С драйвом по жизни

Адвокат Генри Резник представит свою новую книгу

22 мая в 17.00 в Московском Доме книги на Новом Арбате состоится презентация новой книги адвоката Генри Резника «С драйвом по жизни». Автор – вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ и первый вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы – встретится с читателями и расскажет о своей книге, вышедшей в двух томах в издательстве «Граница».

Генри Резник занимается адвокатской деятельностью с 1985 г., с 2002 по 2015 г. он возглавлял АП г. Москвы, неизменно входил в руководство ФПА РФ. Из-под его пера вышло более 200 научных, научно-популярных и публицистических работ по правовым проблемам. В двухтомный сборник, приуроченный к 80-летнему юбилею выдающегося адвоката и предназначенный для широкого круга читателей, включены как материалы, написанные специально для этого издания, так и ранее публиковавшиеся речи, выступления, статьи, лекции и доклады.

«Генри Маркович Резник – достояние не только российской (в девичестве – советской) адвокатуры, но и всего российского общества. Наиболее чувствительные могут утверждать, что и всего прогрессивного человечества, и не будут сильно неправы. Ей-богу, не будут. И после прочтения книги, может быть, их ряды даже пополнятся», – пишет президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко во вступительном слове к книге Генри Резника.

В первом томе собраны, главным образом, воспоминания мэтра российской адвокатуры. «Мемуары – они ведь всегда о времени и о себе. Но пропорции разнятся. Постарался, чтобы о себе меньше, о времени больше. Время отражалось в делах, которые расследовал и в которых защищал, в проведенных научных исследованиях. И – в чем точно повезло – одарило встречами с интересными, неординарными людьми, напитало неожиданными, «нарочно не придуманными жизненными историями и сюжетами», – отмечается в предисловии автора. При этом, по его собственному признанию, «память выхватывает из прошлого главным образом все, что так или иначе окрашено юмором, иронией, даже драматические сюжеты выводят на смех, хотя и часто горький, сквозь слезы».

Писатель Дмитрий Быков, написавший предисловие к этой книге, констатирует: «Адвокатская болтовня – это совершенно не про Резника. У него все точно, ясно, информативно, едко и в лучших следовательских традициях увлекательно».

Во второй том автор включил свои статьи, лекции и доклады на Международных Лихачевских научных чтениях. Как написал по этому поводу сам Генри Резник, «во-первых, считаю за честь находиться в обществе выдающихся отечественных и зарубежных представителей гуманитарного знания – философов, социологов, экономистов, культурологов; во-вторых, радуюсь тому, что представляю на авторитетнейшем международном научном форуме российскую адвокатуру; и, наконец, потому что мое стремление придать своим выступлениям живую, доходчивую форму, как правило, находило отклик у других докладчиков и университетской аудитории».

Ждем вас в Литературном кафе, 2-й этаж Дома книги (м. «Арбатская», ул. Новый Арбат, д. 8).

Правила жизни Генри Резника

Генри Резник — человек увлекающийся. Но самой необъяснимой является его страсть к желтым ботинкам. Каждый раз, увидев в магазине обувь этого цвета, он ничего не может с собой поделать и покупает ее, хотя и не носит. Возможно потому, считает он сам, что в нем есть задатки Остапа Бендера.

Он родился в семье музыкантов, хотел стать журналистом, но учился в институте физкультуры, а в итоге окончил юридический факультет Казахского госуниверситета. Сам он говорит, что его судьбу на долгое время определила удивительная физическая прыгучесть, которая обнаружилась у него в 11 лет и позднее была востребована сборными командами РСФСР по волейболу, баскетболу и прыжкам в высоту.

Планка, которую Резник преодолел в профессии адвоката, можно назвать рекордной, а его самого — одним из самых востребованных «защитников адвокатской сборной» России.

Он защищал от уголовного преследования начальника службы безопасности Президента СССР генерала Юрия Плеханова в деле ГКЧП, премьер-министра Узбекистана (хлопковое дело), известных предпринимателей Эдуарда Тенякова, Владимира Ряшенцева, Бориса Березовского, Владимира Гусинского, журналистов, политиков и правозащитников Вадима Поэгли, Андрея Бабицкого, Валерию Новодворскую, Александра Никитина, Александра Пронозина.

А в гражданских делах представлял интересы первого Президента РФ Бориса Ельцина, видных политиков и бизнесменов – Сергея Филатова, Егора Гайдара, Анатолия Чубайса, Александра Шохина, знаменитых музыкантов Николая Петрова, Леонида Чижика, Юрия Темирканова, писателя и литературоведа Андрея Синявского, журналистов Александра Минкина, Павла Гусева, Натальи Геворкян, Евгения Киселева, телекомпаний ОРТ и НТВ, журналов «Огонек», «Новое время», «Итоги», газет «Московские новости», «Московский комсомолец», Международного фонда «Культурная инициатива», фирмы NORDEX Gmb Н.

Этих дел хватило бы на всю Адвокатскую палату Москвы, которую Резник в настоящее время и возглавляет. Он уже несколько раз собирался «потихонечку завязывать с адвокатской практикой», но снова и снова берется за сложные и объемные дела.

