским правительством. В передаче были пространно изложены эти предложения. Но следует помнить, что в то время ни сэр Невилл Гендерсон, ни польское правительство, ни польский посол еще не получили письменного текста этих предложений.

Кроме того, германское правительство указало, что оно готово передать английскому правительству основные пункты предложений к моменту приезда польского представителя в Берлин.

Мы знаем, как оно это сделало.

Джонс: (Дальнейшее представление доказательств по этому разделу обвинения осуществлялось английским обвинителем Э. Джонсом. — Составители.) Рано утром 9 апреля 1940 г. нацистская Германия вторглась в Норвегию и Данию. С разрешения Трибунала, я, во-первых, хотел бы коснуться договоров, заверений и обязательств, которые были нарушены этим вторжением в Данию и Норвегию.

Во-первых, это было нарушением Гаагской конвенции и пакта Кел-лога—Бриана.

Я намереваюсь огласить лишь статью 1 этого договора, которая гласит:

. «Договаривающиеся стороны обязуются в соответствии с настоящим договором передавать на рассмотрение арбитражной или примирительной комиссии все споры любого характера, которые могут возникнуть между Германией и Данией и которые не окажется возможным решить в течение надлежащего периода времени дипломатическим путем или передать, с согласия обеих сторон, Постоянной палате международного правосудия. Споры, для разрешения которых была установлена специальная процедура на основании конвенций, ранее подписанных договаривающимися сторонами, должны разрешаться в соответствии с предписаниями этих конвенций».

Далее я сошлюсь на договор о ненападении между Германией и Данией, подписанный Риббентропом 31 мая 1939 г.

. «Его величество король Дании и Исландии и канцлер германской империи, полные решимости поддержать мир между Данией и Германией при всех обстоятельствах, согласились подтвердить эту решимость путем договора и назначили в качестве уполномоченных. »

Статья 1. «Королевство Дании и германская империя ни в коем случае не будут прибегать к войне или к какому-либо другому использованию силы один против другого. В случае, если вышеупомянутые действия будут предприняты третьей державой против одной из договаривающихся сторон, то другая договаривающаяся сторона не будет никаким образом поддерживать эти действия.

. Настоящий договор вступит в силу после обмена ратификационными грамотами и остается в силе в течение десяти лет после этого срока».

Это заверение дано Дании, Норвегии и Нидерландам 28 апреля 1939 г., то есть после того, как присоединение Чехословакии потрясло уверенность во всем мире. Это, повидимому, была попытка, бесчестная попытка, как утверждает обвинение, успокоить скандинавские государства. Гитлер говорил: «Я дал связывающие обязательства большому количеству государств. Ни одно из этих государств не может утверждать, что какой-либо намек на требования, противоречащие этой декларации, был когда-либо сделан Германией. Например, никто из государственных деятелей Скандинавии не может утверждать, что германское правительство или германское общественное мнение выдвинули требования, которые не соответствовали бы суверенитету и целостности этого государства.

Смотрите так же:  Доплата за багаж уральские авиалинии

Я был рад, что ряд европейских государств по случаю этой декларации германского правительства высказал и подчеркнул свое желание соблюдать полный нейтралитет. Это относится к Голландии, Бельгии, Швейцарии, Дании и др.

2 сентября 1939 г. германское правительство дало еще одно заверение. Это было через день после начала вторжения в Польшу.

Документ ТС-31, ВБ-79, памятная записка, врученная норвежскому министру иностранных дел германским посланником в Осло 2 сентября 1939 г.:

. «Германское правительство полно решимости, ввиду дружеских отношений, существующих между Норвегией и Германией, ни при каких обстоятельствах не нанести ущерба целостности и неприкосновенности Норвегии и уважать территорию норвежского государства. Делая это заявление, германское правительство, естественно, ожидает со своей стороны, что Норвегия будет соблюдать полный нейтралитет в отношении Германии и не потерпит нарушения норвежского нейтралитета какой-либо третьей стороной. Если позиция королевского норвежского правительства отличается от этого и такое нарушение нейтралитета третьей стороной будет осуществлено, то германское правительство тогда, очевидно, будет вынуждено обеспечить интересы империи в соответствии с требованиями возникшего в результате этого положения».

