1921 г московский договор

Московский договор был призван закрепить за Турцией завоеванные армянские территории, а большевики признали результаты турецкой агрессии. Московский договор (статья III) решил судьбу Нахичевана, не имеющего никакого отношения ни к большевистской России, ни к Турции: «Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении I (С) настоящего Договора, образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству».

Договор был ратифицирован ВЦИК 20 июля 1921 года, Великим национальным собранием Турции (TBMM) 31 июля 1921 года. Обмен ратификационными грамотами состоялся 22 сентября 1921 года в Карсе.

Договор стал вторым международно-правовым актом кемалистского правительства Турции, когда международно признанным правительством в оккупированной столице Османской империи Константинополе оставалась администрация султана Мехмеда VI Вахидеддина, от имени которого ранее, в августе 1920 года, Османской империей был подписан Севрский мирный договор, отвергнутый кемалистами и не вступивший в силу. По Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах Национального Турецкого Пакта, принятым оттоманским парламентом 28 января 1920 года, то есть в соответствии с положениями Мудросского перемирия. Договор подвел международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армения между РСФСР, Азербайджанской ССР и Турцией.

Принятый без участия закавказских республик, договор установил северо-восточную границу Турции c этими странами, закрепив территориальные приобретения Турции по Александропольскому договору, за исключением города Александрополя и восточной части бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать Армянской ССР, северной части Батумской области, которую Турция обязалась передать Грузинской ССР, и территории бывших Нахичеванского и Шарур-Даралагезского уездов Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать под протекторат Азербайджанской ССР. Согласно договору, в составе Турции остались южная часть Батумской области (Артвинский округ), бывшая Карсская область, бывший Сурмалинский уезд и западная часть бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии.

Последовавшее в октябре 1921 года заключение идентичного Московскому Карсского договора между кемалистами, с одной стороны, и закавказскими ССР, вошедшими в 1922 году в состав ЗСФСР и в её составе — в СССР, с другой, — завершило юридическое оформление межгосударственных границ, существующих и в настоящее время. И если срок Московского договора, по некоторым источником определялся в 25 лет, то Карский договор не имел срока давности. Армения не ратифицировала Карский договор и до сегодняшнего дня не признает нынешние границы между Турцией и Арменией.

В 1945 году СССР пытался пересмотреть договор, предъявив территориальные претензии к Турции, однако не был поддержан другими великими державами. А в 1953 году Вячеслав Молотов, вновь назначенный министром иностранных дел СССР после смерти Иосифа Сталина заявил, что «СССР не имеет территориальных претензий к Турции».

16 марта 1921 года кемалисты и большевики отменили все прежние соглашения и определили границы закавказских государств в договоре «о дружбе и братстве», подписанном в Москве. Полная незаконность этого договора очевидна. Во-первых, в 1921 году Мустафа Кемаль никоим образом не представлял турецкое государство, официально еще находившееся под властью последнего султана Мухаммеда VI. Кемаль будет выбран президентом только в 1923 году. Во-вторых, у Москвы не было никакого права (даже по советскому закону) определять границы республик, которые она сама называла «независимыми». Наконец, 16 марта коммунисты вовсе не стояли у власти в Армении, где около сорока дней существовало, как мы видели, дашнакское правительство.

Ни большевиков, ни кемалистов не беспокоила законность их действий. «Дружба и братство», о которых заявляли обе стороны, получили вполне реальное воплощение и были скреплены щедрыми подарками: Москва предоставила турецким товарищам безвозмездную помощь в размере 10 миллионов рублей золотом и значительную партию вооружения. Эти дарения в виде денег и оружия, начавшиеся уже летом 1920 года, будут продолжаться, постоянно увеличиваясь, вплоть до 1922 года; в эти самые годы, как известно, миллионы русских крестьян умирали от голода. У кемалистов же был свой способ проявления «дружбы и братства» по отношению к армянам. Как раз тогда, когда в Москве разрабатывался договор, 6 марта турецкие войска вторглись в Ахалкалакскую область, где в 1918 году жертвами младотурок уже стали 40000 человек. Всего за 10 дней, то есть до подписания московского договора, они уничтожили более 10000 армян.

Последний премьер-министр Первой Республики Армения Симон Врацян в книге «Армения между большевистским молотом и турецкой наковальней» писал: «Причины падения независимости Армении были не внутренними, а внешними. Республика Армения пала под объединенными ударами турок и большевиков. И в первую очередь, большевиков, потому что, если бы не поддержка Советской России, кемалистская Турция в тех условиях не осмелилась бы напасть на Армению». Большевики сделали все от них зависящее, чтобы обезопасить себя с Востока и ради этого принесли в жертву Армению, не представлявшую ценность для кремлевских правителей. «Мировая революция» — очень удобный термин для завоевания и обретения друзей, которые нужны именно сейчас, потом необходимость в них отпадает. Главное для Москвы было – поддержать Ататюрка. Что и было сделано: на «национально-освободительную борьбу турецкого народа» было передано 5 миллионов рублей золотом и горы оружия. Просто интересно, против кого велась эта «национально-освободительная борьба». Не надо очень разбираться в восточной политике, чтобы понять, что направлена она была против христианского населения Османской империи – армян, греков и ассирийцев. Резня 1922 года в Измире (Смирна), повторное изгнание вернувшихся армян Киликии осуществлялась на русские деньги и русским оружием. В 1919 году десятки тысяч армян из Сирии, Ливана и Палестины возвращались в Киликию, где устанавливалось правление Франции на основе мандата. Какое-то время казалось, что Киликия могла бы стать полностью независимым от Турции государством под протекторатом Франции. Многие армяне, конечно, помнили о французско-армянском братстве, возникшем именно в Киликии во время крестовых походов. К сожалению, опыт правления Франции в Киликии по мандату был обречен на недолговечность и привел к катастрофическим последствиям для армян-репатриантов.