О себе в третьем лице

Адвокат Резник знает весьма ограниченное число судей, причем преимущественно тех, которые не рассматривают дела, где я являюсь участником. Это судьи верхних судов. Замечу также, что по определенной категории дел ко мне обращаются тогда, когда не могут ни договориться, ни откупиться. апрель 2012, журнал «Итоги»

Давления я никогда не ощущал. Все знают, что Резник бывает безбашенным — может и пресс-конференцию по такому поводу созвать. апрель 2012, журнал «Итоги»

…Я вступил в такую полосу, что мне надо быть повышенно критичным к самому себе, потому как «новые садятся гости за уготованный им пир» (Тютчев). В профессию приходят отлично подготовленные молодые юристы. Я боюсь, что в лицо-то мне будут курить фимиам, а за спиной начнут перешептываться: мол, Резник-то уже не тот… апрель 2012, журнал «Итоги»

Когда […] Гусинский предъявил иск Березовскому о защите чести и достоинства, — а Гусинский, надо сказать, был мой товарищ, мы были знакомы задолго до того, как он стал нуждаться в моей помощи как адвоката, — что сделал адвокат Резник? Адвокат Резник сделал то, что должен был сделать каждый уважающий себя профессиональный адвокат. Я умыл руки, и в этом процессе меня не было. август 2003, Радио Свобода

От уголовных обвинений могу защищать любого. Но пекущихся о своих гражданских правах лиц с антидемократическими взглядами адвоката Резника прошу не беспокоить. март 1998, «Известия»

О своей профессии

Плейбоям я бы не советовал идти в юристы. Тяжело совмещать плейбойство с юриспруденцией. Молодые юристы, например, в нашей компании работают по 12-14 часов. Тем, кому интересны люди, их психология, ситуации, в которых они живут, надо становиться судебными адвокатами. Работа судебного адвоката добавляет в кровь адреналин и требует больших затрат нервной энергии. февраль 2002, журнал «Коллегия»

Я признателен судьбе, которая, благодаря существовавшему тогда антисемитизму, не позволила мне стать профессором МГУ и вытолкнула меня — ну, не совсем вытолкнула, я сам пришел, конечно, — в адвокатуру. Это же было еще при Софье Власьевне (Советской власти). А сейчас как прекрасно, вообще, когда у тебя свободная профессия, за которую еще деньги платят. И не по найму ты работаешь, и ни от кого не зависишь, и послать можешь кого угодно. Это чудесно. август 2003, Радио Свобода

Надо иметь интерес к юридической профессии и верить в свою звезду. Надо уметь работать с нормативным материалом, иметь не только хорошие мозги, но и чугунный зад. февраль 2002, журнал «Коллегия»

У меня сильные сомнения, что наш праздник должен быть государственным. Минуй нас пуще всех печалей такое тесное объятие [адвокатуры] с государством. май 2012, Право.Ru

Адвокат, который говорит, что я не стану защищать этого человека, потому что мне отвратительно его преступление, пусть меняет профессию. Кодекс профессиональной этики гласит: мы не можем признавать вину подзащитного, пока тот сам ее не признал, и всегда отстаиваем его позицию. Да, защищать субъектов, которых общественное мнение считает заведомыми злодеями, чрезвычайно тяжко, люди нередко отождествляют защитника с обвиняемым. апрель 2012, журнал «Итоги»

Сегодня эксклюзив для адвокатов существует только по уголовным делам в федеральных судах. В остальных судах — арбитражных, гражданских, мировых — представительствовать может кто угодно. Существует серая масса лиц, которые не просто не являются адвокатами, они вообще не имеют образования и тем не менее на профессиональной основе представительствуют в судах. Это ситуация позорная. февраль 2010, «Право.Ru»

Я должен сказать, что, когда я слышу, как некоторые адвокаты, или их представляют так, выигрывают все дела, мне становится обидно за этих адвокатов. (Во-вторых,) это начало деградации. Когда адвокат берет только то дело, которое, как он считает, на 100 процентов выигрышное, — это начало деградации профессиональной, потому что развивается боязнь определенная. Я нередко брал очень тяжелые дела, неподъемные дела. август 2003, Радио Свобода

Что касается того, испытывал ли я чувство отчаяния, — у меня никогда не опускаются руки, никогда просто-напросто. Я вот прохожу всю дистанцию, абсолютно абстрагируясь. Я веду дело так, как будто не будет ни поддержки, нет противостояния, которое — типун мне на язык — небезопасно, может быть. август 2003, Радио Свобода

У нас презумпция невиновности заменяется достоверностью материалов предварительного следствия, и, в сущности, для того, чтобы выиграть дело, адвокату нужно полностью развалить обвинительную конструкцию. Но по большей части это невозможно, потому что отрицательные факты вообще не поддаются, за редким исключением, положительному доказыванию. Можно доказать, что человек что-то совершил, а попробуй докажи, что он чего-то не совершал. июль 2012, PublicPost