Далее идет еще одно заверение со стороны Германии в отношении Норвегии. Оно идет под номером ТС-32. Это речь Гитлера б октября 1939 г. (документ ТС-32, ВБ-79).

.. .«Германия никогда не имела столкновений интересов или спорных вопросов с северными государствами. Она не имеет таковых и сегодня. Германия предложила пакты о ненападении как Швеции, так и Норвегии, которые отказались от этого потому, что они . не считают себя под какой-либо угрозой».

Этим договором и заверения представляли собой дипломатический шаг, чтобы прикрыть грубую нацистскую агрессию против Дании и Норвегии. Доказательства, которые обвинение теперь представит Трибуналу, по моему мнению, установят без всякого сомнения, что эти заверения были сделаны для того, чтобы успокоить подозрения, и для того, чтобы жертвы нацистской агрессии были не подготовлены к нападению. Мы знаем, что еще в октябре 1939 года эти заговорщики и их сообщники планировали вторжение в Норвегию и что самыми активными участниками этого заговора были подсудимые Редер и Розенберг.

Редер — потому, что он считал Норвегию важной со стратегической точки зрения, и потому, что он хотел прославить свой флот. Розенберг — в силу политических связей в Норвегии, которые он хотел развить.

Как Трибунал вскоре узнает, подсудимый Розенберг нашел примерного агента «пятой колонны» в лице норвежца Квислинга, являвшегося олицетворением вероломства.

Что касается начальных стадий нацистского плана вторжения в Норвегию, то доказательства можно найти в письме Редера от 10 января 1944 г. адмиралу Асману, официальному историку германского флота.

. «Меморандум адмиралу Асману для его сведения и не для публикации».

На первой странице говорится о плане «Барбаросса». Но на следующей странице господа судьи найдут то, что нам сейчас надо. Здесь параграф «Б», озаглавленный «Маневр Везер». Из последующих доказательств станет ясно, что это — наименование плана вторжения в Норвегию и Данию.

Пропускаю первую фразу. Как я уже сказал, это является письмом подсудимого Редера Асману. Оно гласит:

. «В течение недель, предшествующих докладу от 10 октября 1939 г., я вел переписку с адмиралом Карлсом. Он в подробном письме, во-первых, указал мне на значение оккупации норвежского побережья Германией. Я передал это письмо начальнику морского штаба для сведения и подготовил некоторые записки, основанные на этом письме, для доклада фюреру, который я сделал 10 декабря 1939 г., ввиду того что мое мнение было аналогичным с мнением адмирала Карлса, в то время как начальник морского штаба имел некоторые сомнения по этому поводу. В этих записках я подчеркнул неблагоприятное положение, которое создастся, если англичане оккупируют Норвегию. Это даст им контроль над подступами к Балтике, наши фланги будут обойдены при проведении морских операций и воздушных налетов на Англию и будет сделан нажим на Швецию. Я также подчеркнул преимущества, которые . мы получим в результате оккупации норвежского побережья: выход к Северной Атлантике, лишение англичан возможности установить блокаду, как в 1917—1918 гг. Конечно, в то время обсуждались только побережье и возможные базы; я включил Нарвик, хотя в ходе нашей переписки адмирал Карлс заметил, что Нарвик следует исключить. Фюрер немедленно понял значение норвежской проблемы; он просил меня оставить у него мои записки и сказал, что сам желает рассмотреть этот вопрос».

Я считаю, что письмо Редера показывает, что вся подготовка к нацистской кампании против Норвегии является ярким примером участия германского верховного командования .в нацистском заговоре, направленном к нападению на беззащитных соседей. Это письмо показывает, что Редер сделал доклад Гитлеру 10 октября 1939 г.

