Срок регистрации прав на недвижимое имущество

Подборка наиболее важных документов по запросу Срок регистрации прав на недвижимое имущество (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Срок регистрации прав на недвижимое имущество

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Срок регистрации прав на недвижимое имущество

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Обзор судебной практики по вопросам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

Обзор судебной практики по вопросам
государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

Государственная регистрация — это юридический акт признания и подтверждения государством наличия у субъектов гражданского оборота прав на недвижимое имущество, акт подтверждения юридической силы правоустанавливающих документов, в связи с чем государственная регистрация прав иных лиц на недвижимое имущество, не принадлежащее заявителю, не может затрагивать его права, свободы и законные интересы.

1. Б. обратилась в суд с жалобой о признании незаконными действий Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике (далее также — Управление, регистрационная служба) по выдаче свидетельства о государственной регистрации права собственности Ч. на дом, расположенный по ул. Васильковой г. Чебоксары, и признании недействительным этого свидетельства.

Судом было вынесено определение о возврате жалобы Б., которое заявителем было обжаловано по мотивам незаконности и необоснованности. Суд кассационной инстанции в удовлетворении частной жалобы Б. отказал по следующим основаниям.

Возвращая заявление Б., суд I инстанции исходил из того, что заявитель, обжалуя действия Управления, фактически оспаривает право собственности иного лица на недвижимое имущество, следовательно, имеет место спор о праве.

Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что, государственная регистрация прав иных лиц на недвижимое имущество, не принадлежащее заявителю, не затрагивает права, свободы и законные интересы заявителя, в связи с чем оспаривание акта регистрирующего органа в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) не допускается.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы гражданина, либо созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод, либо на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Обжалуемые Б. действия Управления к числу вышеперечисленных не относятся.

Гражданское законодательство не предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как оспаривание записи о государственной регистрации. Отмена государственной регистрации не лишает правообладателя самого права на недвижимое имущество, в связи с чем в судебном порядке должно быть оспорено право собственности, основания его приобретения.

2. С.А. и С.Г. обратились в суд с иском к Управлению о признании недействительной записи о государственной регистрации права собственности на земельный участок, расположенный в д. Синьял-Шатьма Красноармейского района Чувашской Республики, установлении факта принадлежности земельного участка на праве собственности С.А.

Иск мотивирован тем, что истцам принадлежат доли в праве общей собственности на жилой дом, расположенный на вышеуказанном земельном участке. С-ва подарила Е. принадлежавшую ей долю в праве общей собственности на жилой дом и принадлежавший на праве собственности земельный участок.

Истцы, не оспаривая договор дарения, просили признать недействительной запись о регистрации права собственности Е. на земельный участок и установить право истцов на часть земельного участка.

Определением суда исковое заявление было возвращено истцам в связи с тем, что в предоставленный судом срок не были устранены недостатки, препятствующие принятию искового заявления к производству. С.Г., действующим от своего имени и в интересах С.А., определение о возврате искового заявления было обжаловано.

Суд кассационной инстанции в удовлетворении частной жалобы отказал по следующим основаниям.

Оставляя исковое заявление без движения, суд указал, что предмет иска не конкретизирован, поскольку истцами оспаривается запись о государственной регистрации права собственности Е. на земельный участок и в то же время не оспаривается договор, на основании которого произведена регистрация. В установленный судьей срок предмет иска не конкретизирован, истцы указали на то, что не желают отменять договор дарения.

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество является лишь юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода и прекращения прав на недвижимое имущество. Оспаривание самой по себе записи о государственной регистрации сделки не является способом защиты гражданских прав, предусмотренным статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

(дело N 33-2451/06, дело N 33-1491/07)

3. Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (далее — Сбербанк) обратился в суд с иском к Управлению, МУП «Ядринское БТИ», К-вым о признании недействительными технического паспорта, записи о государственной регистрации права совместной собственности К-вых и свидетельства о государственной регистрации права на завершенный строительством жилой дом, расположенный по ул. Мордвинова г. Ядрин.

В обоснование требований истец указал, что решением Ядринского районного суда Чувашской Республики в качестве обеспечительных мер был наложен запрет на совершение К-ми действий по отчуждению недостроенного жилого дома по ул. Мордвинова г. Ядрин.

В декабре 2006 года было зарегистрировано право совместной собственности К-вых на жилой дом по вышеуказанному адресу. По мнению истца, государственная регистрация права собственности К-вых не могла быть совершена в связи с зарегистрированными в Едином государственном реестре прав арестом и запретами, наложенными постановлениями судебного пристава-исполнителя.

Решением суда I инстанции в удовлетворении иска отказано. Определением кассационной инстанции решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 219 Гражданского кодекса Российской Федерации возведение нового объекта является одним из оснований приобретения права собственности на него, которое подлежит государственной регистрации.

Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода и прекращения прав на недвижимое имущество. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зерегистрированного права.

Из содержания указанной правовой нормы следует, что в судебном порядке может быть оспорена не сама государственная регистрация, а зарегистрированное право. Сама по себе отмена государственной регистрации не влечет прекращения права собственности его законного владельца и не лишает его права на недвижимое имущество.