О предпочтениях в выборе дел

Мои дела — как дети. Можно ли назвать самого любимого ребенка? июнь 2008, Петербургский правовой портал

Это не обязательно те дела, где нужно защищать известных политических деятелей. Некоторые совершенно не известные общественности процессы очень важны для меня. Так, в 1991 году я защищал ветерана войны, который был осужден на десять лет за убийство милиционера. Представьте себе, в то время был вынесен оправдательный приговор! июнь 2008, Петербургский правовой портал

Вот у меня спрашивают: Генри Маркович, какое дело вы не можете принять? Я скажу: нет таких дел. Я не могу сказать, что какое-то дело я никогда не приму, такого не может быть. Я совершенно не боюсь проиграть дело. Я знаю только одно: я сделаю все, оставаясь в рамках закона, чтобы подвергнуть критическому испытанию обвинение. август 2003, Радио Свобода

Из тех лиц, которые живут тут [в Российской Федерации], есть два-три человека, которых я не стал бы защищать. август 2003, Радио Свобода

Преступления [которые бы не взял] есть, скажем, но я, соответственно, скажу, что не потому не беру дело, что оно мне отвратительно, иначе мне нужно с профессией прощаться, а скажу, что у меня живот болит или что-нибудь другое. Но в принципе не скажу, что я сходу могу отказать принять какое-то дело, потому что считаю, что это будет непрофессионально. август 2003, Радио Свобода

[… ]я профессиональный адвокат, и каждому адвокату, конечно, льстит, когда к нему обращается первое лицо государства. Я бы даже сказал, что мне бы польстило, если бы ко мне обратился, скажем, Геннадий Зюганов, хотя у нас есть идеологические расхождения. август 2003, Радио Свобода

Об участии в гражданских делах

В уголовном деле право на защиту имеет каждый человек, в гражданских делах обязательных защит нет. В этой сфере я веду единственную категорию дел: о защите чести, достоинства и деловой репутации. Соответственно, в таких процессах представляю людей, у которых в моих глазах действительно есть положительная репутация. апрель 2012, журнал «Итоги»

О самоочищении адвокатского корпуса

Что за призывы самоочищаться? Самоочищаемся! На всех адвокатов [Михаила] Ходорковского приходили представления о прекращении статуса, ни одно не удовлетворили, потому что все несостоятельны. В это же время мы изгоняли и изгоняем адвокатов за предательство интересов клиентов, за безобразное оказание помощи. январь 2013, Право.Ru

Защита по назначению по качеству не должна отличаться от защиты по соглашению. Если от клиентов поступают жалобы — мы избавляемся от таких адвокатов. Добавлю, это историческое обременение, которое лежит на институте адвокатуры. август 2012, Медиа 73.ru

Часть адвокатов [заносят] — я их называю, кстати, даже не «почтальонами», а «инкассаторами». Есть у нас «инкассаторы»? Да, конечно, безусловно. Такая часть есть, но дело в том, что если там нужно занести, предположим, то чаще всего заносят следователям, прокурорам и оперативникам, потому что там есть возможность повлиять на исход дела. А в судах что? Один процент оправданий. июль 2012, PublicPost

О «коммерциализации» адвокатуры и распространении на ее деятельность понятия «юридические услуги»

В адвокатуре любой страны, которая переходит на рыночные рельсы, происходят одни и те же изменения: возникает адвокатура бизнеса. И многих талантливых молодых ­адвокатов приходится встречать в арбитраже, а не в судах общей юрисдикции. Там сегодня и больше платят, и — с учетом пресловутого обвинительного уклона в судах общей юрисдикции — больше возможностей для адвокатской самореализации. Поэтому лучшие уходят туда, там их и надо искать. сентябрь 2012, rusrep.ru

В реформе нуждается не адвокатура. В реформе нуждается оказание юридической помощи. декабрь 2012, Право.Ru

У нас юридические услуги может оказывать буквально любой желающий. Никаких специальных требований к таким людям не предъявляется, никакого образования им не требуется. Это позорная ситуация. декабрь 2012, РИА Новости

Бесплатная юридическая помощь людям не означает бесплатный труд для адвокатов. Государство выступает как заказчик, мы — как подрядчик. Нельзя заставлять людей работать бесплатно. Хотя в данной области у нас произошел небольшой прорыв – с 1 июля этого года ставка адвоката составляет 425 рублей в день, с 1 января 2013 года рабочий день будет оплачиваться в размере 550 рублей. До этого на протяжении десяти лет у адвокатов были унизительно низкие ставки — 298 рублей. август 2012, Медиа 73.ru

Адвокатскую деятельность ни при каких условиях нельзя относить к предпринимательской. октябрь 2011, «Право.Ru»

У нас написано, что адвокатская деятельность — не предпринимательская и от этого принципа мы не откажемся никогда, потому что он дает практикующим адвокатам ряд неоспоримых привилегий. октябрь 2010, «Право.Ru»

Приговор по второму делу ЮКОСа – это вызов логике и здравому смыслу. По данному делу у судьи Данилкина был выбор не между законом и произволом, а между Путиным и Ходорковским. Это ясно обозначилось, когда Путин высказался по существу дела. Видимо, премьер судье более симпатичен. декабрь 2010, «Право.Ru»