. Использование нацистами предателей и стимулирование предательства как политического оружия, к сожалению, целиком подтверждается историческими фактами. Но если потребуется доказательство этого заявления, то его можно найти в замечательном документе, который я предлагаю суду. Я ссылаюсь на документ 007-ПС, ВБ-84.

«Краткий отчет о работе иностранного бюро партии от 1933 до 1943 года. Когда 1 апреля 1933 г. было организовано иностранное бюро партии, фюрер отдал приказ о том, что это бюро не должно расширяться и принимать форму большого бюрократического аппарата и что центр тяжести его работы должен заключаться в проявлении инициативы.

Учитывая неизменное исключительно враждебное отношение Советского правительства в Москве, вновь организованное бюро уделило особое внимание условиям внутренней организации в Советском Союзе и влиянию мирового большевизма, в первую очередь на другие европейские государства. Это бюро вошло в контакт с большинством разнообразных групп, которые объединились с нацизмом для того, чтобы бороться против большевизма, концентрируя все свое внимание на народах и государствах, граничащих с Советским Союзом. С одной стороны, эти народы и государства составляют изолированное кольцо, окружающее большевистского соседа; с другой стороны, — они были фланговыми соседями германского жизненного пространства и заняли охватывающую позицию в отношении западных держав, особенно Великобритании. »

Приложение №1 к документу под заглавием «Краткий доклад о действиях иностранного бюро нацистской партии от 1933 до 1943 гг.». Приложение озаглавлено: «Политическая подготовка военной оккупации Норвегии в военные годы 1939—1940». Этот документ гласит: «. Как было ранее упомянуто, из всех политических группировок в Скандинавии только руководимая в Норвегии бывшим военным министром и майором в запасе Квислингом заслужила серьезное политическое внимание. Это была боевая политическая группа, одержимая идеей великогерман-ской общности.

Само собой разумеется, все руководящие державы враждебно относились к нему и делали попытки во что бы то ни стало препятствовать его популярности среди населения. Бюро поддерживало постоянный контакт с Квислингом и внимательно следило за атаками, которые он упорно и энергично вел против среднего класса.

Сначала казалось, что нельзя было ожидать успеха Национального собрания без революционных событий, которые заставили бы население изменить свое прежнее отношение. Зимой 1938/1939 года один член иностранного бюро частным образом посетил Квислинга.

Когда политическое положение в Европе стало особенно напряженным в 1939 году, Квислинг появился в июне в Любеке на конференции северного общества. Он высказывал свои мысли о существовавшем положении и свои мрачные предчувствия в отношении Норвегии. Он подчеркнуто привлекал внимание к важности Норвегии на скандинавской территории в геополитическом отношении и к занимаемым ею выгодным позициям, которые увеличат значение норвежского побережья в случае конфликта между великим германским рейхом и Великобританией.

Полагая, что его заявление будет представлять особый интерес для Геринга с точки зрения авиации, Квислинг был направлен иностранным отделом к государственному секретарю Корнеру. Директор отдела передал начальнику канцелярии рейха меморандум для передачи его фюреру».

. Редер в докладе адмиралу Асману сообщил о своем сотрудничестве с Розенбергом. На странице, озаглавленной «Маневры Везер», доклад Редера гласит следующее:

В дальнейшем меня поддерживал командир Шрейбер, морской атташе в Осло и лично начальник морского штаба вместе с организацией Розенберга. Таким образом мы вошли в контакт с Квислингом и Хагелином, которые приехали в Берлин в начале декабря и которых я привел к фюреру с одобрения рейхслейтера Розенберга».

Документ С-65, ВБ-85 — доклад Розенберга Редеру, в котором была целиком разоблачена готовность Квислинга к предательству и его потенциальная пригодность для нацистских агрессоров и в котором говорится:

. «Причины государственного переворота, о которых Квислинг делал доклад, видны из того, что стортинг, то есть норвежский парламент, как вызов по адресу конституции провел решение о продлении своих полномочий, которое должно было войти в силу 12 января.