Таким образом, суд приходит к выводу, что признание государственной регистрации недействительной не может выступать самостоятельным требованием предмета иска.

На основании постановлений судебного пристава-исполнителя были наложены запрет на отчуждение и совершение иных действий в отношении завершенного строительством жилого дома, и арест на незавершенный строительством жилой дом по ул. Мордвинова г. Ядрин.

Доказательств поступления в регистрирующий орган постановления судебного пристава-исполнителя о наложении запрета на осуществление регистрационных действий в отношении завершенного строительством жилого дома и государственной регистрации ограничения (обременения) прав на указанный объект недвижимости на основании указанного постановления суду представлено не было.

Что касается доводов истца о необходимости в рассматриваемом случае приостановления регистрации, то в соответствии с пунктом 4 статьи 19 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» принятие решения о приостановлении государственной регистрации прав предусмотрено в случае, если решение (определение, постановление) о наложении ареста на объект недвижимого имущества или запрета совершать определенные действия с объектом недвижимого имущества поступит в регистрирующий орган в течение срока государственной регистрации сделки и (или) перехода права.

В данном случае со стороны К-вых имела место государственная регистрация прав на вновь созданный объект недвижимости.

Приостановление государственной регистрации возможно до внесения в Единый государственный реестр прав записи о государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества либо до момента принятия решения об отказе в государственной регистрации.

4. В октябре 2006 года И. от имени С. обратился в Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике с заявлениями о государственной регистрации права собственности С. на земельные участки.

В ходе правовой экспертизы было выявлено, что представленный заявителем в качестве основания государственной регистрации документ в соответствии с действующим законодательством не подтверждает возникновение права собственности на земельный участок. 15 ноября 2006 года государственная регистрация была приостановлена на один месяц, заявителю было предложено представить дополнительные доказательства, подтверждающие факт предоставления земельных участков. Однако, к установленному сроку дополнительные документы представлены не были.

14 декабря 2006 года в государственной регистрации права собственности С. на земельные участки было отказано.

15 декабря 2006 года И. от имени С. обратился в Управление с заявлением о продлении срока приостановления государственной регистрации права собственности С. на земельные участки сроком на три месяца. Решениями государственного регистратора от 19.12.2006 в приостановлении государственной регистрации заявителю было отказано.

Данные решения были обжалованы в суд.

Суд в удовлетворении заявления отказал. Определением кассационной инстанций решение суда I инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.

Согласно статье 19 Федерального закона «О государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав приостанавливается государственным регистратором при возникновении у него сомнений в наличии оснований для государственной регистрации прав, а также в подлинности представленных документов или достоверности указанных в них сведений.

В соответствии с пунктом 3 указанной статьи Федерального закона государственная регистрация прав может быть приостановлена не более чем на три месяца на основании заявления в письменной форме правообладателя, то есть приостановление государственной регистрации права в данном случае является правом, а не обязанностью государственного регистратора. Таким образом, при наличии оснований для отказа в регистрации заявленных прав государственный регистратор может вынести решение об отказе в государственной регистрации, минуя процедуру приостановления.

Кроме того, из содержания указанной статьи следует, что приостановление государственной регистрации возможно до внесения в Единый государственный реестр прав записей о государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества либо до момента принятия решения об отказе в государственной регистрации. Решение об отказе в государственной регистрации права является окончательным, не может быть отменено иначе как в судебном порядке.

Заявление И. о продлении срока приостановления государственной регистрации поступило в Управление после принятия решения об отказе в государственной регистрации права. Следовательно, решение от 19 декабря 2006 года об отказе в приостановлении государственной регистрации права собственности С. на земельные участки приняты Управлением законно и обоснованно.

(дело N 33-1040/07)

Приостановление государственной регистрации при возникновении сомнений в наличии оснований для государственной регистрации является правом регистратора и не подлежит обжалованию в судебном порядке.

5. С. обратился в суд с заявлением об отмене решения о приостановлении государственной регистрации, об обязании произвести регистрацию перехода права на жилое помещение.

Указанные требования мотивированы тем, что С. представил в Управление заявление о государственной регистрации перехода права собственности на комнату, к заявлению были приложены договор передачи, договор социального найма и другие документы. Однако государственная регистрация права собственности заявителя на комнату была приостановлена. Основанием для приостановления государственной регистрации послужило отсутствие в числе представленных документов решения уполномоченного органа о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и ордера.

Решением Шумерлинского районного суда в удовлетворении заявления было отказано. Определением кассационной инстанции данное решение суда оставлено без изменения в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан осуществить проверку юридической силы представленных на регистрацию документов. При этом проведение правовой экспертизы документов и проверки законности сделки прямо указывается в законе как необходимое условие государственной регистрации.

Правомерность занятия гражданином жилого помещения и проживания в нем подтверждается решением органа местного самоуправления о предоставлении жилых помещений либо ордером на жилое помещение, если жилое помещение было предоставлено до 1 марта 2005 года ( ч. 3 ст. 57 Жилищного кодекса РФ). В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда по договору найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность.