Смотрите так же:  Лекция по осаго

… судьи Мосгорсуда Сергея Пашина…

Это выдающийся российский юрист, человек, которому страна в большей степени, чем кому бы то ни было, обязана судебной реформой, но который был отторгнут от судейского сообщества и лишен полномочий. Его обвинили в опорочивании чести и достоинства судьи, в том, что он якобы нарушил тайну совещательной комнаты в одном из процессов. Обвинение было с него снято. июнь 2008, Петербургский правовой портал

… процессе ГКЧП и представительстве в гражданских делах Бориса Ельцина…

В процессе ГКЧП я защищал начальника службы охраны КГБ генерала Юрия Плеханова. По всеобщему признанию, защищал добросовестно и профессионально. И это, как вы знаете, был уголовный процесс. Президента же я представлял в трех гражданских делах, самое громкое — «Коржаков против Ельцина». Коржаков — начальник Службы безопасности президента — был уволен, подал иск к Ельцину. Я правильно определил подсудность дела: его должен был рассматривать Верховный суд, потому что указ — ненормативный акт главы государства. Процесс выиграл. апрель 2012, журнал «Итоги»

…деле замминистра финансов Сергея Сторчака…

Как показывает опыт, чиновники начинают любить адвокатов, когда их берут за одно место. февраль 2011, «Право.Ru»

Когда говорят, что адвокаты Фейгин, Волкова и Полозов «посадили своих подзащитных», из-за чего те теперь отказались от их услуг, это значит, что власть очень удачно всех «развела», сделав адвокатов крайними. Каким образом, скажите мне, действия адвокатов могут вызвать неправосудное судебное решение? ноябрь 2012, Interfax

… а также о процессе пианиста Николая Петрова

Некоторые защиты иногда перерастают в дружбу. Так, например, произошло у меня с недавно покинувшим нас выдающимся пианистом Николаем Петровым… Время от времени я бывал на его концертах, и как-то он обратился ко мне с просьбой защитить его интересы. Петров тогда инициировал подписание открытого письма с протестом против продажи архива звукозаписей одному американскому бизнесмену, в котором не слишком лестно отозвался о покупателе. Это был очень драматический процесс — горшки вовсю бились. Мы с моим добрым товарищем Генрихом Падвой в этом процессе были по разные стороны баррикад, дошли до Верховного суда. Процесс завершился заключением мирового соглашения. апрель 2012, журнал «Итоги»

О заказных делах

Заказное дело — конечно, кошмар для защиты. Но адвокат, зная о том, что процесс коррупционно или политически ангажирован, должен идти на него и защищать так, как если бы никаких посторонних соображений у правосудия не было. Мой опыт подсказывает: никогда нельзя опускать руки, надо бороться до конца. К тому же внешние обстоятельства могут измениться, скажем, через год, когда ты пойдешь на кассацию, в надзор. апрель 2012, журнал «Итоги»

Об адвокатских расследованиях

Я должен вам сказать, что адвокатские расследования по ряду дел я проводил еще в приснопамятные советские времена, были у меня такие дела. И сейчас эти возможности расширились. Особенно последние изменения в УПК, которые сейчас внесены, греют душу. Адвокаты, конечно, ограничены немножко в проведении следственных мер, но сейчас есть уже детективные агентства. август 2003, Радио Свобода

О судах и судьях

Судьи не чувствуют себя представителями отдельной независимой судебной ветви власти, как это записано в Конституции. Они считают себя вместе с оперативниками, следователями, прокурорами членами одной команды, которые должны блюсти государственные интересы. Это чиновники в мантиях. Чтобы практика как-то изменилась, принципиально важна позиция пленума Верховного суда, потому что именно на него в итоге ориентируются судьи. сентябрь 2012, rusrep.ru

По уголовным делам надо вводить суды присяжных. Притом что обычные суды оправдывают около 1% подсудимых, суды присяжных — 15–16%. Надо развивать альтернативные способы урегулирования споров — медиацию, третейские суды. Само же законодательство у нас неплохое, проблема, как водится, в исполнителях. сентябрь 2012, rusrep.ru

Уголовный процесс, лишенный презумпции невиновности, это произвол. апрель 2011, «Право.Ru»

Не было этого никогда [по поводу того, что ОП якобы предложила вывести из-под юрисдикции присяжных рассмотрение дел о преступлениях по мотиву расовой вражды и ненависти]! Высказал такое частное мнение очень уважаемый человек — академик Валерий Тишков, который затем его дезавуировал. У нас дискуссия прошла. Квалифицировать преступление — задача судьи, а чтобы устанавливать факт виновности и невиновности, не нужны никакие специальные познания. Мнение Общественной палаты по этому вопросу хорошо известно. На пленарном заседании мы поддержали обращение к президенту с просьбой наложить вето на закон, который сужал подсудность судов присяжных. Это позиция Общественной палаты. Мы за то, чтобы подсудность судов присяжных расширялась. май 2010, «Право.Ru»