Квислинг в качестве офицера с большим стажем и бывшего военного министра сохраняет очень тесную связь с норвежской армией. Он показал мне подлинник письма, которое он недавно получил от командующего офицера в Нарвике, полковника Сунло. В этом письме полковник Сунло откровенно подчеркивал свою мысль, что если дела будут итти так, как они шли до сих пор, то с Норвегией все будет покончено.

Был предложен план государственного переворота, произведено распределение заданий и обеспечение их выполнения опытными нацистами, знакомыми с делами подобного рода.

Эти натренированные люди должны были очень быстро направиться в Норвегию, где все детали должны были подвергнуться обсуждению. Должны были быть немедленно захвачены некоторые важные центры в Осло, и в то же время германский флот вместе с соответствующим количеством германских войск начнет действовать, когда его призовет новое норвежское правительство, в определенной бухте, на подступах к Осло.

Квислинг не сомневается в том, что такой переворот, который будет успешно и быстро проведен, немедленно будет одобрен теми кругами армии, с которыми он связан в настоящее время. »

Версальский мирный договор 1919 года, 28 июня

ВЕРСАЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1919 года — договор, официально завершивший первую мировую войну 1914-1918 годов. Подписан в Версале (Франция) 28 июня 1919 потерпевшей поражение в войне Германией, с одной стороны, и одержавшими победу в войне «союзными и объединившимися державами» — с другой: США, Британской империей, Францией, Италией, Японией, Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Экуадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Сербо-Хорвато-Словенским государством, Сиамом, Чехословакией и Уругваем. Договор был подписан от имени США В. Вильсоном, Р. Лансингом, г. Уайтом и др., от Британской империи — Ллойд Джорджем, Э. Б. Лоу, А. Дж. Бальфуром и другими, от Франции — Ж. Клемансо, С. Пишоном, А. Тардьё, Ж. Камбоном и другими, от Италии — С. Соннино, Дж. Империали, С. Креспи, от Японии — Сайондзи, Макино, Синда, Мацуи и другими, от Германии — г. Мюллером, доктором Беллем. Версальский мирный договор имел целью закрепление передела капиталистического мира в пользу держав-победительниц в ущерб Германии. Версальский мирный договор в значительной мере был направлен и против первого в мире Советского государства, а также против усилившегося под влиянием тягот войны и Великой Октябрьской социалистической революции международного революционного движения рабочего класса. Версальский мирный договор, указывал В. И. Ленин, есть «. договор хищников и разбойников», «это неслыханный, грабительский мир, который десятки миллионов людей, и в том числе самых цивилизованных, ставит в положение рабов» (Соч., т. 31, с. 301).

Из подписавших Версальский мирный договор государств США, Хиджаз и Экуадор отказались его ратифицировать. Американский Сенат под влиянием изоляционистов отказался от ратификации Версальского мирного договора из-за нежелания США связывать себя участием в Лиге наций (где преобладало влияние Англии и Франции), устав которой был неразрывной частью Версальского мирного договора. Взамен Версальскому мирному договору США заключили с Германией в августе 1921 года особый договор, почти идентичный Версальскому мирному договору, но не содержавший статей о Лиге наций. В связи с тем, что Версальский мирный договор содержал постановления о передаче Японии китайской провинции Шаньдун, Китай отказался от подписания Версальского мирного договора.

Смотрите так же:  Уголовный адвокат в самаре

Версальский мирный договор вступил в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами — Англией, Францией, Италией и Японией. Заключению Версальского мирного договора предшествовали длительные секретные переговоры, ставшие особенно интенсивными после заключения Компьенского перемирия 1918 года между Германией и главными союзными державами. Условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов.