Смотрите так же:  Апелляция судебный приказ

Права граждан на приватизацию, в том числе не только постоянно проживающих в спорном жилом помещении, но и временно отсутствующих, но не утративших права на данное жилое помещение, подтверждаются решением органа местного самоуправления о предоставлении жилых помещений либо ордером.

Как следует из обжалуемого решения о приостановлении государственной регистрации, именно проверка прав лиц на жилое помещение послужила основанием приостановления регистрации перехода права собственности.

Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» приостановление государственной регистрации при наличии сомнений в наличии оснований для государственной регистрации является правом регистратора. Так как у государственного регистратора существовали сомнения в наличии оснований для государственной регистрации прав, он, действуя в пределах полномочий, предоставленных абзацем 3 пункта 1 статьи 13 и статьей 19 вышеуказанного Федерального закона, был вправе приостановить государственную регистрацию.

При этом, согласно ст. 255 ГПК РФ, п.5 ст. 2 и п. 3 ст. 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в судебном порядке может быть обжалованы отказ либо уклонение регистрирующего органа от государственной регистрации.

(дело N 33-1485/07)

Государственная регистрация — акт признания и подтверждения наличия у лица права на недвижимое имущество, разрешение вопроса о наличии права (признание права) относится к исключительной компетенции суда.

6. В. обратилась в суд с жалобой о признании решения об отказе в государственной регистрации незаконным и понуждении произвести государственную регистрацию права.

Заявленные требования мотивированы тем, что нанимателем квартиры, расположенной по ул. Шоссейная п. Кугеси являлась С. Данная квартира в соответствии с ордером была предоставлена ей с двумя иждивенцами, фамилии которых в ордере указаны не были. Согласно лицевому счету в указанной квартире проживали сын С., В-н и его жена В-на. В январе 2007 года между администрацией Кугесьского сельского поселения Чебоксарского района Чувашской Республики и В. был заключен договор передачи квартиры. К моменту заключения данного договора С. умерла.

В-на обратилась в Управление с заявлением о государственной регистрации права собственности на квартиру на основании договора передачи. Однако в государственной регистрации права собственности на квартиру ей было отказано в связи с тем, что представленные заявителем документы не позволяют определить круг лиц, имеющих право пользования приватизируемой квартирой.

Решением суда I инстанции заявленные требования были удовлетворены. Определением кассационной инстанции решение суда I инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 9 , 13 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» регистрирующий орган осуществляет предусмотренные действующим законодательством полномочия, в том числе правовую экспертизу документов и проверку законности сделки.

Процедура государственной регистрации может окончиться отказом в регистрации, если в ходе проведения правовой экспертизы выявится несоответствие по форме и содержанию представленных на государственную регистрацию документов требованиям действующего законодательства, поскольку все сделки подвергаются правовой экспертизе и проверке законности.

Из содержания ст.ст. 1 , 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» следует, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда по договору найма, вправе с согласия всех совместно проживающих членов семьи, приобрести эти помещения в собственность. Жилищное законодательство подразумевает под совместно проживающими членами семьи нанимателя не только постоянно проживающих в данном жилом помещении граждан, но и временно отсутствующих, но не утративших право пользования им ( ст. 71 Жилищного кодекса РФ).

Согласно ордеру право пользования квартирой было предоставлено С. с членами семьи, в отношении которых заявительница не представила никаких данных об их правах на спорное жилое помещение. В подтверждение того, что приватизируемая квартира была предоставлена С. одной, без членов семьи, В-на представила архивную выписку из протокола заседания исполнительного комитета Чебоксарского сельского районного Совета депутатов трудящихся ЧАССР. Однако ордер на вышеуказанную квартиру был выдан С. раньше, чем было вынесено указанное постановление.

Регистрирующий орган в пределах полномочий, предоставленных Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» вправе был выяснить вопрос о жилищных правах на приватизируемую квартиру иных лиц, на которых предоставлялось данное жилое помещение.

Установив несоответствия в правоустанавливающих документах на приватизируемое жилое помещение и придя к выводу о несоответствии их содержания требованиям законодательства, регистрирующий орган, отказывая в государственной регистрации заявленного права, действовал в пределах предоставленных полномочий, поскольку представленный в качестве основания государственной регистрации договор свидетельствовал о несоответствии сделки требованиям закона.

При этом суд кассационной инстанции отметил, что, признавая действия регистрирующего органа неправомерными, суд первой инстанции фактически разрешил спор о праве В-ной на приватизацию квартиры. Однако, суд не учел, что данный спор не являлся предметом рассматриваемых судом требований — предметом спора являлось требование о признании действий регистрирующего органа неправомерными. Не учел суд и то, что регистрирующий орган в рамках своей компетенции и в пределах предоставленных ему законом полномочий лишен возможности разрешить вопрос о праве заявительницы на приватизируемую квартиру.