Присяжные судят по совести. У судей ее отсутствие — это профессиональная болезнь. март 2009, «Новые Известия»

У нас практически нет федеральных судей — бывших адвокатов, юристов частных фирм. В судьи идут бывшие прокуроры, следователи, таможенники, налоговики. Ум судьи клонится больше в пользу обвинения, чем оправдания. И эти установки порождают пренебрежение к защите, нарушение презумпции невиновности… июнь 2008, Петербургский правовой портал

Смерть Магнитского — отвратительная ситуация. Основные виновники здесь — это суды [отправившие больного человека, обвиняемого в экономическом преступлении, под стражу]. ноябрь 2009,»Право.Ru»

Правосудие ни с чем не борется и устанавливает не социальную, а правовую справедливость. Если над судьями не будет нависать власть и они не будут чувствовать давление «тринадцати атмосфер», то установить справедливость будет легче. июнь 2008, Петербургский правовой портал

Чего ждать от человеческого суда? Там же не решается, хороший человек или плохой. У суда конкретная задача рассмотреть преступление, в котором обвиняется человек, и решить: доказано оно или нет? Виновен он или нет? июнь 2008, Петербургский правовой портал

Прокуроры, как правило, ходатайства следователей поддерживают — спорят с ними только когда те стремятся посадить самих прокурорских работников. февраль, 2013 Эхо Москвы

А судьи чаще всего штампуют ходатайства следователей. Зачем с сыскарями ссориться: или рыльце в пушку, или боятся облыжных обвинений в коррупции. февраль, 2013 Эхо Москвы

Судьи сами должны выбирать председателя суда. Тогда председатель подумает, стоит ли ему прислушиваться к мнению губернатора. ноябрь 2009, «Право.Ru»

Власть хочет все контролировать, она хочет контролировать бизнес, средства массовой информации. То есть это атака, фактически, на все независимое. Кстати, она хочет контролировать и суд, между прочим, не тотально, но, скажем, по тем делам, по которым очень хочется. август 2003, Радио Свобода

Слухи о коррумпированности нашей судебной системы всегда были сильно преувеличены. В судах общей юрисдикции главным образом судится неплатежеспособное население: по уголовным и гражданским делам. Часть определенная дел — конечно, да, там проходят деньги, но я думаю, что пик коррупции у нас в судах пройден. Брать стали реже, но по-крупному. Я не касаюсь арбитражных судов, где, как мне представляется, тоже деньги есть, но и там пик коррупции пройден. июль 2012, PublicPost

Об экономия уголовной репрессии

В лагерях люди не исправляются, они повышают свою квалификацию. декабрь 2012, Право.Ru

Эксперты нужны для того, чтобы узнать, например, действительно ли подпись на документе поставлена определенным человеком, действительно ли пуля была выпущена из этого оружия и так далее. Но когда к экспертам обращаются для того, чтобы определить, является ли оскорбительным, к примеру, известное слово из трех букв в отношении известно какой национальности, то это просто-напросто позор правосудия. август 2011, РАПСИ

О домашнем аресте

Я считаю, что домашний арест должен применяться к тяжким преступлениям и основания для домашнего ареста по фактической стороне не отличаются от применения меры пресечения в виде содержания под стражей. февраль 2013 года, Трибуна общественной палаты

О предложении «ЕР» освобождать арестованных в досудебном порядке только с согласия суда

Суд должен сохранять полную беспристрастность до вынесения приговора. Если наделить суд правом отказывать следователю или прокурору в ходатайстве об освобождении обвиняемого из-под стражи, то получится, что суд сможет занимать обвинительную позицию еще до окончательного решения по делу. февраль 2011, «Право.Ru

Об окончании карьеры адвоката

Два последних сложных, объемных дела — Адамова и Сторчака, как и дела «Кадыров против Орлова», «Внук Сталина против «Новой газеты», Банка Москвы, я взял уже после того, как вроде принял для себя решение с адвокатской практикой потихоньку завязывать. Но слаб человек — охота пуще неволи. Пока еще, посмотрев материалы дела, могу увидеть то, чего не видят мои молодые коллеги. Долго ли так будет, не знаю. апрель 2012, журнал «Итоги»

22.05.18 17:00 Генри Резник в Московском Доме Книги

22 мая в 17.00 в Московском Доме книги на Новом Арбате состоится презентация новой книги адвоката Генри Резника «С драйвом по жизни». Автор – вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ и первый вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы – встретится с читателями и расскажет о своей книге, вышедшей в двух томах в издательстве «Граница»

Смотрите так же:  Как продлить разрешение на временное проживание в рф

Генри Резник занимается адвокатской деятельностью с 1985 г., с 2002 по 2015 г. он возглавлял АП г. Москвы, неизменно входил в руководство ФПА РФ. Из-под его пера вышло более 200 научных, научно-популярных и публицистических работ по правовым проблемам. В двухтомный сборник, приуроченный к 80-летнему юбилею выдающегося адвоката и предназначенный для широкого круга читателей, включены как материалы, написанные специально для этого издания, так и ранее публиковавшиеся речи, выступления, статьи, лекции и доклады.