Напомним еще один факт. 30 октября 1918 года на борту английского крейсера «Агамемнон» в порту Мудрос было подписано Мудросское перемирие. Оно предусматривало: открытие Черноморских проливов для военных флотов Антанты с предоставлением союзникам права оккупировать форты Босфора и Дарданелл; капитуляцию остатков турецких войск в Хиджазе, Ираке, Сирии, Йемене и вывод их из Ирана, Киликии, Закавказья; оккупацию союзниками 6 армянских вилайетов «в случае беспорядков в одном из них» и вообще любого стратегического пункта в Турции, если союзники сочтут это необходимым по соображениям своей «безопасности». Большевистской России срочно требовался договор с Турцией на любом уровне, чтобы нейтрализовать Антанту, а у Мустафы Кемаля не хватало оружия и денег. Что он и получил в Москве.

Московскому договору 1921 года необходимо дать объективную оценку

Владимир Захаров

Яд змеи дороже золота

Езиды – достойные граждане Армении

Московскому договору 1921 года необходимо дать объективную оценку

Миграционное законодательство изменится, частично

Мелодии Армении на земле Сочи

Президент Башкортостана Рустэм Хамитов: Межнациональное согласие – это драгоценный сосуд, важно его не расплескать

Что оставить этому миру

Чем заплатит Армения за эмиграцию

Татул Манасерян: Я верю в командную игру!

Вновь о мерах по поддержанию режима прекращения огня в зоне нагорно-карабахского конфликта

За последние десятилетия идея о необходимости отмены Московского договора, заключенного между Турцией и Россией 16 марта 1921 года, высказывалась неоднократно. Напомним, данный документ был подписан в Москве между правительством Великого национального собрания Турции и правительством РСФСР, ратифицирован ВЦИК 20 июля 1921 года и Великим национальным собранием Турции – 31 июля 1921 года. Обмен ратификационными грамотами состоялся 22 сентября 1921 года в Карсе. Этот договор с полным правом можно назвать российско-турецким договором о «дружбе и братстве». Но о какой дружбе и о каком братстве идет речь? Договор был вторым международно-правовым актом, совершенным кемалистским правительством Турции. Но на тот момент такое правительство было самопровозглашенным, не признанным ни одним государством мира, в том числе и Россией. Я подчеркиваю, никем не признанным кемалистским правительством, в то время когда международно признанным правительством еще оставалась администрация султана Мехмеда VI Вахидеддина, которая находилась в оккупированной столице Османской империи Константинополе. Стоит напомнить, что именно от имени правительства султана Мехмеда VI в августе 1920 года Османской империей был подписан Севрский мирный договор, отвергнутый позже кемалистами и не вступивший в силу. А как известно, согласно Севрскому договору Турция обязалась немедленно освободить все оккупированные территории Армении. А вот в Московском договоре ничего подобного уже не было. О Севрском договоре мы уже писали в одном из номеров «Ноева Ковчега». Давайте рассмотрим Московский договор. Для того чтобы разобраться, следует вначале внимательно прочитать полный текст этого международного акта, который будет размещен на сайте www.noev-kovcheg.ru в электронной версии данной статьи.

Договор имел три приложения. Первое устанавливало северо-восточную границу Турции, в нем перечислялись все населенные пункты и округа, включая водоразделы, по которым проходила новая граница. Во втором, правительство Великого национального собрания обязалось отодвинуть линию блокгаузов на расстояние восьми верст от железной дороги Александрополь – Эривань в начертании ее на то время в районе Арпа-чай и на расстояние четырех верст от вышеупомянутой железнодорожной линии в районе Аракса. Третье приложение касалось границ вокруг Нахичевани.

Договор был ратифицирован ВЦИК 20 июля 1921 г., Великим национальным собранием Турции (ВНСТ) – 31 июля 1921 г. Обмен ратификационными грамотами состоялся 22 сентября 1921 г. в Карсе.

Смотрите так же:  Закон о банкротстве 1992 года

А сейчас подробнее рассмотрим некоторые обстоятельства подготовки и подписания Московского договора.