Не согласилась кассационная инстанция и с доводами о том, что в случае, если сделка никем не оспорена, регистрирующий орган не вправе отказать заявителю в регистрации сделки. Заявительнице В-ной отказано в государственной регистрации права по мотиву несоответствия по содержанию представленных документов требованиям законодательства, то есть по мотиву ничтожности сделки. Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации признание ничтожной сделки недействительной, в отличие от оспоримой сделки, не требуется.

(дело N 33-1116/07)

Так как постановление судебного пристава-исполнителя, послужившее основанием для перехода права и регистрации права собственности на квартиру, признано незаконным, Управление регистрационной службы обоснованно произвело запись о прекращении права собственности на квартиру.

7. У. обратился в суд с заявлением об обязании Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике восстановить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) запись о регистрации его права собственности на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь.

Требования мотивированны тем, что решением Алатырского районного суда Чувашской Республики от 28 июня 2000 года с Ф. в пользу У. взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, убытки и судебные издержки, также обращено взыскание на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского г. Алатырь ЧР.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя от 5 августа 2002 года У. была передана заложенная квартира, и он произвел регистрацию права собственности на неё.

Последующими судебными решениями постановление судебного пристава-исполнителя от 5 августа 2002 года о передаче квартиры было признано незаконным.

15 апреля 2003 года на основании определения Алатырского районного суда ЧР от 20 ноября 2002 года регистрационной службой зарегистрированное право собственности У. на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь прекращено.

У., обратившись с заявлением об обязании восстановить в ЕГРП запись о праве, исходит из того, что определением Алатырского районного суда Чувашской Республики от 20 ноября 2002 года разрешалась лишь жалоба на действия судебного пристава-исполнителя, но его право собственности на квартиру никем не было оспорено.

Решением Алатырского районного суда Чувашской Республики, оставленным в силе определением судебной коллегии Верховного Суда Чувашской Республики, отказано в удовлетворении заявления У. в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Из части 1 статьи 17 данного Закона следует, что основаниями для государственной регистрации наличия, прекращения, перехода, ограничения прав на недвижимое имущество и сделок с ним среди прочих являются вступившие в законную силу судебные акты.

5 августа 2002 года судебным приставом-исполнителем Алатырского районного подразделения судебных приставов, исполнявшим соответствующее решение суда о взыскании с Ф. в пользу У. денежных средств, вынесено постановление о передаче У. в счет погашения долга квартиры по ул. Жуковская, дом N 62 г. Алатырь, принадлежащей Ф.

На основании этого постановления судебного пристава-исполнителя и акта приема-передачи от 5 февраля 2002 года за У. зарегистрировано право собственности на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь Чувашской Республики.

20 ноября 2002 года определением Алатырского районного суда Чувашской Республики указанное выше постановление судебного пристава-исполнителя было отменено. Суд обязал службу судебных приставов возвратить Ф. домовую книгу на указанную квартиру.

Учитывая, что постановление судебного пристава-исполнителя, которое послужило основанием для перехода права и регистрации права собственности на указанную выше квартиру за У., признано незаконным и утратило юридическую силу, право собственности У. на данную квартиру не возникло, в связи с чем не имелось необходимости и оспаривать это право.

Управление законно и обоснованно 15.04.2003 года произвело запись о прекращении права собственности У. на квартиру.

(дело N 33-1185/08)

Решая вопрос о государственной регистрации сделки по правилам статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обязан убедиться в законности сделки, в том, что она отвечает интересам обеих сторон и не имеется оснований к отказу в регистрации.

8. В. обратился с иском к ООО о вынесении решения о государственной регистрации сделки купли-продажи. Заявленные требования истец мотивировал тем, что ответчик уклоняется от регистрации сделки в Управлении.

Суд отказал в удовлетворении заявленного требования исходя из следующего.

В силу положений статей 17 , 18 , 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», решая вопрос о государственной регистрации сделки вместо регистрирующего органа по правилам статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обязан убедиться в законности сделки, в ее заключенности, в том, что она отвечает интересам обеих сторон и не нарушает права и интересы иных лиц и что не имеется оснований к отказу в регистрации прав.

Анализируя существо сделки, суд счел, что сделка купли-продажи не соответствовала требованиям закона и не могла быть зарегистрирована.

В силу статьи 182 Гражданского кодекса РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства. В соответствии со статьей 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган вправе принимать решения по всем вопросам, которые законом или уставом общества не отнесены к компетенции общего собрания общества.

В., будучи единоличным исполнительным органом общества и единственным его участником, фактически продал его самому себе и вывел из собственности общества без какой-либо оплаты.

Судом также было установлено, что между сторонами в требуемой законом форме не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в частности, стороны не достигли соглашения о цене договора и порядке внесения оплаты.

Кроме того, согласно статьям 165 и 551 Гражданского кодекса РФ суд вправе вынести решение о государственной регистрации сделки только в том случае, если вторая сторона сделки безосновательно уклоняется от такой регистрации. Вместе с тем, по делу усматривалось, что к моменту рассмотрения дела решение Арбитражного Суда Чувашской Республики об открытии конкурсного производства в отношении ООО было отменено, конкурсный управляющий утратил свои полномочия. Единственным участником общества и его директором вновь являлся В., который не мог возражать против регистрации сделки, совершенной им с собой и не возражал против этого в судебном заседании. Таким образом, спор между ним и его собственным представителем был создан сторонами искусственно. Его целью являлось не разрешение спора о праве, а упрощение процедуры регистрации договора, не соответствующего закону.