Версальский мирный договор состоял из 440 статей и одного протокола. Он делился на 15 частей, которые, в свою очередь, были разделены на отделы. Часть 1-я (ст. 1-26) излагала устав Лиги наций. Части 2-я (ст. 27-30) и 3-я (ст. 31-117) были посвящены описанию и начертанию границ Германии с Бельгией, Люксембургом, Францией, Швейцарией, Австрией, Чехословакией, Польшей и Данией, а также касались политического устройства Европы. В соответствии с этими статьями Версальского мирного договора Германия передавала Бельгии округа Мальмеди и Эйпен, а также так называемую нейтральную и прусскую части Морене, Польше — Познань, части Померании (Поморья) и Западной Пруссии, возвращала Франции Эльзас-Лотарингию (в границах, существовавших до начала франко-прусской войны 1870-1871 годов), признавала Люксембург вышедшим из Германского таможенного объединения; г. Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом, г. Мемель (Клайпеда) передан в ведение держав-победительниц (в феврале 1923 года присоединен к Литве); к Чехословакии отошла от Германии небольшая часть Силезии. Исконные польские земли — на правом берегу Одера, Нижняя Силезия, большая часть Верхней Силезии и др. — остались у Германии. Вопрос о гос. принадлежности Шлезвига, отторгнутого от Дании в 1864 году (см. Датская война 1864), южной части Восточной Пруссии и Верхней Силезии должен был быть решен плебисцитом (в результате часть Шлезвига перешла в 1920 году к Дании, часть Верхней Силезии в 1921 году — к Польше, южная часть Восточной Пруссии осталась у Германии). На основе ст. 45 «в качестве компенсации за разрушение угольных копий на севере Франции» Германия передавала Франции «в полную и неограниченную собственность. угольные копи, расположенные в Саарском бассейне», который переходил на 15 лет под управление специальной комиссии Лиги наций. По истечении этого срока плебисцит населения Саара должен был решить дальнейшую судьбу этого района (в 1935 году отошел к Германии). Статьями 80-93, касающимися Австрии, Чехословакии и Польши, германское правительство признавало и обязывалось строго соблюдать независимость указанных государств. Вся германская часть левобережья Рейна и полоса правого берега шириной в 50 км подлежали демилитаризации. Согласно ст. 116, Германия признавала «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1. VIII. 1914», а равно и отмену как Брестского мира 1918 года, так и всех других договоров, заключенных ею с Советским правительством. Ст. 117 раскрывала планы авторов Версальского мирного договора, рассчитанные на разгром Советской власти и расчленение территории бывшей Российской империи, и обязывала Германию признать все договоры и соглашения, которые союзные и объединившиеся державы заключат с государствами, «которые образовались и образуются на территории бывшей Российской империи». Эта статья имела особую антисоветскую направленность.

Часть 4-я Версальского мирного договора (ст. 118-158), касавшаяся германских прав и интересов вне Германии, лишала ее всех колоний, которые позднее были поделены между главными державами-победительницами на основе системы мандатов Лиги наций: Англия и Франция разделили между собой на части Того и Камерун (Африка); Япония получила мандат на принадлежавшие Германии острова Тихого океана к Северу от экватора. Кроме того, к Японии переходили все права Германии в отношении Цзяочжоу и всей Шаньдунской пров. Китая; таким образом, договор предусматривал ограбление Китая в пользу империалистической Японии. Район Руанда-Урунди (Африка) переходил к Бельгии в качестве подмандатной территории, Юго-Западная Африка стала подмандатной территорией Южно-Африканского Союза, принадлежавшая Германии часть Новой Гвинеи была передана Австралийскому Союзу, Самоа — Новой Зеландии, «Треугольник Кионга» (Юго-Восточная Африка) был передан Португалии. Германия отказалась от преимуществ в Либерии, Сиаме, Китае, признавала протекторат Англии над Египтом и Франции над Марокко.

Части 5-8-я Версальского мирного договора (ст. 159-247) были посвящены вопросам, связанным с ограничением численности германских вооруженных сил, наказанием военных преступников и положением германских военнопленных, а также репарациям. Германская армия не должна была превышать 100 тысяч человек и предназначалась, по планам авторов Версальского мирного договора, исключительно для борьбы против революционного движения внутри страны, обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота Германии подлежала передаче победителям. Германия обязывалась возместить союзникам убытки, понесенные правительствами и отдельными гражданами стран Антанты в результате военных действий.