Прежде всего отметим, что документ неоднократно анализировался советскими историками и в Москве, и в Ереване. Так, например, О. Инджикян подчеркивал, что Московский договор стал дипломатической победой Турции. По его мнению, идя навстречу захватническим устремлениям кемалистской Турции, Сталин добился определенного решения армянского вопроса. Московский договор оценивал положительно А.Ф. Миллер, который также считал, что помощь, оказанная советским правительством, сыграла решающую роль в борьбе Турции за независимость. А.Н. Хейфец утверждал, что армянский вопрос в 1918­–1921 гг. действительно играл большую роль в советско-турецких отношениях. Только после создания ВНСТ отношения между Турцией и РСФСР были восстановлены. Автором Московский договор рассматривался как победа Советской России, а территориальные уступки, сделанные Турции за счет Армении, были необходимы в тот момент и являлись лучшим решением проблемы. Всю же вину он валил на дашнаков. Согласно данной точке зрения, Россия лишь предложила лучший выход из этой проблемы. Ведь турецкие войска уже заняли территории, отошедшие по Московскому договору к этой стране. По его мнению, попытка Советской России полностью возвратить свои бывшие территории могла бы привести к войне с кемалистами, а это, в свою очередь, вызвало бы переход последних в лагерь Антанты.

Серьезный анализ договоров содержится в исследовании Н.Е. Шутовой, некоторыми выводами которой мы воспользуемся.

Итак, нет никаких сомнений, что Московский договор был подписан с учетом почти исключительно турецких требований. Некоторые авторы считали, что Турция жестко диктовала свои требования России, понимая свое преимущество. Да и в Москве понимали тот факт, что в Турции существовали определенные круги, которые в своих политических установках выступали за сближение не с Россией, а с государствами Антанты. Известно, что руководитель советского информационного бюро в Трапезунде Г. Астахов еще 12 февраля 1921 г. телеграфировал Г.В. Чичерину: создается впечатление, что кемалисты осторожно строят мостик возможного перехода в лагерь Антанты или, по крайней мере, разрыва с Советской Россией. Правда, из письма посла Турции в РСФСР Али Фуада наркому Г.В. Чичерину следует, что Турция уже давно убеждена в выгоде и получении максимальной пользы от Московского договора для обеих сторон, в необходимости установления более тесной связи между Анкарой и Москвой и беспрерывном сотрудничестве между обоими правительствами.

Вот эта игра на два лагеря заставила большевиков искать выход в свою пользу. И их совершенно не волновало, за счет интересов каких народов будет это сделано. Турция, по сути, заставила большевиков не только согласиться на то, чтобы не отдавать огромные территории армянам, но и согласиться с возвращением Турции Карса, Ардагана и Артвина. Дать согласие на это, даже оправдываясь тем, что в то время Советская Россия якобы не имела на Кавказе ни физических, ни политических сил для противостояния Турции, – ложь. Просто именно этим фактором советские историки оправдывали действия большевистского руководства. Да по-другому, при существовавшей в то время в СССР идеологии в исторической науке, объяснить это решение Ленина и его компании было нельзя. Кемалистская Турция умело использовала фантастические идеи большевиков о победе социалистической революции во всем мире. Да, Турция временно оказалась для Советской России ситуативным союзником. Мустафа Кемаль убедил большевистское руководство в Москве, что он способен поднять на революцию весь Восток. Им важно было подписать договор с Россией для создания правовой базы советско-турецких отношений. И Московский договор оказал решающее значение для всего их последующего развития. Он содержал ряд важных, особенно для того времени, декларативных и принципиальных положений и, кроме того, ряд статей «материального» характера.

Во вступительной части договора оба правительства заявили, что они разделяют принципы братства наций и права народов на самоопределение и отмечают существующую между ними солидарность в борьбе против империализма, равно как и тот факт, что всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого. По сути, масонские лозунги «Свободы, Равенства и Братства» использовались не только масонской верхушкой тогдашней Турции, но и большевиками России. Ленин, начитавшись за границей книг о Французской революции 1789 года (то есть о первом в мире масонском государственном перевороте), привез все идеи этого переворота в Россию.

Туркам удалось убедить Россию (и соответствующее положение оказалось в тексте договора) в том, что обе договаривающиеся стороны обязались не признавать никаких мирных договоров, к принятию которых принуждалась бы силой другая договаривающаяся сторона. Советское правительство при этом специально оговорило, что оно не будет признавать никаких международных актов, касающихся Турции, если эти акты не признаны Великим национальным собранием (ст. 1). В то же время Советское правительство и правительство ВНСТ констатировали, что все договоры, ранее заключенные между Турцией и Россией, не соответствуют их обоюдным интересам, а потому считаются отмененными (ст. 6). Советское правительство полностью отказалось от всякого рода прав, вытекающих из прежде существовавшего в Турции режима капитуляций, поскольку этот режим несовместим со свободным национальным развитием всякой страны, равно как и с полным осуществлением ее суверенных прав (ст. 5).

Наибольшее пагубное значение имели статьи договора о кавказской советско-турецкой границе и об уступке Советским правительством в пользу Турции районов Карса, Ардагана, Артвина (ст. 1) с предоставлением гражданам уступаемых районов права выехать на территорию той стороны, которой эти районы прежде принадлежали (ст. 12). И хотя статья 15 договора предусматривала урегулирование отношений между правительством ВНСТ и Закавказскими Советскими республиками, но воплотить ее в жизнь было невозможно в связи с существовавшей многовековой национальной рознью на Кавказе. Память о геноциде армянского населения, устроенном в 1915 году в Турции, была предельно остра, и ни о каких добрососедских отношениях между Турцией и Арменией не могло быть и речи.