(дело N 33-1006/07)

9. Д., действующий от имени малолетней дочери — Е., М., действующая от имени В-вой по доверенности, обратились в Управление с заявлением о государственной регистрации договора купли-продажи от 02.11.2007 и перехода к Д. права собственности на квартиру.

16.11.2007 на основании заявления В-вой о возврате документов государственная регистрация договора и перехода к Д. права собственности была приостановлена.

Смотрите так же:  Как подать на развод архангельск

Д. вышла в суд с иском к В-вым о признании договора состоявшимся, регистрации данного договора и перехода права.

Суд установил, что свои обязательства по договору купли-продажи сторона данного договора — истица Д. исполнила в полном объеме, уплатив 2 млн. рублей, что подтверждается представленными письменными доказательствами и не оспаривается другой стороной.

Обращение В-вой с заявлением о возврате договора купли-продажи, представленного на государственную регистрацию, без проведения государственной регистрации, следует расценивать как уклонение от государственной регистрации сделки.

В соответствии с пунктом 3 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки, и в этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

Так как договор купли-продажи квартиры совершен в надлежащей форме и полностью исполнен Д., его следует признать состоявшимся и подлежащим государственной регистрации, вследствие чего государственной регистрации подлежит также переход права и право собственности Д. на квартиру.

Доводы ответчиков о том, что договор купли-продажи квартиры является недействительным в силу того, что не были выполнены условия органа опеки и попечительства по приобретению 2/3 долей на имя несовершеннолетней Е. в другой квартире в г. Новочебоксарск, судом не приняты во внимание. Указанные обстоятельства не свидетельствуют о незаконности договора купли-продажи и не влекут его недействительность ( статьи 167 , 168 Гражданского кодекса РФ).

Нарушение прав несовершеннолетней, на что ссылались ответчики, произошло в результате проявленной неосторожности и неосмотрительности ответчиков по распоряжению полученными денежными средствами, поскольку именно ответчики, являющиеся родителями Е., обязаны были обеспечить права дочери путем приобретения другого жилья. Неблагоприятные последствия таких действий ответчиков не могут быть возложены на невиновную сторону договора.

(дело N 33-1114/08)

Материал подготовлен Управлением
Федеральной регистрационной службы
по Чувашской Республике

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики

Обзор судебной практики по делам об оспаривании права собственности на недвижимое имущество


ОБЗОР

судебной практики

Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики

по делам об оспаривании права собственности на недвижимое имущество,

государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним,

оспаривании отказа в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, рассмотренным в 2007 г.

В случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Закрытое акционерное общество работников народного предприятия обратилось в арбитражный суд с иском к администрации поселкового совета о признании права собственности на часть административного здания, расположенного в поселке. Истец указал, что спорный объект построен полностью за счет его правопредшественника — колхоза.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в иске истцу отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что строительство административного здания частично профинансировано государством для размещения в нем сельского совета, который занимает спорное помещение с момента ввода в эксплуатацию как собственное, доказательств использования им спорных помещений на ином праве не представлено.

Основанием возникновения (приобретения) права собственности на новую вещь согласно статье 218 Гражданского кодекса Российской Федерации является создание ее лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов. Из содержания названной нормы следует, что в случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Акт государственной комиссии по приемке объекта и факт нахождения здания на балансе общества сами по себе не подтверждают наличие у истца права собственности на все здание. Представленный истцом акт государственной комиссии о принятии в эксплуатацию административного здания колхоза не содержит сведений о заказчике, местонахождении и о том, за чей счет осуществлялось строительство.

В материалы дела представлены доказательства, подтверждающие, что строительство здания осуществлялось и с целью размещения в нем сельского совета. Согласно распоряжению Совета Министров республики от 21.03.1973 районному исполкому выделено 25 тыс. рублей на оплату задолженности по строительству административного здания сельсовета. С момента ввода здания в эксплуатацию администрация занимает спорные помещения как собственные, доказательств использования ответчиком спорных помещений на ином праве не представлено.

Иск о признании права подлежит удовлетворению только в случае установления правовых оснований для обладания истцом спорной вещью на заявленном им праве.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к администрации района и администрации поселка о признании права собственности на материальные активы и основные средства, находящиеся на собственном балансе (оборудование и недвижимость).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, в иске истцу отказано.

Суд исходил из того, что спорное имущество не может принадлежать на праве собственности предприятию, так как согласно данным соответствующего реестра является муниципальной собственностью.

Нахождение на балансе предприятия указанного имущества не является безусловным основанием возникновения права собственности, унитарное предприятие обладает имуществом лишь на праве хозяйственного ведения.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства неправомерного изъятия имущества собственником.