«Генри Маркович Резник – достояние не только российской (в девичестве – советской) адвокатуры, но и всего российского общества. Наиболее чувствительные могут утверждать, что и всего прогрессивного человечества, и не будут сильно неправы. Ей-богу, не будут. И после прочтения книги, может быть, их ряды даже пополнятся», – пишет президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко во вступительном слове к книге Генри Резника.

В первом томе собраны, главным образом, воспоминания мэтра российской адвокатуры. «Мемуары – они ведь всегда о времени и о себе. Но пропорции разнятся. Постарался, чтобы о себе меньше, о времени больше. Время отражалось в делах, которые расследовал и в которых защищал, в проведенных научных исследованиях. И – в чем точно повезло – одарило встречами с интересными, неординарными людьми, напитало неожиданными, «нарочно не придуманными жизненными историями и сюжетами», – отмечается в предисловии автора. При этом, по его собственному признанию, «память выхватывает из прошлого главным образом все, что так или иначе окрашено юмором, иронией, даже драматические сюжеты выводят на смех, хотя и часто горький, сквозь слезы».

Писатель Дмитрий Быков, написавший предисловие к этой книге, констатирует: «Адвокатская болтовня – это совершенно не про Резника. У него все точно, ясно, информативно, едко и в лучших следовательских традициях увлекательно».

Во второй том автор включил свои статьи, лекции и доклады на Международных Лихачевских научных чтениях. Как написал по этому поводу сам Генри Резник, «во-первых, считаю за честь находиться в обществе выдающихся отечественных и зарубежных представителей гуманитарного знания – философов, социологов, экономистов, культурологов; во-вторых, радуюсь тому, что представляю на авторитетнейшем международном научном форуме российскую адвокатуру; и, наконец, потому что мое стремление придать своим выступлениям живую, доходчивую форму, как правило, находило отклик у других докладчиков и университетской аудитории».

Генри Резник отмечает 80-летний юбилей

Юрий Пилипенко,
президент ФПА РФ

Нам, современным российским адвокатам, подчас переживающим невыносимую несправедливость в обычном современном районно-федеральном суде, хоть в чем-то повезло – он среди нас. Все так же юн, азартен, увлечен, красив и вдохновлен. И это все – Генри Маркович Резник! Необычайная жажда жизни, игра ума, ирония взгляда и желание нравиться людям. Не всем, а только симпатичным, лучше девушкам. Как здесь не замереть от восторга?!

И я могу смело утверждать, что Генри Маркович Резник – достояние не только российской (в девичестве – советской) адвокатуры, но и всего российского общества.

Поздравляю Генри Марковича с юбилеем и желаю ему новых свершений и профессионального долголетия.

Светлана Володина,
вице-президент ФПА РФ

Дорогой Генри Маркович!

Вам сложно признаваться в любви.

Во-первых, потому что Вы об этом и так знаете. Во-вторых – это настолько для Вас привычно, что может и надоесть.

Но все-таки, кто Вы, Генри Маркович, – человек-оркестр или дирижер огромного оркестра? Наверное, и то и другое. И музыка Ваша прекрасна! Вы знаете, чувствуете, понимаете, а главное цените музыку жизни!

Ваша личность наполненная, глубокая и разносторонняя настолько, что трудно сказать, что в Вас лучше или чего больше. Наполненности жизни искусством, профессиональных подвигов, жизненных будней или просто умения радоваться каждому новому дню.

И музыка Ваша слышна везде!

Став легендой уже давно и смирившись с этим предназначением, Вы в принятом для себя темпе или аккордовой последовательности идете дальше, замечая или даже не замечая, по течению это движение или нет.

И Вы исполняете только созданные Вами гармоничные мелодии!

Говорят, что музыка – универсальный язык человечества. Да, и на этом языке, исполняя сольные вокализы в профессии, в присущей только Вам тональности Вы доносите до слушателей то, что адвокатура – это звучит гордо!

Адвокат – это важная часть правосудия! И Вам верят!

Лем сказал, что «Не всякий умеет танцевать под музыку будущего», и это так. А Вы не просто умеете – Вы создаете музыку будущего. И пусть она звучит долго!

И все-таки с любовью и благоговением.

Вадим Клювгант,
заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы

Свой предъюбилейный бенефис он завершил проникновенным стихотворением Андрея Дементьева, предварив его словами: «Поэт сказал, что мне это не посвящено, но написано под впечатлением от наших встреч»:

Я одинокий волк…
Я не хочу быть в стае.
Пожар в моей крови уже заметно стих.
И одинокий след мой по весне растает,
Как тает сила в мускулах моих.

Мне в одиночку выжить не удастся,
Крутую зиму мне не одолеть.
Но, чтобы волком до конца остаться,
В отчаянном броске
Хочу я встретить смерть.