Да, армянская делегация после заключения договора сделала заявление, обратив внимание, прежде всего, на ту легкость, с которой русская делегация сделала ряд крупных территориальных уступок за счет Советской Армении. Согласно заявлению, ни из чего не явствует, что была сделана хотя бы малейшая попытка отстоять те земли и районы, которые имеют жизненное значение для молодой Советской республики. Не участвуя в заседаниях конференции, представители Советской Армении были вправе рассчитывать на внимательное отношение представителей РСФСР к ее нуждам и интересам и на особую настойчивость в отстаивании ее неотъемлемых прав. Протоколы заседания русско-турецкой конференции, по мнению армянской делегации, рисуют совершенно другую картину происходящего, на что нельзя не обратить внимание. Представители Советской Армении действительно были совершенно отстранены от участия в работе конференции и даже не были выслушаны при обсуждении тех вопросов, которые непосредственно касались Советской Армении. Делегацией республики было отмечено также, что при первом же свидании армянской делегации с Чичериным последним было обещано держать делегацию в курсе вопросов, касающихся Армении, создать специальную комиссию для разработки означенных вопросов.

Как же квалифицировать уступчивость и поведение русской делегации в этом вопросе? Обосновывая свои действия, большевистские идеологи национальной политики утверждали, что Армения должна-де проявить подлинный пролетарский интернационализм, который требует идти на величайшие национальные жертвы ради свержения международного капитала.

Весьма странное впечатление производит отмеченное армянской стороной обстоятельство: в протоколах российско-турецкой конференции за-

фиксированы заявления турецкой делегации о насилиях, учиненных армянскими отрядами над мусульманами Закавказья, и в то же время ни слова не говорится о тех массовых избиениях и зверствах, объектом коих были турецкие и русские армяне за время 1914–1921 гг., в результате чего целые армянские области и территории превратились в сплошную пустыню.

Армянская делегация заявила, что лучшей защитницей трудящихся масс Закавказья могла бы быть Россия и этого своего права и призвания никому не должна была уступать. Армянская делегация не обошла молчанием того факта, что, без ее ведома, участия и согласия уступив ряд армянских территорий кемалистской Турции, российская делегация тем самым попрала признанные права Советской Армении, нанеся жестокий удар по живущим там трудящимся массам. Армяне считают себя обманутыми. Они не верят больше в пользу посредничества Советской республики, которая, по их мнению, не облегчила им жизнь и существование, а наоборот, удовлетворила незаконные требования и притязания кемалистов. Это сильно, по их мнению, дискредитирует Советскую власть. По мнению армян, РСФСР не имела юридических прав распоряжаться ее территорией и определять ее государственные границы. Наиболее интенсивный период переговоров происходил вовсе не на заседании комиссии, отметила армянская делегация, а путем отчасти закулисных переговоров, и политическая комиссия открылась только тогда, когда основные вопросы были решены. Чичерин говорил неправду, утверждая, что армяне якобы сами избегали общения с ним и что армянская делегация решила включиться в переговоры, когда уже все было решено.

Таким образом, вся эта большевистская верхушка во главе с Лениным и его сподвижниками сдала Армению, армянский народ.

Согласно Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах, провозглашенных «Национальным Турецким Пактом», принятым оттоманским парламентом 28 января 1920 года. Договор подвел международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армения между РСФСР, Турцией и Азербайджаном.

Против Московского договора выступали общественные деятели, ученые. Например, академик Сурен Айвазян в 2002 году отправил открытое письмо генеральному секретарю ООН Кофи Аннану, президенту России Владимиру Путину, президенту Армении Роберту Кочаряну «О недействительности Московского договора»:

«В соответствии с итогами Первой мировой войны, 10 августа 1920 года был заключен Севрский договор между странами-победительницами и побежденной, агрессивной Турцией, учинившей в ходе войны геноцид армян на территории Восточной, Западной и Южной Армении.

Смотрите так же:  499 приказ рф

Законное правительство Турции подписало Севрский договор с обязательством немедленного освобождения всех оккупированных территорий Армении, однако через месяц – в сентябре 1920 года – незаконное, никем не признанное «правительство» генерала Мустафы Кемаля без объявления войны внезапно вторглось в Армянскую республику, учинило новый кровавый геноцид армянского населения, оккупировало армянские территории Карсской области и Сурмалинского уезда (Арарат).

В поощрение этой агрессии. 16 марта 1921 года в Москве был заключен договор между Советской Россией и… незаконным «правительством» Мустафы Кемаля, касающийся территории Армении, при отсутствии представителя армянского правительства.

Согласно Московскому договору к Турции отошли все армянские территории, отмеченные Севрским договором, и, в придачу, Карсская область и Сурмалинский уезд (Арарат).

«Обоснованием» этих уступок было лишенное всякого смысла псевдосоциалистическое утверждение: «Надо отдать Армению туркам, чтобы турки пришли к социализму» (?!).

Трудно представить более пошлую дискредитацию идеи социализма…

Мировой общественности необходимо понять и утвердить следующее:

1. Московский договор недействителен в правовом отношении со дня подписания, поскольку заключен в нарушение международного Севрского

договора в одностороннем порядке

а) между Советским правительством России и незаконным «правительством» Турции;

б) договор касается территории Армении без участия армянской стороны как суверенной, правовой стороны имеющей политическое полномочие распоряжаться территорией Армении.