Части 9-10-я (ст. 248-312) касались финансово-экономических вопросов и предусматривали обязательство Германии передать союзникам золото и другие ценности, полученные ею в ходе войны от Турции, Австро-Венгрии (в качестве обеспечения займов), а равно от России (по Брестскому миру 1918 года) и Румынии (по Бухарестскому мирному договору 1918 года). Германия должна была аннулировать все договоры и соглашения экономического характера, которые она заключила с Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией, а также с Румынией и Россией.

Части 11-12-я (ст. 313-386) регулировали вопросы воздухоплавания над германской территорией и порядок использования союзниками германских портов, железнодорожных и водных путей.

Часть 13-я В. м. д. (ст. 387-427) была посвящена созданию Международного бюро труда.

Заключительные 14-15-я части Версальского мирного договора (ст. 428-440) устанавливали гарантии выполнения договора со стороны Германии и обязывали последнюю «признать полную силу мирных договоров и дополнительных конвенций, которые будут заключены союзными и объединившимися державами с державами, сражавшимися на стороне Германии».

Версальский мирный договор, продиктованный Германии державами-победительницами, отражал глубокие, непреодолимые империалистические противоречия, которые не только не ослабли, а, наоборот, еще более обострились после окончания 1-й мировой войны. Стремясь разрешить эти противоречия за счет Советского государства, державы-победительницы сохранили в Германии господство реакционных империалистических групп, призванных стать ударной силой в борьбе против молодой социалистической страны и революционного движения в Европе. В этой связи нарушение Германией военных и репарационных статей Версальского мирного договора фактически попустительствовалось правительствами стран-победительниц. Преследуя цель восстановления военно-промышленного потенциала Германии (см. Дауэса план, Юнга план), США, Англия и Франция неоднократно пересматривали размер и условия репарационных платежей. Этот пересмотр завершился тем, что с 1931 года Германия в соответствии с предоставленным правительством США мораторием вообще прекратила платежи репараций. СССР был противником Версальского мирного договора, неизменно разоблачал его империалистический, грабительский характер, но в то же время решительно выступал против проводившейся гитлеровцами под видом борьбы с Версальским мирным договором политики развязывания второй мировой войны, 1939-1945 годов. В марте 1935 года гитлеровская Германия, введя всеобщую воинскую повинность, односторонним актом нарушила военные статьи Версальского мирного договора, а англо-германское морское соглашение от 18 июня 1935 года явилось уже двусторонним нарушением Версальского мирного договора. Захват Германией Австрии (1938), Чехословакии (1938-1939) и ее нападение на Польшу (1 сентября 1939 года) означали окончательную ликвидацию Версальского мирного договора.

Вопросам, связанным с подготовкой Версальского мирного договора, оценкой его характера и значения в послеверсальском устройстве Европы и новой расстановки сил в мире, посвящена обширная литература различных политических направлений. При этом главной тенденцией буржуазной историографии в оценке Версальского мирного договора является стремление скрыть хищнический, империалистический характер этого договора, попытка оправдать позицию, занятую делегацией «своей» страны в период разработки и подписания Версальского мирного договора. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в таких книгах англ. авторов, как «Правда о мирных договорах» Ллойд Джорджа (D. Lloyd George, The truth about the peace treaties, v. 1-2, 1938, рус. пер., т. 1-2, 1957), «Как делался мир в 1919 г.» г. Николсона (Н. Nicolson, Peacemaking 1919, 1933, рус. пер. 1945), «Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-1939 гг.» У. М. Джордана (W. M. Jordan, Great Britain, France and the German problem 1918-1939, L.-N. Y., 1943, рус. пер. 1945), в работах Дж. М. Кейнса (J. M. Keynes, The economic consequences of the peace, 1920, рус. пер.: «Экономические последствия Версальского мирного договора», 1924), г. У. Темперлея (H. W. Temperley, A history of the Peace conference of Paris, v. 1-6, 1920-24) и др. Несмотря на откровенную апологию британского империализма, указанные книги могут служить историческими источниками благодаря огромному фактическому и документальному материалу, который в них приводится.