В последний раз вкушу азарт погони,
Пройду по краю на семи ветрах.
Я старый волк.
Но я пока в законе
И мой оскал еще внушает страх…

Пожар заметно стих? Одинокий след растает? Тает сила в мускулах? В одиночку выжить не удастся? В последний раз? Старый? Ну не знаю… Нет, оно, конечно, восемьдесят – возраст вполне почтенный, и глупо спорить с законами природы и бытия. Но как-то не о нем все это печальное «подытоживание»… А вот азарт – точно о нем. И драйв. И оскал – он бывает очень заметен в баталиях, и далеко не всякий представитель процессуально противной стороны способен перед этим оскалом устоять. «Я не хочу быть в стае» – тоже точно про него.

Смотрите так же:  Составить договор купли-продажи товаров

Но самое для меня сильное и точное ощущение от Генри Резника – непреходящее изумление. Его невероятным обаянием, эрудицией и интеллектом. Безошибочным чутьем – как на все настоящее, так и на всякую фальшь. Точностью слова, изяществом слога и богатством голоса. Молниеносной реакцией и острой памятью. Мудростью, удивительно гармонирующей с доверчивостью. И все это – на фоне «особо отягчающих обстоятельств»: неуемного жизнелюбия, многогранной талантливости, яркости и самобытности.

Если стихи, песни, то взыскательно, с тонким вкусом отобранные «под себя» и обязательно с какой-то исполнительской «изюминкой»: собственной историей, ассоциацией или шуткой.

Если театральный дебют, то исполнением культовой «Таганки» в адвокатской мантии с оперной сцены.

Если книга на профессиональную тему, то «Защита Родины от Родины», где тонкая ирония соседствует с высокой гражданственностью. Если книга о пройденном и пережитом, то, конечно же, «С драйвом по жизни». А с чем же еще?!

Если дискуссионная статья, то не потому, что все про это пишут, а потому что нельзя не написать, чтобы сказать о том, о чем никто не сказал.

Если в одиночный пикет – то с протестом против телехунты.

Андрей Сучков,
исполнительный вице-президент ФПА РФ

Адвокатская профессия особая. Состоявшийся адвокат – не только отменный профессионал, но и личность, при этом зачастую ревниво наблюдающая за успехом коллеги. На этом фоне мэтры адвокатуры – особое и исключительно редкое явление. Принадлежность к этой когорте определяет уважение к ним всех представителей адвокатского цеха.

Но и в этой избранной группе Генри Маркович стоит особняком. Он уникален. Талантлив, умен, красив, артистичен, эрудирован, с изысканным вкусом, молниеносной реакцией на ситуацию и потрясающим чувством юмора. Много еще чего замечательного можно перечислять из его личностных качеств. И хотя каждое из них в отдельности – не такая уж и редкость, однако в данном случае постоянно удивляешься, что все это удалось совместить в одном человеке.

Что ни делает Генри Маркович: публичные выступления, письменные тексты – все выглядит неимоверно красиво, гармонично и непринужденно легко. Сам собой напрашивается диагноз: «Облагодетельствован природой и баловень судьбы». Но вспоминаю эпизод, когда он приехал к нам в провинциальную адвокатскую палату с лекцией и не стал задерживаться на приятных посиделках накануне. При этом серьезно так сказал, что нужно готовиться к завтрашнему выступлению. И это Генри Маркович, одно появление которого на лекторской кафедре – уже полный и окончательный успех! Который навскидку может по делу, убедительно и красиво говорить практически на любую адвокатскую тему! Но нет – пошел готовиться.

Отдавая дань уважения и признательности юбиляру, все же следует сказать, что не все так безоблачно. Своим успехом он создал идеал адвоката. Красивый, манящий и недостижимый.

Тамара Морщакова,
член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, завкафедрой судебной власти НИУ «Высшая школа экономики», судья КС РФ в отставке

С аспирантских лет считаю Генри Марковича другом и хочу поздравить его не с юбилейным годом, а с началом следующего этапа его успешной, разносторонней жизни и деятельности. Когда-то не просто было согласиться с решением молодого ученого уйти из академической науки и заняться адвокатской практикой. Ведь уже в начале научной деятельности из-под его пера вышла удивительная, новаторская монографическая работа, посвященная вероятности и достоверности при оценке судом доказательств по внутреннему убеждению. Честно признаться, и тема, и тем более ее воплощение не могли не привлекать, но далеко не каждый мог решиться на такую смелую работу и выполнить ее хотя бы сравнимо с высоким уровнем этой книги.

Потом уже блестящий адвокат убедительно демонстрировал свои возможности ученого и практика. Как один из авторов нынешнего Закона об адвокатуре, он фактически сконструировал современные принципиальные основы адвокатской профессии. А это уже, прошу простить за громкие слова, – историческая заслуга. Понятно, что мэтр имел и имеет много официальных задач в адвокатуре, но как состоявшийся ученый он еще и руководил уникальным НИИ при ней.

Нельзя представить себе Генри Марковича и без его активной роли в адвокатском образовании, без просветительской деятельности в структурах Совета Европы и Страсбургского суда. Прекрасный, сочиненный им в названии его книги об одном из процессов в этом Суде парафраз – «Защита Родины от Родины» – является знаковым не только для гражданской позиции автора, но и для роли правозащиты в гражданском обществе. Голос адвоката и ученого слышен и убеждает.