2. Незаконно удерживаемые Турцией территории Армении должны быть незамедлительно освобождены в соответствии с Севрским договором и в полном соответствии с международным правом».

Полгода спустя, 7 февраля 2003 года, Сурен Михайлович получил через советника посольства РФ в Армении копию рецензии, в которой излагается позиция нынешней России на эту проблему:

«1. Вопрос, поднятый С.М. Айвазяном, имеет непростую историю, однако автор письма упрощенно сводит проблему территориальных претензий Армении к Турции исключительно к противопоставлению Севрского 1920 г. и Московского 1921 г. договоров. По его мнению, признание недействительности последнего автоматически повлечет признание прав Армении на Карсскую область и Сурмалинский уезд. Однако такая постановка вопроса несостоятельна в историческом и правовом смысле.

2. Как Севрский, так и Московский договоры в этом контексте имеют лишь эпизодическое значение. Первый так и не вступил в силу и был вскоре расторгнут, а второй не играл в тот момент существенной политической роли, так как заключался двумя правительствами (Мустафы Кемаль-Паши и Советской России), не признанными в то время мировым сообществом. Более того, Севрский договор изначально носил чисто декларативный характер, задумывался державами-победительницами как формальное «наказание» султанской Турции, о чем свидетельствует, в частности, Д. Ллойд-Джордж в своих мемуарах (Ллойд-Джордж Д., Правда о мирных договорах, т. 2, М., 1957), указывая, что державы «…заведомо не могут и не собираются привести его в жизнь» (с. 432), «великие державы, безусловно, не смогут оказать Армении действенную поддержку», «не могут послать никаких войск на помощь армянам» (с. 428, 429, 431 и др.). Член Американского комитета помощи Армении Пакстон Хиббен писал: «В те дни речь шла исключительно о наказании турок… и никто тогда не дал армянам понять, что они в решительный момент могут быть выброшены за борт, как лишний дипломатический багаж» (The Nation, 1922, 22 июня). Впоследствии, когда кемалисты вторглись на армянскую территорию, ни одно из государств, подписавших Севрский договор, не пришло на помощь армянам.

3. К моменту подписания Севрского договора в Турции уже сложилось двоевластие. С мая 1920 г. действовало правительство М. Кемаля, которое вовсе не было «незаконным», так как было сформировано парламентом, всенародно избранным в ноябре – декабре 1919 г.

Между двумя правительствами шла гражданская война, верх в которой к этому моменту уже одерживали кемалисты. Правительство М. Кемаля не признало Севрский договор, который, кстати, не был ратифицирован даже султаном.

4. Практически одновременно с подписанием Московского договора о дружбе с Турцией (16 марта 1921 г.) Советское правительство заключило аналогичные договоры с Грузией, Арменией и Азербайджаном. Каких-либо официальных претензий по содержанию Московского договора со стороны армянского правительства не поступало.

5. В ходе Лозаннской конференции (20 ноября 1922 г. – 24 июля 1923 г.), на которой Турцию представляло уже правительство М. Кемаля (что означало его фактическое признание мировым сообществом), был подписан Лозаннский мирный договор, который отменял многие положения Севрского договора. Турция сохранила свои этнические границы и суверенитет, ей были возвращены все отторгнутые по Севрскому договору территории в Анатолии, а также отменены пункты о самоопределении национальных меньшинств. При этом следует отметить, что Советское правительство не согласилось с условиями Лозаннской конвенции и отказалось ее ратифицировать, что полностью снимает с него обвинения в передаче Турции «исконно армянских земель», предъявляемые С.М. Айвазяном.

6. Таким образом, поднятый С.М. Айвазяном вопрос не имеет отношения к компетенции Российской Федерации как правопреемника СССР и должен быть адресован, скорее, государствам, ратифицировавшим Лозаннскую конвенцию».

Вопрос о правомерности решений Лозаннской конференции, скорее всего, заслуживает отдельного рассмотрения. Но это ни в коей мере не влияет на возможное повторное рассмотрение обстоятельств заключения Московского договора, который продолжает оказывать негативное влияние на российско-армянские взаимоотношения (а на диалог с Турцией практически не влияет). Думается, что совместная работа российских и армянских историков в этом направлении сняла бы ненужное напряжение вокруг данной проблемы.

МОСКОВСКИЙ ДОГОВОР 1921 ГОДА

МОСКОВСКИЙ ДОГОВОР 1921 ГОДА — до­го­вор о друж­бе и брат­ст­ве ме­ж­ду РСФСР и Тур­ци­ей.

Под­пи­сан 16 мар­та, ра­ти­фи­ци­ро­ван ВЦИК 20 ию­ля, Великим национальным со­б­ра­ни­ем Тур­ции — 31 ию­ля.

Ини­циа­ти­ва за­клю­че­ния до­го­во­ра при­над­ле­жа­ла председателю Великого национального со­б­ра­ния Тур­ции Мус­та­фе Ке­ма­лю (с 1934 года Ата­тюрк), об­ра­тив­ше­муся к председателю СНК РСФСР В.И. Ле­ни­ну с прось­бой ока­зать Тур­ции по­мощь в ус­ло­ви­ях «Ке­ма­ли­ст­ской ре­во­лю­ции».