Из имеющегося в деле акта приема-передачи следует, что спорное имущество, изъятое из хозяйственного ведения истца на основании распоряжения администрации села, передано иному муниципальному унитарному предприятию. Указанный ненормативный акт не отменен и не оспорен истцом или иными заинтересованными лицами.

Сделка по распоряжению самовольной постройкой является ничтожной.

Общество с ограниченной ответственностью (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу работников народного предприятия (далее — предприятие) с требованиями произвести государственную регистрацию перехода к обществу права собственности на недвижимое имущество, полученное от предприятия по соглашению в счет погашения задолженности по договору займа, а также об обязании регистрационной службы зарегистрировать право собственности за обществом на указанные объекты.

В обоснование исковых требований общество ссылалось на отказ управления в государственной регистрации права собственности и уклонения предприятия от государственной регистрации перехода права (пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса РФ).

Предприятием заявлен встречный иск о признании недействительным соглашения о передаче имущества ввиду того, что спорное имущество является самовольной постройкой, не находится в гражданском обороте и не может быть предметом сделки по отчуждению.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, отказано в первоначальном иске, встречный иск удовлетворен.

Суд установил, что спорные объекты возведены предприятием за счет собственных средств хозяйственным способом, в отсутствие разрешения на строительство, согласований с соответствующими контролирующими органами и отведения земельного участка под строениями.

С учетом этого спорные объекты недвижимости признаны судом самовольной постройкой (статья 222 Гражданского кодекса РФ), право собственности на которые не возникло у предприятия.

В соответствии со статьями 168, 209, 222 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка по распоряжению имуществом, изъятым из оборота, либо совершенная неуполномоченным лицом, ничтожна, не влечет у приобретателя такого имущества права собственности, соответственно заключенное сторонами соглашение о передаче имущества является ничтожной сделкой, и переход права собственности по ничтожной сделке не подлежит государственной регистрации.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано при отсутствии надлежащих доказательств того, что сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Предпринимателем заявлен иск к администрации сельского поселения о признании права собственности на коммерческий магазин с гостиницей площадью 375,65 кв. м. и земельный участок площадью 226,35 кв. м. под строением.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске истцу отказано.

Из материалов дела следует, что постановлением главы администрации сельского поселения истцу выделен земельный участок площадью 100 кв. м. для строительства магазина. Администрацией района истцу разрешено строительство магазина площадью 135 кв. м. Истец же построил магазин и пристрой для использования под гостиницу, и обратился в арбитражный суд с иском о признании права собственности на коммерческий магазин с гостиницей площадью 375,65 кв. м. и земельный участок площадью 226,35 кв. м.

Судебные инстанции пришли к выводу, что пристройка к магазину — гостиница является самовольной постройкой.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой : продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Истцом не предоставлено доказательств того, что сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан (акт приемки в эксплуатацию не утвержден и касается только магазина). Дополнительный земельный участок под гостиницу истцу не предоставлен. В связи с этим в иске отказано.

Если продавец не является собственником имущества, договор купли-продажи является ничтожной сделкой.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам Кабардино-Балкарской Республики о признании права собственности на часть нежилых помещений в здании. В обоснование требований истец сослался на заключенный с иной фирмой договор купли-продажи указанных помещений от 04.05.1991 г.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной инстанции и кассационной инстанции, в иске отказано.

Судебные инстанции исходили из того, что согласно сведениям из реестра государственного имущества Кабардино-Балкарской Республики спорное помещение является объектом государственной собственности. Следовательно, договор купли-продажи, на который ссылается истец, является ничтожной сделкой, так как продавец не являлся собственником имущества. В силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации такая сделка не влечет юридических последствий, право собственности на спорное имущество не возникает.

Представленная истцом выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в котором отсутствуют зарегистрированные права на спорную часть помещений, оценена судебными инстанциями как не противоречащая выписке из реестра государственного имущества, так как в соответствии с положениями пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу названного Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Поскольку с момента ввода в эксплуатацию и на момент разграничения собственности спорные помещения являются государственной собственностью, у общества, занимающего спорные помещения, отсутствуют правовые основания для возникновения права собственности на спорное помещение.

Министерство культуры и информационных коммуникаций обратилось с иском к республиканскому отделению учебно-производственного предприятия всероссийского общества слепых (далее — общество) о признании недействительной государственной регистрации за ответчиком права собственности на помещение Республиканской библиотеки для слепых.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, регистрация права собственности за обществом слепых на нежилое помещение признана недействительной.

В силу статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Зарегистрированное право может быть оспорено в судебном порядке. Оспаривание зарегистрированного права означает доказывание отсутствия оснований для регистрации права.

Как установлено судебными инстанциями, решением исполкома городского совета от 09.01.1968г. республиканскому отделению Всероссийского общества слепых отведен земельный участок под строительство жилого многоквартирного дома, на первом этаже которого планировалось разместить библиотеку. Актом государственной комиссии от 26.07.1972г., утвержденным решением исполкомом горсовета от 29.08.1972г., данный жилой дом принят в эксплуатацию.

28.08.2004г. Обществу выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на встроенное нежилое помещение, в котором расположена Республиканская библиотека для слепых.