Характерной чертой американской историографии, относящейся к Версальскому мирному договору, является попытка оправдать внешнюю политику правительства В. Вильсона, идеализировать его «Четырнадцать пунктов», положенные в основу «миротворческой» деятельности главы амер. делегации на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов, убедить читателей, будто американская дипломатия при разработке Версальского мирного договора и договоров с союзными с кайзеровской Германией государствами руководствовалась принципами «справедливости» и «самоопределения народов» (Е. М. House, The intimate papers of colonel House, v. 1-4, 1926-28, рус. пер.: Э. Хауз, Архив полковника Хауза, т. 1-4. Конец войны. Июнь 1918 — ноябрь 1919, 1944; R. S. Baker, Woodrow Wilson and world settlement, v. 1-3, 1923-27, рус. пер.: С. Бейкер, Вудро Вильсон. Мировая война. Версальский мир, 1923; Н. С. F. Bell, Woodrow Wilson and the people (1945); D. Perkins, America and two wars (1944); Ch. Seymour, American diplomacy during the World war (1934); Th. Bailey, Woodrow Wilson and the lost peace (1945) и др.). Однако американская историография бессильна опровергнуть оценку политики Вильсона, данную В. И. Лениным, который отмечал, что «идеализированная демократическая республика Вильсона оказалась на деле формой самого бешеного империализма, самого бесстыдного угнетения и удушения слабых и малых народов» (Соч., т. 28, с. 169).

Обширный документальный и фактический материал о Версальском мирном договоре содержится в книге французского государственного деятеля А. Тардьё «Мир» (A. Tardieu, La paix, 1921, рус. пер. 1943). Будучи участником Парижской конференции и являясь на ней ближайшим помощником Ж. Клемансо, Тардьё внимательно следил за ходом обсуждения германских и других проблем. Это позволило ему подробно осветить в своей книге борьбу вокруг территориальных, репарационных и прочих постановлений Версальского мирного договора. Вместе с тем в своем труде Тардьё выступает защитником французского империализма, его внешней политики в германском вопросе.

Определенный интерес для изучающих историю Версальского мирного договора представляют книги бывшего итальянского премьера Ф. Нитти (F. Nitti, La decadenza dell’Europa, 1921, рус. пер.: «Европа над бездной», 1923) и генерального секретаря итальянской делегации на Парижской конференции Л. Альдрованди-Марескотти (L. Aldrovandi-Marescotti, Guerra diplomatica. 1937, рус. пер.: Дипломатическая война. 1944). На работах этих авторов отразился тот факт, что Великобритания, Франция и США «обделили» Италию при решении территориаьных проблем на конференции. Отсюда та резкая критика, которой они подвергли решения этой конференции.

Научно обоснованную оценку Версальского мирного договора дала советская историография. Опираясь на характеристику Версальского мирного договора, данную В. И. Лениным, на обширный документальный материал, анализируя внешнеполитич. курсы гос-в — главных инициаторов и руководителей Парижской мирной конференции 1919-1920 годов — Великобритании, Франции и США, советские историки (Б. Е. Штейн («Русский вопрос» на Парижской мирной конференции (1919-20 гг.), 1949, И. И. Минц, А. М. Панкратова, В. М. Хвостов (авторы глав «Истории дипломатии», т. 2-3, М., 1945) и др.) убедительно показали империалистическую сущность Версальского мирного договора, его непрочность и пагубные последствия для народов всего мира.

Б. Е. Штейн, E. Ю. Богуш. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН — ВЯЧКО. 1963.

Версальский мирный договор, пер. с франц., M., 1925; Traité de Versailles 1919, Nancy — R.-Stras., 1919.

Мирный договор нарушение