В со­от­вет­ст­вии с Московским договором 1921 года все до­го­во­ры ме­ж­ду Россией и Ос­ман­ской им­пе­рия­ми при­зна­ва­лись от­ме­нён­ны­ми. До­го­вор ус­та­но­вил но­вую северо-восточную гра­ни­цу Тур­ции. К ней от­хо­ди­ли тер­ри­то­рии, ра­нее вхо­див­шие в со­став Российской им­пе­рии: южная часть Ба­тум­ской области (Арт­вин­ский округ), Карс­ская область, Сур­ма­лин­ский уезд и западная часть Алек­сан­д­ро­поль­ско­го уезда Эри­ван­ской губернии.

К Грузинской ССР пе­ре­хо­ди­ла северная часть Ба­тум­ской области (Ба­тум­ский округ). Армянская ССР воз­вра­ща­лись г. Алек­сан­д­ро­поль (ны­не Гюм­ри) и восточная часть Алек­сан­д­ро­поль­ско­го уезда Эри­ван­ской губернии, пе­ре­шед­шие к Тур­ции по Алек­сан­д­ро­поль­ско­му до­го­во­ру с Ар­ме­ни­ей (1920 год). Под про­тек­то­рат Азербайджанской ССР пе­ре­хо­ди­ли тер­ри­то­рия На­хи­че­ван­ско­го уезд и бóльшая часть тер­ри­то­рии Ша­рур-Да­ра­ла­гяз­ско­го уездапри ус­ло­вии, что Азер­бай­джан не ус­ту­пит их треть­ему го­су­дар­ст­ву.

Сто­ро­ны обя­за­лись ре­пат­рии­ро­вать на ро­ди­ну за свой счёт всех российских и турецких во­ен­но­плен­ных и гражданских плен­ных, на­хо­див­ших­ся на их тер­ри­то­рии со вре­ме­ни Первой ми­ро­вой вой­ны.

По­ло­же­ния Московского договора 1921 года в основном бы­ли по­вто­ре­ны в Карс­ском до­го­во­ре 1921 года ме­ж­ду Тур­ци­ей, с од­ной сто­ро­ны, и советскими рес­пуб­ли­ка­ми За­кав­ка­зья — с дру­гой.

Исторические источники:

До­ку­мен­ты внеш­ней по­ли­ти­ки СССР. М., 1959. Т. 3.

Московский договор между Россией и Турцией, 16 марта 1921 года

Правительство Российской Социалистической Федеративной Республики и Правительство Великого Национального Собрания Турции, разделяя принципы братства наций и права народов на самоопределение, отмечая существующую между ними солидарность в борьбе против империализма, равно как тот факт, что всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого, и всецело воодушевляемые желанием установить между ними постоянные сердечные взаимоотношения и неразрывную дружбу, основанную на взаимных интересах обоих сторон, РЕШИЛИ заключить договор о дружбе и братстве и назначили для сего своими уполномоченными:

Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики:

Георгия Васильевича Чичерина народного комиссара по иностранным делам и члена Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета,

и Джелал Эдина Коркмасова, члена Всероссийского Центрального Комитета,

Правительство Великого Национального Собрания Турции:

Юсун Кемаль-Бея, и народного комиссара по народному хозяйству Великого Национального Собрания Турции депутата Кастамони в том же Собрании, доктора Риза Нур-Бея, народного комиссара по просвещению Великого Национального Собрания Турции, депутата Синопа в том же Собрании,

Али Фауд-Пашу, чрезвычайного и полномочного посла Великого Национального Собрания Турции, члена от Ангоры в Великом Национальном Собрании,

каковые, после обмена полномочиями, найденными в надлежащей и законной форме, согласились о нижеследующем:

Каждая из Договаривающихся Сторон соглашается в принципе не признавать никаких мирных договоров или иных международных актов, к принятию которых понуждались бы силою другая из Договаривающихся Сторон. Правительство РСФСР соглашается не признавать никаких международных актов, касающихся Турции и не признанных Национальным Правительством Турции, представленным ныне ее Великим Национальным Собранием.

Под понятием Турции в настоящем договоре подразумеваются территории, включенные в Национальный Турецкий Пакт от 28 января 1336 (1920) года, выработанный и провозглашенное Оттоманской Палатой депутатов в Константинополе и сообщенное прессе и всем Государствам.

Северо-восточная граница Турции определяется: линией, которая, начинаясь от деревни Сарпи, расположенной на Черном море, проходит через гору Хедис-Мта, линией водораздела горы Шевшет-горы Каннин Даг, она следует затем по северной административной границе Ардаганского и Карского санджаков по тальвегу рек Арначай и Аракс до устья Нижнего Кара-Су (подробное описание границы и вопросы к ней относящиеся, определены в приложении I (А) и (В) и на прилагаемой карте подписанной обоими Договаривающимися сторонами).

Турция соглашается уступить Грузии Суверенитет над портом и городом Батумом и территорией, лежащей к северу от границы, указанной в ст. I-й нынешнего договора и составляющей часть Батумского округа, при условии что:

1) Население местностей, указанных в настоящей статье договора будет пользоваться широкой местной автономией в административном отношении обеспечивающей каждой общине будет предоставлена возможность установить земельный закон соответствующий его положениям.