Смотрите так же:  Дет пособия до 3 лет

В то же время на основании постановления правительства республики помещения Республиканской библиотеки для слепых приняты безвозмездно в государственную собственность республики из муниципальной собственности города. В последующем помещения переданы на баланс Министерства культуры на праве оперативного управления.

Основанием для государственной регистрации права собственности Общества на спорное помещение в свидетельстве о государственной регистрации указано решение местной администрации и акт государственной приемочной комиссии от 21.09.1972г. Однако данные документы могли свидетельствовать, в частности, о возникновении права на сданный в эксплуатацию объект только у заказчика, но не у учрежденного им или его правопреемником юридического лица.

Ответчик не представил документов, подтверждающих приобретение им права собственности по установленным гражданским законодательством основаниям (пункт 1 статьи 66, пункт 3 статьи 213, глава 14 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Кроме того, согласно статье 218 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием возникновения (приобретения) права собственности на новую вещь является создание ее лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов. Из содержания названной нормы следует, что в случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Материалы дела свидетельствовали, что строительство спорного помещения библиотеки для слепых велось за счет отчислений от капитальных вложений, выделяемых на жилищное строительство независимо от источника финансирования, поэтому в силу Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» и приложения №3 к нему, данное строение отнесено к муниципальной собственности.

Помещения библиотеки безвозмездно переданы из муниципальной собственности города в собственность республики. Доказательств финансирования Всероссийским обществом слепых возведения спорных помещений не представлено. Библиотека находится у Министерства культуры на праве оперативного управления. Кроме того, ответчик не приобрел вещное право на спорный объект, так как нежилое помещение не внесено в уставной капитал общества его единственным участником — Всероссийским обществом слепых.

При определении уровня собственности имущества, используемого в процессе деятельности государственных организаций, исходят из того, что все имущество, которое в установленном законом порядке предоставлялось и использовалось государственной организацией в процессе своей деятельности, должно относиться к одному уровню собственности. Отнесение нежилых помещений к одному уровню собственности, а иных материальных объектов (оборудования) к другому недопустимо, поскольку нарушает имущественный комплекс, на основе которого была создана и функционирует организация.

Поскольку изначально, с момента ввода в эксплуатацию и на момент разграничения собственности, спорные помещения в установленном законом порядке были предоставлены библиотеке, имущество которой является государственной собственностью, фактически находились в ее владении, у общества отсутствуют правовые основания для возникновения права собственности на спорное помещение.

Внесение платы третьим лицам не доказывает выкуп арендованного имущества.

Обществом с ограниченной ответственностью «Дом моды» заявлен иск о признании незаконными действий Департамента по управлению городским имуществом по внесению здания Дома моды в реестр муниципальной собственности.

Истец в качестве доказательств своего права на здание представил договор аренды с правом выкупа от 12.07.1989 г., заключенный между производственным объединением, на балансе которого числилось здание, и трудовым коллективом работников республиканского Дома моды, устав арендного предприятия «Республиканский Дом моды» с решением о его регистрации, распоряжение Государственного комитета республики по управлению государственным имуществом от 10.02.1993 г. №114 о проведении приватизации Дома моды и признании за трудовым коллективом права выступать в качестве покупателя, копии платежных поручений и квитанций отделений Сбербанка России, которыми, по мнению истца, подтверждено внесение выкупных платежей за арендованное имущество, уплата в бюджет налога на имущество и внесение государственной пошлины за приватизацию. Ссылаясь на истечение срока хранения бухгалтерских документов, истец заявил, что часть платежных документов, подтверждающих внесение выкупных платежей, утрачена.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в иске истцу отказано.

Суд пришел к выводу, что представленными документами не доказан выкуп и приватизация здания Дома моды. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 14.10.1992 г. № 1230 «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду» (п.п. 2, 3, 5) договоры аренды, заключенные до введения в действие Указа, подлежали переоформлению и правопреемниками по таким договорам аренды, в том числе с правом выкупа, являются комитеты по управлению имуществом; выкуп имущества, сданного в аренду, осуществляется арендаторами, организационно-правовая форма которых приведена в соответствие с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

Арендное предприятие в надлежащем порядке не было преобразовано, представленными копиями платежных документов внесение в бюджет платы за основные фонды не подтверждено (внесение платы третьим лицам не доказывает выкуп арендованного имущества), распоряжение Государственного комитета республики по управлению государственным имуществом № 114 от 10.02.1993 г. свидетельствует о намерении провести приватизацию Дома моды и признает право трудового коллектива выступить покупателем, но не подтверждает проведение приватизации, так как план приватизации не утвержден, договор купли-продажи не заключен, свидетельство о государственной регистрации отсутствует.

Поскольку спорное здание не было приватизировано в установленном порядке, департамент по управлению городским имуществом имел право распоряжаться этим имуществом, в том числе сдавать в аренду истцу.

Суд признал правомерным включение здания Дома моды в реестр муниципальной собственности исходя из положений Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 г. №3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».