Дорогой Генри Маркович, надеюсь на то, что твоя система представлений о главном всегда будет помогать находить в окружающем мире правду, рукопожатность, доверие, оптимизм. Мои пожелания – тебе и Ларисе – здоровья и семейного тепла, которое вы так умеете сохранять.

Елена Львова,
член Совета АП г. Москвы

Какое значение в моей жизни имеет Генри Маркович Резник?
Во-первых, очень личное – мы знаем друг друга несколько десятков лет. Если кто-то не знает, он муж моей сестры, тоже адвоката Ларисы Львовой. Мы вместе с нашими детьми и внуками – большая дружная семья.

Во-вторых, мистическое. Когда-то еще очень давно мне нагадала гадалка, что высокий мужчина с белой головой сильно повлияет на мою жизнь. Так и случилось.

Благодаря Генри Марковичу я попала в команду адвокатов, работавших по делу ГКЧП. 23 февраля 1994 г. к участникам этих событий, а также участникам декабрьских событий 1993 г. была применена амнистия. Помню, что в зале Верховного Суда, выступая, я сказала: «Это самое счастливое событие в моей адвокатской жизни». Тогда по обоим делам были освобождены все политические узники. Причастностью к этим уникальным и фантастическим событиям я обязана Генри Марковичу Резнику.

Но со мной Генри Маркович разделял не только радость, но и беду. Однажды, выступая на «Эхо Москвы», я «горячо» высказалась о том, что моему смертельно больному подзащитному – адвокату Василию Алексаняну (заместителю начальника юридического Управления ЮКОСа), находящемуся в СИЗО, не оказывается медицинская помощь. Последствия оказались для меня плачевными. Следственный комитет возбудил доследственную проверку по факту распространения «клеветы», собрал два тома каких-то материалов, и мне грозили лишение адвокатского статуса и уголовка.

Я была в отчаянии от несправедливости, поскольку у меня на руках была копия медицинской карты Алексаняна, истребованная из СИЗО, которая подтверждала мои слова.

Вдруг неожиданно мне позвонил Генри Маркович и сказал: «У тебя есть один рубль, чтобы заключить со мной соглашение? Я буду тебя защищать». И он за меня боролся и меня отстоял! Разве это не мистика? Конечно, я ему за это очень благодарна.

Что между нами с Генри Марковичем общего?
Во-первых, мы родились в один день – 11 мая.

Во-вторых, мы оба трудоголики.

В-третьих, нас объединяет любовь и преданность адвокатуре.

В-четвертых, любовь к театру.

А еще он открыл для меня Бориса Пастернака. Когда его роман «Доктор Живаго» был еще запрещен, он дал мне на сутки перепечатанный на папиросной бумаге экземпляр самиздата этой книги. С тех пор мы спорим, кто лучше: Мандельштам или Пастернак.

Что нас отличает друг от друга?
Генри Маркович способен на поступок, что он продемонстрировал на одиночном пикете, а еще отказавшись от профессорства из-за появления доски с упоминанием имени Сталина в учебном заведении, где он преподавал, а я… нет.

Он общителен, а я люблю тишину.

Он лучше меня поет, а я лучше него читаю стихи.

Он делает зарядку и ходит в бассейн, а я люблю лежа читать книги.

Он любит Запад, а я люблю Восток.

Что бы тебе, Генри Маркович, пожелать в связи с твоим юбилеем?
Во-первых, так держать, т.е. ходить в бассейн, делать зарядку, петь, говорить, защищать, любить и совершать поступки.

Во-вторых. Мы вместе любим Бориса Пастернака. Позволь мне высказать тебе свои пожелания в день знаменательного юбилея словами любимого нами поэта:

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пять,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

Сергей Пашин,
федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ

В душном судебном зале наблюдал, как Генри Маркович Резник, завершив процесс блестящей речью и выслушав решение, присудившее победу его стороне, отер пот со лба и ответил ринувшимся к нему журналистам: «Я доволен. Сейчас бы холодного пива – и был бы счастлив». Так достойно и просто мог сказать пахарь, засеявший поле.

Талант юбиляра, мне кажется, – в сочетании артистизма и глубины порождаемого им смысла. Именно с его газетной статьи, развеивавшей советские мифы об «объективной истине» судопроизводства, началось в нашей стране движение процессуального учения от схоластики к науке, был заложен теоретический базис судебной реформы. Именно его усилия определили облик современной российской адвокатуры.

Генри Маркович – труженик и эстет одновременно, умеющий извлекать практическую энергию права и любоваться ее игрой. Все писатели и ораторы, оставившие в публичном пространстве свои речи, – современники. Генри Маркович известен сочинениями о деятелях дореволюционной адвокатуры, и он стоит с ними плечом к плечу.

Я восхищаюсь юбиляром как младший товарищ по юридической профессии. У меня есть и личные причины любить его. В судебном разбирательстве, о котором сказано в начале, на кон бросили мою честь и будущее. Отстоял их Генри Маркович Резник.

Генри резник адвокат книги