Смотрите так же:  Санитарно эпидемиологические требования к проведению дезинсекции

2) Турции будет предоставлен свободный транзит всяких товаров, отправляемых в Турцию или из нее через Батумский порт, беспошлинно, без учинения каких-либо задержек и без обложения их какими бы то ни было сборами, с предоставлением Турции прав пользоваться Батумским портом без взимания за то специальных сборов.

Обе Договаривающиеся Стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении (С) настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему Государству.

В образующей треугольник зоне Нахичеванской территории включенной между тальвегом Аракса, а на западе линией, проходящей через горы Дагна (3829) Вели-Даг (4121) Багарзик (6587) Кемурлу-Даг (6930), линия границы указанной территории, начинающаяся от горы Кемурлу-Даг (69303), переходящая через гору Сорай-Булак (8071) станцию Арарат и оканчивающаяся у скрещения Кара-Су с Араксом, будет исправлена Комиссией, состоящей из делегатов Турции, Азербайджана и Армении.

Обе Договаривающиеся Стороны, констатируя соприкосновение между национальным освободительным движением народов Востока и борьбой трудящихся России за новый социальный строй, торжественно признают за этими народами право на свободу и независимость, а равным образом их право на избрание формы правления, согласной их желанием.

Дабы обеспечить открытие проливов и свободу прохождения торговых судов для всех народов, обе Договаривающиеся Стороны соглашаются передать окончательную выработку международного статуса Черного моря и проливов будущей конференции из делегатов прибрежных государств, при условии, что вынесенные ею решения не нанесут ущерба полному суверенитету Турции, равно как и безопасности Турции и ее столице Константинополь.

Обе Договаривающиеся Стороны признают, что все договоры до сего времени заключенные между обеими сторонами, не соответствуют обоюдным интересам. Они соглашаются поэтому признать эти договоры отмененными и не имеющими силы.

Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики заявляет в частности, что оно считает Турцию свободной от всяких к ней денежных или иных обязательств, основанных на международных актах, ранее заключенных между Турцией и царским правительством.

Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, считая режим капитуляции несовместимым со свободным национальным развитием всякой страны, равно как и с полным осуществлением ее суверенных прав, считает потерявшим силу и отмененными всякого рода действий и прав, имеющих какое-либо отношение к этому режиму.

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются не допускать образования или пребывания на своей территории организаций или групп, претендующих на роль Правительства другой стороны или части ее территории, равно как и пребывания групп, имеющих целью борьбу с другими государствами. Россия и Турция принимают на себя такое же обязательство и в отношении советских республик Кавказа, при условии взаимности.

Считается установленным, что под турецкой территорией, упомянутой в настоящей статье, подразумевается территория, находящаяся под непосредственным военным и гражданским управлением Правительства Великого Национального Собрания Турции.

Для обеспечения непрерывности сношений между обеими странами Договаривающиеся Стороны обязуются принимать, путем совместного согласования все необходимые меры в целях сохранения и развития в возможной скорости железнодорожных, телеграфных и иных средств сообщения, равно как и обеспечение свободного передвижения людей и товаров между обеими сторонами, без каких-либо задержек.

Однако признается, что в отношении передвижения, въезда и выезда как путешественников, так и товаров будут полностью применяться установленные в каждой стране на этот счет правила.

На граждан обоих Договаривающихся Сторон, находящихся на территории другой стороны будут распространяться все правила и обязанности, вытекающие из законов страны, в коей они находятся, за исключением обязанностей по национальной обороне, от коих они будут освобождены.

Вопросы, касающиеся семейного права, права наследственного и дееспособности граждан обеих сторон, также составляют исключение из постановлений настоящей статьи. Они будут разрешены особыми соглашениями.

Обе Договаривающиеся Стороны согласны применить принцип наибольшего благоприятствования к гражданам каждой из Договаривающихся Сторон, пребывающим на территории другой стороны.

Настоящая статья не применяется к правам граждан союзных России Советских Республик, равно как и к правам граждан мусульманских стран, союзных Турции.

Всякий житель территорий, составляющих до 1918года часть России, каковые Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики признает находящимися ныне под суверенитетом Турции на основании настоящего договора, имеет право свободно покинуть Турцию и взять с собой свои вещи и свое имущество, или их стоимость. Подобное же право распространяется на жителей территории Батума, суверенитет на каковую Турции настоящим договором уступает Грузии.

Россия обязуется возвратить в Турцию за свой счет до северо-восточной границы Турции, продолжении 3-х месячного срока для Европейской России и Кавказа и 6-ти месячного срока для азиатской России, считая со дня подписания настоящего договора, всех военнопленных и гражданских пленных турок, находящихся в России.

Подробности этой репатриации будут установлены особой Конвенцией, которая будет выработана непосредственно по подписании настоящего договора.

Обе Договаривающиеся Стороны согласны в ближайшем времени заключить Консульскую Конвенцию, равно как и соглашения, регулирующие все экономические, финансовые и другие вопросы, необходимые для установления между обоими странами дружественных отношений, указанных во вступлении к настоящему договору.

Россия обязуется предпринять в отношении Закавказских Республик шаги, необходимые для обязательного признания этими Республиками в договорах, которые будут заключены ими с Турцией, статей настоящего договора, непосредственно их касающихся.