Осуществление приватизации государственного и муниципального имущества способами, отличными от способов, установленных Законом о приватизации, не допускается, а соответствующие сделки приватизации являются ничтожными.

Министерство по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам (далее — министерство) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее — общество) об обязании возвратить в собственность республики комплекс объектов недвижимости в связи с истечением срока договора доверительного управления спорным имуществом.

Общество предъявило встречный иск и просило обязать министерство исполнить пункт договора доверительного управления о передаче в собственность общества спорного имущества, являющегося предметом доверительного управления.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, первоначальный иск удовлетворен по тем основаниям, что заключенный истцом и ответчиком договор доверительного управления спорным имуществом прекратил свое действие, и в силу статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления.

В удовлетворении встречного иска отказано с указанием на ничтожность пункта договора доверительного управления, предусматривающего переход в собственность общества имущества, переданного в доверительное управление после окончания срока, на которое оно введено.

Указанное условие фактически означает приватизацию республиканского имущества. Однако статья 13 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» не предусматривает такого способа приватизации.

Противоречия между документами, представленными для государственной регистрации права, являются основанием для отказа в регистрации.

Закрытое акционерное общество (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к регистрационной службе об обязании зарегистрировать право собственности на нежилые помещения.

Общество считало отказ в государственной регистрации незаконным, поскольку право собственности истца подтверждено распоряжением Кабинета Министров республики, которым разрешено Государственному комитету по управлению государственным имуществом республики произвести безвозмездную передачу в собственность правопредшественнику истца, в счет изъятых у него производственных площадей, объекты государственной собственности, в том числе спорные помещения; распоряжением Государственного комитета по управлению государственным имуществом республики о передаче указанных помещений, а также свидетельством о праве собственности, выданным Фондом государственного имущества республики.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции пришел к выводу, что представленные истцом на государственную регистрацию права собственности документы соответствуют требованиям Закона о государственной регистрации и являются основанием для государственной регистрации соответствующего права.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований отказано.

Статья 20 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусматривает, что в государственной регистрации прав может быть отказано в случаях, если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства; лицо, выдавшее правоустанавливающий документ, не уполномочено распоряжаться правом на данный объект недвижимого имущества; правоустанавливающий документ об объекте недвижимого имущества свидетельствует об отсутствии у заявителя прав на данный объект недвижимого имущества; не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав; имеются противоречия между заявленными правами и уже зарегистрированными правами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» документы, устанавливающие наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав на недвижимое имущество и представляемые на государственную регистрацию прав, должны соответствовать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, и отражать информацию, необходимую для государственной регистрации прав на недвижимое имущество в Едином государственном реестре прав. Указанные документы должны содержать описание недвижимого имущества и, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, вид регистрируемого права и в установленных законодательством случаях должны быть нотариально удостоверены, скреплены печатями, должны иметь надлежащие подписи сторон или определенных законодательством должностных лиц.

В соответствии с пунктом 35 Приказа Министерства юстиции от 01.07.2002г. № 184 регистрационной службой проведена правовая экспертиза документов, представленных для государственной регистрации, в результате которой установлено, что имеются противоречия между представленным истцом свидетельством, выданным Фондом государственного имущества республики (как документ являющийся основанием для регистрации), в котором указана площадь 912 кв.м, и представленным техническим паспортом спорного помещения, в котором указано, что площадь составляет 454.2 кв.м.

При указанных обстоятельствах отказ в государственной регистрации права является обоснованным.

Свидетельство о государственной регистрации права не является актом, который может быть оспорен в арбитражном суде.

Районное потребительское общество обратилось с иском о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности.

Производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 2 Закона №122-ФЗ от 21.07.1997г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

По смыслу названной статьи в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не свидетельство о регистрации.

Свидетельство, подтверждающее внесение объекта в Единый государственный реестр прав, служит целям учета объектов и не может нарушать чьих-либо прав, в связи, с чем его оспаривание не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

При наличии обеспечительных мер в виде запрета на регистрацию прав и сделок в отношении недвижимого имущества отказ регистрационной службы является правомерным, несмотря на то, что договор купли-продажи подписан и исполнен до принятия обеспечительных мер.

Общество с ограниченной ответственностью (далее — Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения регистрационной службы об отказе в государственной регистрации перехода от третьего лица к истцу права собственности на нежилые здания.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требований отказано.

Отказ в регистрации перехода права признан правомерным, учитывая, что до обращения Общества в регистрационную службу, в рамках дела о банкротстве третьего лица судом были приняты обеспечительные меры в виде запрета на регистрацию и перерегистрацию прав и сделок на недвижимое имущество, принадлежащее в настоящее время и принадлежавшее ранее третьему лицу, в том числе расположенное вне юридического адреса должника.

Судебными инстанциями не принят довод заявителя о том, что договор купли-продажи имущества был заключен до поступления в арбитражный суд заявления о признании третьего лица несостоятельным (банкротом), поскольку право собственности возникает у приобретателя недвижимого имущества с момента государственной регистрации перехода права собственности, а не с момента передачи вещи.

Судебная практика по регистрации прав на недвижимое имущество