Настоящий договор подлежит ратификации, обмен ратификационными грамотами состоится в Карсе в возможно ближайший срок.

Настоящий договор вступит в силу с момента обмена ратификационными грамотами, за исключением статьи XIII.

В удостоверении изложенного выше упомянутое уполномоченные подписали настоящий договор и скрепили его своими печатями.

Составлено в двух экземплярах в Москве 16-ого марта 1921 года (тысяча триста тридцать седьмого).

Георгий Чичерин, Юсуф Кемаль

Джелал Коркмасов , Доктор Риза Нур

Приложения I (А) и (Б) Московского договора 16 марта 1921 года

Северо-восточная граница Турции установлена нижеследующим образом (согласно карте Русского Генерального Штаба масштабов 1/210.000 5 верст в дюйме):

Деревня Сарп на Черном море гора Кара-Шальвар (5014), пересекает Чорох к северу от деревни В. Марадиди проходит севернее деревни Сабур гора Хедис-Мта (7052) гора Ква-Кибе, деревня Кавтарети линия водораздела горы Медзибна-гора Герат Кессун (6468) следуя затем по линии водораздела горы Корда (7910) выходит по западной части хребта Шавшетского к прежней административной границе бывшего Артвинского округа, проходя по Шавшетскому хребту выходит на гору Сары-Чай (Кара Иссал, 8478) перевал Квирильский, а оттуда выходит на прежнюю административную границу бывшего Ардаганского округа у горы Кани-Даг, оттуда направляясь к северу, доходит до горы Тлил (грмани 8357), исследуя прежней границы Ардагана, выходит к северо-востоку от деревни Бадела, к реке Посхов-Чай и следует по этой реке к югу до пункта севернее деревни Чапчах, там оставляет эту реку и идя по водоразделу выходит на гору Аирильи-Баши (8512), проходит по горам Келлетана (9709), достигает горы Касрис-Сери (9681) и следует по реке Карзамет-Чай до реки Куры, оттуда идет тальвегу реки Куры и пункту, что к востоку от деревни Картанаков, где отходит от Куры, проходя по линии водораздела горы Кара-оглы (7259) оттуда, разделяя на две части озеро Хазанин, выходит к высоте (7580), а оттуда к горе Гек-Даг (9152) идет по горам Уч-Таналяр (9783) Тайла-Кала (9716) — вершина 9065, где покидает прежнюю границу Ардаганского округа и проходит по горам Б. Ах-Баба (9063) 8828 8827 7602, проходя на восток от деревни Ибиш, доходит до высоты 7518 и затем к горе Кизил-Даш (7439) деревня Нов. Кизил-Даш (Кизил-Даш), проходя к западу от Кара-Мемеда, выходит на реку Джамбишу-Чай, расположенную к востоку от деревень Делавер, Б. Кимлы и Тихнис, через деревни Вартанлы и Баши Мурагель, следуя по упомянутой реке, выходит к реке Арна-Чай к северу от Калади оттуда следуя все время по тальвегу Арна-Чай выходит к реке Аракс следует по тальвегу Аракса до впадения в него Нижнего Карасу. (N. В. Разумеется, граница следует по линиям водоразделов вышеуказанных высот).

Георгий Чичерин, Юсуф Кемаль

Джелал Коркмасов , Доктор Риза Нур

Принимая во внимание, что пограничной линией, как это указано в Приложении I (А), являются тальвеги рек Арпа-Чай и Аракса, Правительство Великого Национального Собрания обязуется отодвинуть линию блокгаузов на расстоянии 8 верст от железной дороги Александрополь-Эриван в настоящем ее начертании в районе железной дороги в районе Аракса. Линии, ограничивающие вышеупомянутые районы, указаны ниже для зон Арпа-Чай в пунктах А и Б параграфа I и для зоны Аракса в параграфе 2.

А) К юго-востоку от Вартанлы, к востоку от Узун-Килисса через гору Бозяр (5096), 50825047 к востоку от Кармир-Ванк Уч-Тапа (5578), к востоку от Араз-Оглу, к востоку от Ани, достигает Арпа-Чай к западу от Ени-Кей.

Б) Отходит от Арпа-Чай к востоку от высоты 5019 идет прямо к высоте 5481 в 41/2 верстах к востоку от Кызыл-Кула в двух верстах к востоку Боджалы затем река Дигор-Чай следует вдоль этой реки до деревни Дуз-Кечут и идет прямо к северу от развалин Карабаг и выходит на Арна-Чай.

Прямая линия между Хараба Алиджан и деревней Сулейман (Диза). В зонах ограниченных с одной стороны линией железной дороги Александрополь-Эриван и с другой линиями, расположенными на расстоянии 8 и 4 верст от вышеуказанной железнодорожной линии. Правительство Великого Национального Собрания обязуется не возводить каких-либо фортификационных укреплений (эти линии расстояния находятся вне вышеуказанных зон) и не содержат в них регулярных войск, однако, оно сохраняет право иметь в вышеуказанных зонах войска необходимые для поддержания порядка, безопасности и для административных надобностей.

Георгий Чичерин, Юсуф Кемаль

Джелал Коркмасов , Доктор Риза Нур , Али Фуад

1921 г московский договор